Вести Экономика | Интервью http://www.vestifinance.ru/ |

Fitch: при крахе нефти банки начнут скупать валюту

  6 декабря 2016
Начните торговлю и получите $ 30 бонус в подарок!
Консервативная политика банков позволила накопить подушку ликвидности, которая в определенных условиях может провоцировать рост инфляции. Об этом рассказывает в интервью Александр Данилов, старший директор аналитической группы по финансовым организациям рейтингового агентства Fitch Ratings.

- Как вы оцениваете шаги Банка России в отношении регулирования ликвидности российских банков? Напомню, что с 2017 г. вводится коэффициент ликвидности российских банков. Все ключевые банки этот коэффициент уже выполняют, по этому критерию проходят требования Банка России.

- Да, с ликвидностью в банковском секторе сейчас все в порядке. Можно констатировать этот факт. Тот приток депозитов, который случился, и проводимая консервативная политика банков по кредитованию позволили им, по сути, накопить эту подушку ликвидности, которая им свободно позволяет эти нормативы выполнять.

- Подушка ликвидности связана, насколько я понимаю, в значительной части с бюджетной политикой?

- Да, совершенно верно. Это вот тот процесс, когда Минфин продает валюту из резервных фондов, а ЦБ ее покупает, печатая рубли. Соответственно эти рубли потом попадали в банковскую систему.

- Так называемый структурный профицит ликвидности, который мы видим уже по всем прогнозам, получим в 2017 году, это действительно какая-то фундаментальная вещь, то есть нет ли здесь долгосрочных рисков для банковского сектора получить проблему с ликвидностью? Или об этом вообще не нужно пока думать?

- Риск существует больше для финансовой стабильности. Если этот процесс выйдет из-под контроля, банки, допустим, будут использовать эти деньги для того, чтобы активно развивать кредитование, это может привести к появлению пузырей, а также не позволит ЦБ добиться тех ожиданий по инфляции, которые они ставят, – 4%.

- Насколько ликвидность и кредитование связаны между собой? И какая между ними существует функциональная зависимость?

- Но если у банков не будет денег, то они просто перестанут кредитовать. Ликвидность – это просто ресурсы. Если у банков есть ресурсы, они могут дальше с ними что-то делать.

На сегодняшний момент у них есть два выбора: если она в избыточном количестве, либо ее держать в ЦБ, а на сегодняшний момент предоставляется такая возможность, тем самым ЦБ оттягивает ликвидность, не позволяя банкам слишком сильно кредитовать экономику, и тем самым провоцировать инфляцию. Либо кредитовать действительно, но тогда надо нести кредитные риски. Собственно говоря, банки находятся в такой ситуации.

- Но это нормальная функция банков, если нет проблем с ликвидностью, кредитовать никого не будешь. Но если много ликвидности означает априори, что банк может выдавать долгосрочные кредиты?

- Многое зависит от источников фондирования, и от тех трендов, которые в банке ожидают по ликвидности. Если они ожидают, что приток ликвидности будет, что никаких каких-то серьезных катаклизмов не предвидится, оттоков не будет, тогда банки кредитуют долгосрочные проекты короткими деньгами. Это собственно их бизнес, такая трансформация срочности. Кредитование - их основная функция, но они должны риски грамотно для себя оценивать.

- Почему данные агентства Fitch Ratings фиксируют консервативный подход к кредитованию?

- Стоит отметить несколько моментов. С одной стороны, деньги в системе есть, но кредитование активно не растет. И здесь факторов много.С одной стороны, некого кредитовать. Банки готовы ссудить деньги клиентам, но им деньги не нужны, даже по этим ставкам, которые сейчас немножко упали. Те клиенты, которые нуждаются в кредитовании, банки не готовы их кредитовать из-за повышенных кредитных рисков.

Банки еще не справились с теми проблемами, которые у них были. Поэтому наблюдается некий парадокс.

Дополнительно ЦБ дает возможность размещать деньги у себя под приличную ставку. Соответственно крупные банки, в которых есть действительно профицит ликвидности, вместо всей этой головной боли, оценки кредитных рисков, взвес на капитал, они просто могут разместить деньги в ЦБ и спокойно с нулевым риск-взвесом, никакого давления на капитал, никаких кредитных рисков, зарабатывают свою комиссию – маржу. Собственно, что и происходит.

- Рано или поздно Банк России будет понижать ставки. Соответственно хранение коммерческими банками средств на счетах в ЦБ станет менее привлекательным. Возможно, появится спрос на деньги со стороны реального сектора. Как вы думаете, где порог чувствительности, после которого ситуация может переломиться?

- Если ставка ЦБ будет всегда конкурировать со ставкой рыночной, то получается, банки могут всегда размещать деньги там. ЦБ хочет оставить это как инструмент для управления ликвидностью в стране, поскольку ожидание - все равно что эмиссия рублевая будет продолжаться. Понятно, что, может быть, в меньшем объеме, поскольку Минфин, скорее всего, не захочет все свои резервные фонды тратить, а будет больше занимать, но, тем не менее, все равно какой-то объем эмиссии будет.

Таким образом, чтобы не было возрастающих инфляционных ожиданий, ЦБ будет все равно стерилизовать ликвидность, убирать ее у банков.

- Для коммерческих банков нет разницы в кредитовании ЦБ или Минфина. Риск примерно один и тот же.

- По большому счету, да, приблизительно одинаковый. Разница заключается только в том, что ликвидность от этого не уйдет из банковской системы.

- Каковы предпосылки для возникновения условий кредитования реального сектора и инвестиций?

- Я думаю, что все-таки это должно коррелироваться с ростом экономики. Вопрос сводится к понятию, что первичней. Полагаю, что процессы должны идти нога в ногу друг с другом. То есть, если у нас будет опять рост кредитования населения, который мы недавно видели, который не привел к качественному росту, полагаю, что нам это не хотелось бы повторить этот опыт.

- Какой прогноз по профициту ликвидности в следующем году?

- Я думаю, 2 триллиона рублей, наверное, стоит ожидать дополнительного вливания. Приблизительно сопоставимо с теми объемами, которые были в этом году. Может быть, чуть меньше, потому что правительство планирует сократить дефицит бюджета, соответственно меньше потребуется продавать резервных, резервных фондов.

- Потенциально может означать появление рисков для финансовой стабильности и появление нестабильности курса рубля. Одна история – это, может быть, какое-то активное кредитование и инфляция. Вторая история – это наличие рублей, которые чуть что можно было бы конвертировать в доллары. Как риски могут материализоваться? Если да, то при каких условиях?

- Если внешние шоки какие-то будут сродни тому, что мы видели в 2014 году, если цена на нефть начнет валиться. Подобные причины, конечно, могут спровоцировать, поэтому ЦБ и, собственно говоря, переживает. В 2014 году еще банки зависели от ЦБ, канал перекрытия ликвидности был довольно простой – не выдавать больше денег. Сейчас, по сути, это деньги, которыми банки уже владеют. Банки располагают инструментом для управления.

- Как вы в целом оцениваете состояния дел в российской банковской системе?

- Российская банковская система стабильна. В новый год мы войдем достаточно спокойно. Проблем с капиталом не отмечается.

http://www.vestifinance.ru/ | Подробнее об использовании информации.