Financial Times | Периодика | ОАО "Газпром нефть"

«Газпромнефти» придется творить сланцевую революцию в России в одиночку

5 января 2017  Источник http://www.ft.com/ http://www.forexpf.ru/

Планы по освоению необъятной Баженовской свиты на грани срыва из-за утраты западных партнеров
На первый взгляд, в кустовой площадке №933 Южно-Приобского месторождения нет ничего выдающегося: сибирская болотистая местность, простирающаяся до самой линии горизонта и усеянная буровыми установками. Однако если «копнуть глубже», эта территория играет ведущую роль в попытках российской нефтяной индустрии совершить сланцевый переворот в энергетике, который может оказаться не менее революционным, чем в США 15 лет назад. «Газпромнефть», нефтяное подразделение газового гиганта «Газпрома», минувшим летом установила рекорд, завершив 30-стадийный гидроразрыв пласта на Южно-Приобском месторождении. Этот процесс осуществляется при помощи воды, песка и химикатов, участвующих в создании высокопроводимой трещины в целевом пласте для обеспечения притока нефти и газа. Если «Газпром нефть» и другие российские нефтяные компании получат доступ к т, техноголии гидроразрыва, эффект может оказаться колоссальным. С запасами в районе 75 млрд баррелей, российская необъятная Баженовская свита представляет собой крупнейшее сланцевое месторождение в мире. Такую оценку дает Минэнерго США.

Более того, многое будет зависеть от выхода российского сланца в статус крупномасштабного коммерческого производства, ведь традиционные месторождения, открытые еще в советские времена, сейчас переживают спад. Без освоения этих природных ресурсов России будет сложно поддерживать объемы добычи на текущем пост-советском рекордном уровне в 11,2 млн барр./сутки в средне- и долгосрочной перспективе. Это станет проблемой для правительства, поскольку нефть и газ остаются ключевым источником доходов государства. Планы «Газпром нефти» и ее соперников были подорваны не только низкими ценами на нефть, но и западными санкциями, в рамках которых США и ЕС запретили своим компаниям предоставлять технологии или услуги для российских сланцевых проектов. После того, как в 2014 году в ответ на аннексию Крыма были объявлены антироссийские санкции, несколько совместных проектов «Газпром нефти» и Royal Dutch Shell, «Роснефти» и ExxonMobil, а также «Лукойла» и Total, были приостановлены.

Михаил Черевко, старший инженер подразделения «Газпромнефти», занимающегося бурением в Южно-Приобском месторождении, отмечает, что такие западные нефтесервисные компании, как Schlumberger и Halliburton, «боятся Баженовской свиты, как огня». Похоже, «Газпром нефти», которую аналитики повсеместно называют отечественной компанией с самой продвинутой технологией добычи сланцевой нефти, предстоит покорять эту территорию в одиночку. «Вопрос не в том, сделаем ли мы это или нет. Это сугубо вопрос времени, - уверен Алексей Вашкевич, директор по геологоразведочным работам и развитию ресурсной базы компании. – Возможно, потребуется чуть больше времени, но мы это сделаем». «Газпром нефть» расширяет использование технологи гидроразрыва пласта и других технологий добычи сланца, включая горизонтальное бурение, которое в свое время сыграло не последнюю роль в энергетическом буме в Штатах. В последние годы компания заметно повысила эффективность добычи: среднее время, необходимое для бурения сложной скважины, сократилось на 46% по сравнению с 2011 годом.

Однако, несмотря на этот прогресс, западные санкции мешают развитию сланцевой отрасли в России. Г-н Вашкевич, который приобрел свой опыт в американской компании Hess, отмечает, что к 2023 году «Газпромнефть» планирует добывать как минимум 40 тыс. барр./сутки из Баженовской свиты. Но в сравнении с общим объемом добычи черного золота в России эта цифра отнюдь невелика. Сигнализируя об ограниченных амбициях РФ в отношении сланца, в своем стратегическом документе, опубликованном в сентябре, Министерство энергетики спрогнозировало добычу из Баженовской свиты на уровне 400 тыс. барр./сутки к 2030 году.

По словам Майкла Мойнихана, директора по российским исследованиям из консалтинговой фирмы Wood Mackenzie, низкие цены на нефть вкупе с утратой западных партнеров и ограничениями в поставке оборудования «подорвали планы России по развитию добычи сланцевой нефти как минимум на ближайшие пять лет». Санкции ограничивают поступление как западных технологий, так и опыта в гидроразрыве, считают топ-менеджеры нефтяных компаний и аналитики. Г-н Черевко уверяет, что Россия не располагает оборудованием достаточно высокого качества, чтобы заменить западных поставщиков в Баженовской свите. «Ключевой ограничивающий фактор на данный момент – это, конечно, ограниченный доступ к технологиям, - поясняет Черевко. – Опыт у нас имеется, но мы не можем масштабно прогрессировать на Южно-Приобском месторождении из-за нехватки оборудования».

По мнению Вашкевича, через несколько лет такие российские нефтесервисные компании, как «Евразия», ССК и «Инегра», догонят иностранных конкурентов благодаря государственной программе, нацеленной на стимулирование замещения западных технологий. «Пока неясно, как вести разработку [на Баженовской свите]. Мы должны постепенно, шаг за шагом, подбирать ключи [к успеху]. И сможем выйти на рентабельный уровень бурения в более широких масштабах примерно через 2-3 года», - говорит Черевко. Но он также признает, что богатый опыт западных нефтедобывающих компаний будет сложно переплюнуть.

Помимо поиска альтернатив западным технологиям и нехватки опыта, большой проблемой может стать экономика. О существовании Баженовской свиты было известно еще советским геологам, но но эта территория оказалась им не по зубам. И «Газпромнефти» еще предстоит попробовать свои силы в бурении рентабельных скважин, особенно при ценах на нефть ниже 60 долларов. Вашкевич отмечает, что одна из недавних скважин на Красноленинском месторождении давала 50 тонн нефти в сутки, но это благодаря налоговым льготам для сланцевых проектов. Но такие примеры по-прежнему относятся скорее к исключениям, нежели к правилам.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=323183. Об использовании информации.