Голубович Алексей Вести Экономика | Облигации | Главное

Облигации развивающихся стран рухнут

9 января 2017  Источник http://www.vestifinance.ru/

О перспективах российской экономики, глобальных рисках и влиянии на финансовые рынки рассказал в программе "Курс дня" Алексей Голубович, управляющий директор "Арбат Капитал"

- Может ли что-то помешать российским финансовым властям в процессе переформатирования экономики? И представители ЦБ, и представители Минфина отмечают влияние внешнего фактора. Все внимательно следят за ФРС, за Китаем и так далее. Что, на ваш взгляд, может в следующем году серьезно изменить планы тех, кто работает над восстановлением российской экономики?

- Видимо, все основные неприятности, которые могли прийти извне, они произошли за последние пару лет и были связаны с падением цен на нефть и введением санкций. В этом смысле мы не ждем в следующем году каких-то событий, которые извне нарушат тот процесс восстановления экономики, восстановление ее роста, который мы сейчас наблюдаем.

Однако невозможно себе представить, чтобы следующий год на международных финансовых рынках остался без каких-то существенных коррекций. Мы не говорим о кризисах. Видимо, для этого, так сказать, цикл еще не завершен. Но тренды, безусловно, пугающие. Это и с облигациями, которые прошли пик цен в мире.

Следующий год, видимо, будет годом, когда упадут цены на облигации развивающихся рынков. А российские облигации, между прочим, самые дорогие на сегодняшний день среди всех сравнимых - бразильских, мексиканских и так далее. Упадут цены на высокодоходные облигации в США. На этом кто-то собирается зарабатывать. Но нам важно от этого не потерять в сырье.

Скорее всего, трудно ожидать каких-то существенных коррекций, то есть нефть в среднем должна быть дороже, чем она в среднем была в этом году. Однако есть несколько пугающих цифр. Это и рекордные запасы нефти, сформированные за этот год, по некоторым другим видам сырья, вот как вы говорите об упомянутом Китае, больше 110 миллионов тонн железной руды запаса, а также рекордные, с учетом сокращения объемов строительства. Это может повлечь падение цен на железную руду, которая почти удвоилась в цене за год.

Кроме того, есть еще фактор все-таки финансовых рынков. Хотя, как мы помним, кризис 2008 года, который был привнесен к нам чисто как потрясение американского фондового рынка и облигационного рынка, он в таком виде невозможен. Но, например, коррекция на инаугурации Трампа, которую многие ожидают, опасаются более существенной коррекции фондового рынка США, который в целом находится на исторических высотах, где-то весной следующего года. Вот это то, что повлияет, безусловно, и на нас, и даже на рубль, хотя рубль наш больше зависит от цен на нефть.

- Можно сказать, что следующий год - он не то чтобы спокойный, но он переходный к чему-то такому, что действительно может все серьезно повлиять не только на российскую, но и на мировую экономику, но чуть позже, например в 2018-19 годах?

- Но хотелось бы, чтобы 18-й год был не просто спокойный, но лучше, чем 17-й, и лучше, чем 16-й. Но мы можем сказать, что самый главный риск для нас состоит в том, что когда мы успешно проведем реформы, которые готовит команда Кудрина и, видимо, будут проводиться, потому что они давно назрели, и эти реформы начнут давать плоды, по ним ударит циклический кризис. Ну, все-таки думаю, что этого не произойдет в 17-м году. Мы переживем какие-то потрясения, но не столь глобальные, как, например, были в 8-9-м годах.

- Какие глобальные риски не окажут влияния на перспективы российской экономики в 2017 году? На самом деле, самая важная тема - ее часто обсуждали в этой студии - это победа Трампа и возможные изменения в американской экономике. То есть неужели не повлияет никак на нас то, что новый президент Соединенных Штатов совершенно по-иному смотрит на развитие мировой экономики, я уж не говорю про политику. И в частности, ощущение такое, что мода на протекционизм, причем с примером в лице самой сильной, самой крупной мировой экономики, он возвращается.

- Предвыборные обещания и реальность различаются в США, наверное, не меньше, а больше, чем в среднем, так сказать, в демократиях западных. И у президента не так много власти, как нам иногда отсюда кажется. Мы можем ожидать, что если, как говорят некоторые американские финансисты, сейчас Трамп сделает 10% того, что он и обещал для американской экономики, тогда американская экономика будет процветать, это будут следующие годы его правления, будут лучшими годами за много десятилетий.

То же самое можно сказать о его обещаниях устроить торговые войны. С кем, когда, почему? Все фокусируют на мексиканцах, на Мексике, потому что мексиканцев много приезжает. С другой стороны, возмущаются больше всего китайцы. Мексиканское правительство вообще не возмущается по поводу Трампа, как будто это их не касается. Нет, я думаю, потому что на самом деле они понимают, что ничего сильно не изменится в отношениях между двумя соседями, тем более связанных торговым соглашением с 90-х годов, которое никто не изменит. Китайцы могут угрожать, возмущаться гораздо больше.

Но ведь на самом деле Германия - это крупнейшая проблема для американской экономики с точки зрения роста торгового дефицита у США в торговле с Германией. И при низком евро многие немецкие сложные товары, оборудование, они являются конкурентами для американских компаний. И как на самом деле Трамп будет с этим бороться, пока неясно. Потому что он не может разорвать никакие старые соглашения, новые соглашения по тихоокеанскому региону можно не заключать. Но, я думаю, что он будет на самом деле действовать совсем иначе, чем сейчас все ждут. Например, можно пытаться с криками и скандалами разрывать какие-то торговые соглашения с другими странами, а можно заставить американские корпорации, которые в своих подразделениях, дочерних компаниях в этих странах держат огромные деньги, не выводя их оттуда и не платя в них налоги, можно заставить их платить. И ты не нарушаешь никаких соглашений, а деньги из страны будут уходить. Они будут уходить просто потому, что американской налоговой нужны деньги. И это очень трудно не поддержать в американском конгрессе.

Я думаю, что стоит ожидать "лебедей", и, может быть, не огромных каких-то черных, но таких жирных, так сказать, серых и чернеющих постепенно для развивающихся рынков в первую очередь, да и для Европы, вот именно с этой стороны. Что американские деньги будут уходить через американские корпорации. А то их иначе обложат налогом, как вот пытаются обложить налогом Apple в Евросоюзе.

- Вокруг высокотехнологичных компаний в этом смысле может, конечно, сгущаться и небо над головой. Что касается Европы, то там, на самом деле, представляет на следующий год большую интригу политическая ситуация. Во-первых, не будем забывать, что в Германии выборы, во Франции выборы, да и в Италии, видимо, там может быть еще один тур, волеизъявление народа, поговаривают об этом. Это и Brexit, кстати говоря. Здесь бабушка надвое сказала: такое ощущение, что пытаются с этой темы британцы плавно соскочить. Все это вместе политические изменения могут повлиять на экономику, потому что, ну, зависимость, в общем-то, прямая в случае с Европой, учитывая, ну, какую роль играет немецкая экономика, и французская в Европейском союзе. А тут тенденции явно такие центробежные наблюдаются.

- Мне кажется, что когда и инвесторы, и СМИ, и общественное мнение видят такой отклик, что популисты выигрывают выборы в Европе, а популисты - это те, кто говорит – долой мигрантов, долой нахлебников и так далее. В общем-то, мигранты - это не главная экономическая проблема. Главная проблема - это растущее налоговое бремя, безработица в странах Западной Европы. То надо учитывать, что, вообще-то, за всем этим стоит бизнес.

Ренци в Италии провалился, потому что бизнес итальянский его не поддерживал, и Олланд, конечно, провалил полностью свою политику. Потому что он работал против бизнеса.

Меркель, в конечном счете, хотя, к счастью германского бизнеса, поддерживала именно в плане германской экспансии основные, в том числе богатые, страны Евросоюза. Но она все меньше поддерживается германским бизнесом в том смысле, что она мешает ему на многих других рынках, она нарушает стабильность в том виде, в котором немецкому бизнесу это удобно. Она мешает, кстати, и немецкому бизнесу в России.

Поэтому можно ожидать, что и там отнюдь не популисты и борцы с миграцией победят. А просто победят прагматики. И в этом смысле нигде, ни в одной из этих европейских стран, победа так называемых популистов не является "черным лебедем" для бизнеса. Скорее, наоборот, будет хорошо для экономики Евросоюза.

- Еще один важный фронт, если мы говорим об экономических войнах, проблемах и так далее, - Юго-Восточная Азия и Китай. Китайская экономика и события в китайской экономике - они примечательным тем, что, когда чего-то ждешь, обычно случается обратное. Или, скажем так, если ничего не ждешь, то обязательно что-то случается. И Китай в этом смысле, ну, совсем вот "черный лебедь" из "черных лебедей", на первый взгляд. С другой стороны, прекрасно понимаем, что и сами китайские власти знают свои слабые стороны и сделают все для того, чтобы, ну, наверное, попытаться не расплескать воду в этом сосуде, чтобы не допустить падения, ну, и собственной экономики, и вместе с ней мировой. Лучше от этого никому не будет. Основные риски все называют: это и долговые проблемы, но и прежде всего рынок недвижимости. Может ли это сработать в следующем году или стоит ждать каких-то других сюрпризов?

- Кроме тех рисков китайских, о которых уже было сказано, конечно, очень важным является, например, проблема китайского рынка облигаций. Люди от них избавляются, именно от облигаций, которые на внутреннем рынке, это гигантские суммы, сотни миллиардов долларов, из-за ожидания дальнейшей девальвации юаня, из-за того, что в целом тренд такой. Но, конечно, сначала обвалится рынок облигаций, а потом рынок недвижимости - или наоборот. Можно гадать. Но в Китае силы государства сильнее, так сказать, больше, чем в любой другой крупной экономике мира.

Следующий год нужен нынешнему китайскому руководителю для того, чтобы подготовить свое нормальное переизбрание, скажем так, на следующий пятилетний срок. Поэтому, я думаю, все будет сделано для того, чтобы никакого серьезного кризиса в Китае в следующем году не случилось. Конечно, это будет трудно избежать, если этот кризис коснется всех развивающихся рынков. Но Китай из них пока наиболее, может быть, стабильный и богатый. За прошедшие 5-6 лет китайцы сократили, наверное, миллиардов на 900 свои валютные резервы: они просто потратили деньги. Они сейчас впервые озаботились тем, чтобы остановить вывод капитала из страны. Такой процесс может сильно повлиять на поведение китайцев.

Мы видим в странах Европы, в той же в Америке и в Канаде, огромное количество богатых китайцев приобретают собственность, приобретают компании, пытаются туда каким-то образом переселиться хотя бы одной ногой. За этим идет гигантский поток денег. И вот это, может быть, самый главный риск, который не заметен, но который нужно учитывать, понимая, что китайский рынок в один прекрасный день может нам принести неприятность не только через падение цен на железную руду, например, и снижение потребления, например, нефти, но и просто вот через такой финансовый шок.
При полном или частичном использовании материалов в интернете обязательно должно сопровождаться гиперссылкой на сайт. Об использовании информации.