Осадчий Максим banki.ru | Периодика

Новая волна приватизации

22 февраля 2017  Источник http://www.banki.ru/

Массовая распродажа госимущества призвана профинансировать дефицит бюджета. Но вряд ли следует затыкать дыры бюджета любой ценой. Вместо того чтобы распродавать госсобственность за бесценок, пока следует увеличить госдолг. Продать «драгоценности короны» лучше после снятия санкций и завершения кризиса, когда цена российских активов вырастет.

Теория контрактов (раздел экономики) утверждает, что государство не является эффективным собственником. Крах социализма, заменившего частную собственность на средства производства государственной, — наглядное доказательство этого утверждения. Приватизация производственных предприятий, находящихся в государственной собственности, — путь к повышению эффективности экономики.

Ни в коем случае нельзя превращать приватизацию в разбазаривание государственной собственности. В этом случае предприятия могут перейти к еще менее эффективным собственникам, чем государство. Эти новые владельцы просто «раздербанят» доставшееся им по дешевке имущество. Именно такие разрушительные процессы происходили в 1990-х годах, в ходе так называемой ваучерной приватизации. Именно такие процессы происходили и в начале 2000-х, когда по стране прокатилась волна рейдерских захватов. Часто целью захвата было не само предприятие, а земля под ним. Реакцией на эти процессы стало неприятие приватизации в общественном сознании. Государство отреагировало на «неэффективную приватизацию» процессами «ползучей» экономической экспансии государства, огосударствлением экономики. Наиболее ярко эти процессы проявляются в двух ключевых отраслях российской экономики — нефтегазовой индустрии и банковском секторе.

В России госбанкам уже давно принадлежит более половины активов банковского сектора, причем доля госбанков в активах сектора неуклонно возрастает. За пять лет эта доля выросла с 56,8% на 1 января 2012 года до 62,2% на 1 января 2017-го. Наиболее свежей и яркой иллюстрацией того, что государство является неэффективным собственником, стал пример ВЭБа. Этот банк правительства РФ в 2014 году получил колоссальный убыток — 250 млрд рублей по МСФО. Государство вынуждено было затратить огромные средства на его спасение. А представители старшего поколения помнят несравненный сервис Сбербанка СССР, бесконечные очереди и вклады под 2—3% годовых в рублях. Правда, справедливости ради надо отметить, тогда и такой высокой инфляции не было. Не было и кредитов физлицам. Банкоматы и пластиковые карты стали доступны россиянам уже после краха СССР, хотя на Западе эти инновации были в ходу с 70-х годов прошлого века. Отсутствовали вклады в валюте — ведь за операции с иностранной валютой статья 88 УК СССР предлагала на выбор срок от трех до 15 лет, конфискацию имущества, ссылку на срок до пяти лет или смертную казнь.

Руководство страны осознает неэффективность госсобственности на средства производства. Так, еще в 2003 году в ходе «Прямой линии с президентом России» Владимир Путин на вопрос, не пора ли заканчивать с приватизацией и начинать национализацию, ответил: «…Я думаю, что вопрос ваш связан с результатами экономической политики начала 90-х, середины 90-х годов и с некоторыми негативными явлениями, с которыми мы сталкиваемся еще и сегодня. Действительно, часто слышишь такой вопрос. У меня, конечно, по этому поводу есть свое собственное мнение: ведь когда страна начинала приватизацию, когда страна перешла к рынку, мы исходили из того, что новый собственник будет гораздо более эффективным. На самом деле так оно и есть: везде в мире частный собственник всегда более эффективный, чем государство».

Как и борьба с коррупцией, приватизация превратилась чуть ли не в национальную идею. Кроме того, приватизация становится все более актуальна как способ пополнения бюджета. Ведь дефицит бюджета стремительно растет: в 2015 году он составил 2 трлн рублей, или 2,4% ВВП, в 2016-м он достиг 3,1 трлн рублей, или 3,6% ВВП.

Волны приватизации сменяются волнами национализации. Когда государство усиливается и экономика растет, усиливается тенденция национализации. Когда экономика слабеет и возникает дефицит бюджета, появляется тенденция приватизации. В настоящее время, в условиях экономического кризиса и санкций, поднимается новая волна приватизации.

8 февраля 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил «Прогнозный план (программу) приватизации федерального имущества и основные направления приватизации федерального имущества на 2017—2019 годы». В частности, до 2019 года планируется сократить долю участия РФ в капитале ВТБ до блокпакета (25% + 1 акция). Причем сокращение доли участия РФ в ВТБ ниже контрольного пакета (50% + 1 акция) будет координироваться с сокращением участия РФ в Сбербанке.

Правительство обсуждало вопрос о продаже 10,93% обыкновенных акций ВТБ уже в 2017 году. В настоящее время доля государства в обыкновенных акциях ВТБ составляет 60,93%, так что в случае этой приватизации она снизилась бы до 50% + 1 акции. Однако 15 февраля министр финансов РФ Антон Силуанов, выступая с лекцией в Финансовом университете, заявил: «Мы снесли продажу акций Внешторгбанка на тот период, когда, может быть, у нас отношения улучшатся с Западом и санкции будут сняты».

Это решение разумно. Вряд ли следует затыкать дыры бюджета любой ценой. Все-таки не пожар, да и кризис явно слабеет. Снятие санкций, которые распространяются, в том числе и на ВТБ, несомненно, приведет к росту стоимости ценных бумаг этой финансовой компании, имеющей большие бизнес-интересы по всему миру. Логичнее не распродавать за бесценок госсобственность, а увеличить заимствования, тем более что процентные ставки на рынке падают. Проявив терпение, за акции того же ВТБ государство сможет получить существенно большую сумму, чем ту, которую можно выручить «на дне».
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=330099. Об использовании информации.