Осадчий Максим banki.ru | Периодика

Татарское «побоище»

1 марта 2017  Источник http://www.banki.ru/
Вплоть до осени 2016 года банковский сектор Татарстана представлялся спасительной «тихой гаванью». Коварный удар «Пересвета» разрушил эту иллюзию.

В ходе кампании чистки банковского сектора первый смертельный удар пришелся по дагестанской банковской группировке. В ходе основной фазы, начавшейся осенью 2013 года с «Пушкино» и Мастер-Банка, лицензий лишилось более 200 банков.

Казалось бы, очистили сектор до состояния дистиллята. Как у Салтыкова-Щедрина сказано:

— Атаманы-молодцы! в ком еще крамола осталась — выходи! — гаркнул голос из толпы.

Толпа молчала.

— Все очистились? — допрашивал тот же голос.

— Все! все! — загудела толпа.

Но не тут-то было. Осенью 2016 года рухнул церковный банк «Пересвет». На 1 января 2017 года «дыра» в банке достигла 45,8 млрд рублей. Однако об арестах сотрудников банка что-то не слышно. Это вам не покемонов в церкви ловить.

Неисповедимы пути господни: дефолт православного «Пересвета» генерировал эффект татарского домино. В Татарстане возник региональный банковский микрокризис.

До начала этого микрокризиса кампания чистки каким-то чудом обходила стороной банковский сектор республики. С начала основной фазы кампании и до начала осени 2016 года число кредитных организаций в Татарстане сократилось всего на одну — с 22 на 1 октября 2014 года до 21 на 1 ноября 2016 года. За тот же период в целом по России число кредитных организаций сократилось на 216 — с 859 до 643.

Перед началом кампании, на 1 ноября 2012 года Татарстан занимал по численности зарегистрированных кредитных организаций четвертое место после Москвы, Санкт-Петербурга и Дагестана. На 1 ноября 2016 года Татарстан занимал уже третье место.

Однако этот «иммунитет» оказался мнимым. Первым под коварным ударом «Пересвета» рухнул Татфондбанк (ТФБ). После посыпались связанные с ним банки.

Возможный механизм краха ТФБ был таким: ТФБ и «Пересвет» обменялись «дружескими» облигациями, чтобы получать от ЦБ деньги с помощью сделок РЕПО. Когда «Пересвет» не исполнил обязательства по своим облигациям, ЦБ увеличил до 100% дисконт по облигациям «Пересвета» и потребовал от ТФБ внести дополнительное обеспечение на сумму около 4 млрд рублей. Кроме того, предприятия-резиденты в ноябре 2016 года забрали из ТФБ депозиты на сумму 6,9 млрд рублей. Такой отток ликвидности лишил ТФБ платежеспособности.

Кроме того, ЦБ выставил на продажу облигации ТФБ, которые ранее принадлежали «Пересвету». Непристойно высокие уровни доходности по облигациям ТФБ также способствовали набегу кредиторов на этот банк.

Падение ТФБ вызвало проблемы у связанных с ним банков. Во-первых, у его «дочек» (Радиотехбанк и банк «Советский»), а также у Татагропромбанка, аффилированного с ТФБ через общих акционеров. Во-вторых, у санируемых ТФБ банков (Тимер Банк и тот же банк «Советский»). В-третьих, у банков, находящихся на процессинговом обслуживании в ТФБ (Алтынбанк, Интехбанк и Татагропромбанк). Так как ТФБ занимал видное место в банковском секторе Татарстана (второе место по активам после «Ак Барса»), начался набег кредиторов и на другие банки республики.

16 января 2017 года лицензии лишился Булгар Банк, который незадолго до этого, в августе 2016 года, перерегистрировался в Ярославле (ранее у него была казанская «прописка»). Основной бизнес банка был сосредоточен в Казани.

В давно санируемых Тимер Банке и в «Советском» с 20 января 2016 года были вновь введены временные администрации. В Интехбанке также была введена временная администрация и объявлен мораторий.

В январе нормативы нарушали по меньшей мере три местных банка: Интехбанк, Татагропромбанк и Анкор Банк.

Причем ТФБ перестал раскрывать отчетность на сайте ЦБ после 1 декабря 2016 года. Тимер Банк не раскрывает отчетность на сайте ЦБ после 1 января 2016 года. А ведь эти банки с высокой вероятностью могут нарушать нормативы.

Ситуация усугубляется неопределенностью перспектив ТФБ — пойдет ли он на санацию или лишится лицензии. Такая неопределенность вызвана «перетягиванием одеяла» между федеральными и региональными властями — кто и сколько заплатит за спасение банка? Как сказано в поговорке: «Нам, татарам, лишь бы даром». Дефицит бюджета и экономический кризис усложняют задачу.

Такие негативные процессы развиваются в одном из самых благополучных регионов России. Вплоть до осени 2016 года банковский сектор Татарстана представлялся спасительной «тихой гаванью». Коварный удар «Пересвета» разрушил эту иллюзию. Однако пока ситуация в банковском секторе Татарстана не представляется критической. Да, как говорится в известном анекдоте, «ужас, но не ужас-ужас».
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=330843. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.