Вести Экономика | Интервью

Якобсон: внутренние резервы нуждаются в стимулах

5 декабря 2016  Источник http://www.vestifinance.ru/

О действиях ЦБ по сокращению уровня инфляции, слаженности работы финансово-экономического блока правительства, поиску скрытых резервов рассказал в программе "Курс дня" Лев Якобсон, первый проректор Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики".

- Как вы оцениваете выступление в Госдуме Эльвиры Набиуллиной, председателя Банка России? Можем ли мы достичь тех целей, которые себе ставили на протяжении всего года?

- Все мы ощущаем неопределенность. Это некий факт, с которым надо и жить, и, вместе с тем, как-то справляться. И отсюда некоторая, на взгляд многих, сверхконсервативная политика ЦБ оправдана. При меньшей неопределенности она могла бы быть и более смелой. Мы это зачастую забываем, когда говорим, а где-то она там другая. Сможем ли достичь целевого показания по инфляции? Судя по динамике, которую мы сегодня имеем, должны, и это получится. Хотя опять приходится вспомнить о факторе неопределенности. Конъюнктурные факторы, в том числе некоторые позитивные всплески, как мы понимаем, могут подтолкнуть инфляцию. Тем не менее Центробанк не отступает от своей линии и делает это мужественно. Иногда задумаешься, насколько оправдана такая жесткая политика Банка России.

- Как вам кажется, усилится ли слаженность работы финансово-экономических ведомств и Центрального банка?

- Слаженность работы, она есть. При всех шероховатостях, а они неизбежны, была какая-то рассогласованная политика Минфина, Минэкономики, Центробанка. Координация, в общем, есть. При том, что есть и трения. Я бы не обольщался насчет того, что их вообще не будет. При том, что, наверное, их будет несколько меньше теперь.

- Видите ли вы взаимосвязь между Посланием президента Федеральному собранию и проектом бюджета, который будет обсуждаться 7 декабря?

- Взаимосвязь, конечно, есть - это очевидно. Мы замечаем, что президент и в послании, и в своих других выступлениях поддерживает линию правительства. Это основной вектор. С другой стороны, видим - и тоже вполне закономерно, - президент ставит планку несколько выше.

Я не вижу, чтобы из послания вытекала необходимость какого-то изменения вектора. Другой вопрос, что постановка планки на более высокий уровень, она давала повод, мне это приходилось от депутатов слышать, почему правительство так низко свою планку ставит. Это касается прогноза ВВП, ну, отсюда вытекают и параметры бюджета.

В данном случае каждый играет свою роль. Президент требует двигаться быстрее, изыскивать резервы. В бюджет закладываются довольно скромные темпы.

Давайте задумаемся. И здесь я опять бы вспомнил о неопределенности. Я в таких случаях люблю проецировать жизнь национальной экономики на жизнь семьи.

Допустим, мы планируем расходы на три года вперед. Мы, конечно, можем делать это очень амбициозно, говорить, то ли в лотерею выиграем, читай - нефтяные цены вырастут. То ли хорошую работу найдем, читай - производительность труда поднимем. Надо к этому стремиться.

Планируя обязательные расходы, мы должны быть консервативны. В этом я вижу логику бюджета. Он трехлетний, что само по себе смело в условиях такой неопределенности. Да, он осторожный. Я вообще надеюсь, что мы перевыполним поставленные планы, но не надо быть заранее слишком оптимистичным.

- Против подобного консервативного бюджета можно возразить, например покупая автомобиль для заработка или квартиру для сдачи в аренду? Таким образом, совершая инвестиции в будущее. - Действительно, мы с вами коснулись спора, который не нов для россиян. Увеличение финансирования сводится к двум методам: либо за счет эмиссии, либо за счет бюджетных расходов.

- А резервы-то есть?

- Да, резервы есть. Я хочу напомнить, что еще больше есть денег на депозитах. Депозитах предприятий, причем в разы больше депозитов граждан. И деньги эти работают плохо.

- Глава Счетной палаты Татьяна Голикова заявила о неэффективной поддержке банков.

- Неэффективная поддержка. А почему? А потому, что производственное использование денег, даже тех, которые есть, их еще не напечатали, в бюджет не заложили, но сами деньги есть. Они хранятся на депозитах. Они оказывают определенную поддержку, но, к сожалению, она не самая эффективная. Мы снова упираемся не в нехватку денег. Конечно, всем денег не хватает. Это понятно.

Мы упираемся в стимулы и условия использования средств. Поэтому я выступаю за достаточно консервативную политику. Еще раз скажу, очевидно, что денег, лучше бы их было больше. Мало того, мы привыкли к тому, что их больше в реальном выражении. Может быть, еще даже поговорим о том, какие необходимые расходы мы сокращаем. Но давайте все-таки в первую очередь думать о том, как заставить работать имеющиеся деньги. Потому что, если не будем заниматься повышением эффективности использования денег, при увеличении эмиссии новые средства тоже будут плохо работать. Это же путь в никуда.

- Основные расходные статьи бюджета расходы на оборону и социальный сектор. Могут ли эти статьи бюджета быть драйверами роста экономики? Что говорят исследования?

- Действительно, это так, основные расходы бюджет несет по оборонным и социальным статьям. Расходы на оборону заметно выросли за 2014-15-й год.

Во-первых, все же понимаем, что на самом деле в проекте бюджета заложен весьма умеренный рост. Темпы заметно ниже, чем были в последние годы. А, если учесть инфляцию, то рост совсем незначительный. Это тоже надо осознавать.

Второй момент, о котором я бы сказал, расходы эти не во всем прозрачны. Что объективно обусловлено, мы понимаем, не все можно открывать. Поэтому трудно анализировать резервы и принципы работы. Основной рост оборонных расходов - это не повышение довольствия военнослужащих, а увеличение закупок и модернизация армии. Конечно, модернизация армии - это драйвер. Но еще раз говорю, это все не совсем прозрачно. Поэтому здесь мы можем говорить пока только в общей форме. Да, безусловно, закупки новой техники, ее разработка может быть драйвером. Оптимально распределены эти средства - не оптимально, я сейчас сказать не готов.

- Как можно оптимизировать социальные расходы? Как провести оптимальную реформу социальных расходов? Нужно ли это делать? Есть ли время? Многие говорят, что это нужно было сделать вчера.

- Ну, все лучше сделать было вчера. Справедливости ради надо сказать, что определенные вещи делались. Упомяну, например, такую меру спорную, на мой взгляд, правильную, которую проводил бывший министр образования. Вузы, которые зря тратили государственные деньги, а что еще хуже, растрачивали время молодых людей. Человек поступал в вуз, получал никому не нужное псевдообразование. Шел работать в магазин продавцом.

При этом мы ощущаем резкую нехватку средств. И что, безусловно, заботит в последние годы - не только расходы на образование, но и на здравоохранение.

Расходы в реальном выражении снизились очень сильно. Проект трехлетнего бюджета большого оптимизма не внушает. Расходы на образование снижаются в целом по бюджетной системе даже в номинальном выражении. Надеюсь, что определенные корректировки будут внесены, и расходы на образование будут сбалансированы. Несмотря на наличие дыр, существуют и резервы.

Расходы на здравоохранение носят более тревожный характер. В бюджете предусматривается увеличение финансирования за неработающее население, что повлечет за собой дополнительную нагрузку на региональные бюджеты. Полурешение, которое окончательно не принято, - увеличить зарплаты в 19-м году. Это тоже определенная поддержка, но там дефициты огромные.

Давайте понимать, что наши расходы на здравоохранение составляют 3,5% от ВВП. При бесплатном здравоохранении это очень трудно объяснять иностранцам, как в таких условиях сходятся статьи бюджета. Я иногда в таких случаях напоминаю, что расходы на здравоохранение в США больше, чем весь наш ВВП. Конечно, зарплаты там выше.

Расходы на здравоохранение – это прежде всего медицинская техника, лекарства современные. В общем, надо изыскивать резервы. По моему убеждению, прежде всего здесь нужны резервы. При том, что внутренние факторы использования, они тоже значимы. Поставив задачу повышать оплату врачей, медсестер, а это правильная задача, для сохранения персонала в отрасли. Складывающаяся ситуация заставила найти многие резервы. Отрасль существует на пределе, нужно изыскивать резервы и повышать расходы. - Где еще могут быть резервы? Некоторые эксперты оценивают дополнительные расходы на уровне 1 трлн рублей.

- Резервы могут носить различный характер. В каждой отрасли есть свои резервы. Повторяю, даже не исключая образования. Строительство за государственный счет. Ну, это же притча во языцех.

Обращу внимание на меру, которая в проект бюджета заложена. Перечисление не менее 50% дивидендов компаний с госучастием в бюджет.

- Как вы к ней относитесь?

- Непростая мера. Надо понимать, что, с одной стороны, эти деньги шли на инвестпрограммы. С другой стороны, мы редко задумываемся, они, эти средства шли на государственную благотворительность. Шли и идут не из бюджета, а за счет какой-либо компании, например построить стадион - построим или еще что-то подобное сделаем.

Такие меры носят менее прозрачный характер, но имеют важное социальное значение. Соответственно подобные меры не так хорошо просчитаны, они менее прозрачны, в результате менее эффективное использование. Вот вам тоже резерв. Он заложен в проект бюджета. Есть более спорные вещи. Например, так называемый налог на тунеядцев, но он не заложен в бюджет.

Спорная очень мера. С одной стороны, справедливое мнение, чтобы люди занятые в неформальном секторе, платили. Там кто-то вообще не работают. Они не платят налог на доходы физических лиц (НДФЛ), не платят других налогов - соцстрах, на медицину и другие.

Давайте с них деньги возьмем, но надо учитывать два момента. Первый: очень многие из этих людей, далеко не все, это люди очень бедные. Которые как-то перебиваются, им платить нечем. Второй момент: организовать систему сбора этого налога. Соответственно нужна поэтапная программа вывода людей из теневой экономики, определенные соображения существуют. Быстро эти резервы не взять.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=319208. Об использовании информации.