На закупку валюты в марте будет потрачено почти в два раза меньше средств
Минфин в марте резко сократит объем закупок валюты на внутреннем рынке. Причина в том, что экспорт нефти в феврале оказался ниже прогноза, а рубль укрепился по отношению к доллару

Минфин с 7 марта по 6 апреля закупит валюту на 70,5 млрд руб., говорится в сообщении ведомства. Ежедневный объем закупок, соответственно, составит 3,2 млрд руб. Но затем этот показатель будет увеличен. «При сохранении текущей конъюнктуры ожидается, что объем средств, направляемых на покупку иностранной валюты на внутреннем валютном рынке, в последующие периоды будет выше», — отметил Минфин.

Агентом по покупке валюты по-прежнему выступает Центробанк. Он будет закупать иностранную валюту равномерно в течение каждого торгового дня и зачислять на счета Федерального казначейства в ЦБ.

Таким образом, в марте министерство резко сокращает закупку валюты по сравнению с февралем: с 7 февраля по 6 марта на это должно быть потрачено 113,1 млрд руб., или 6,3 млрд руб. в день, — почти в два раза больше, чем в марте-апреле. Минфин в ответе на запрос РБК подтвердил, что тратит на закупку валюты в феврале-марте 113,1 млрд руб.

При этом в феврале бюджет получил на 21,4 млрд руб. нефтегазовых доходов меньше, чем предполагалось. По прогнозу Минфина, в марте бюджет получит от продажи нефти на 91,9 млрд руб. больше по сравнению с суммой, заложенной в законе о бюджете.

В феврале Минфин закупил валюту на сумму большую, чем полученные нефтяные сверхдоходы, поэтому в следующем месяце он делает коррекцию, говорит главный экономист Sberbank CIB Антон Струченевский. В этом нет ничего необычного: предсказать фактический объем дополнительных доходов невозможно, Минфин мог ошибиться и в другую сторону, хотя ошибка на 21 млрд руб. — существенная, добавляет аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. «Но в долгосрочном периоде ошибиться нельзя, потому что эта ошибка все время вычитается в следующем месяце, все будет компенсировано», — говорит он.

«На закупки идут только дополнительные нефтегазовые доходы, сформированные в результате превышения ценами на нефть уровня $40 за баррель марки Urals», — сообщил РБК Минфин. Изменять методику прогноза или покупать валюту не на основе ожиданий, а уже после получения допдоходов ведомство не планирует.

?Помешали слабый экспорт и сильный рубль

Сокращение нефтяных сверхдоходов, как объяснил Минфин, произошло в первую очередь из-за того, что фактический объем экспорта нефти и нефтепродуктов в феврале был ниже предполагаемого прогнозом социально-экономического развития (лежит в основе бюджета). Однако о масштабах снижения экспорта министерство не сообщает. Минфин не ответил на вопрос РБК об экспорте нефти.

Базовый сценарий, на который опирается Минфин, предусматривал, что в 2017 году экспорт нефти из России составит 268,4 млн т; экспорт нефтепродуктов ожидался на уровне 151,6 млн т (помесячные прогнозы экспорта в 2017 году в материалах, приложенных к проекту бюджета, отсутствовали). Исходя из этих цифр, в 2017 году из России в среднем должно быть экспортировано по 22,37 млн т нефти и по 12,63 млн т нефтепродуктов в месяц.

Согласно оперативной сводке ЦДУ ТЭКа, фактические объемы экспорта нефти не достигли прогнозных показателей ни в январе, ни в феврале этого года: в январе за границу было отправлено 18,15 млн т (на 4,25 млн т меньше), в феврале — 20,94 млн т (на 1,46 млн т меньше).

Вторая причина снижения сверхдоходов — укрепление рубля. «Фактический обменный курс доллара к рублю в феврале сложился на более низком уровне по сравнению со среднемесячным значением января, использовавшимся для оценки», — пояснил в пятницу Минфин. Средневзвешенный курс доллара на бирже в январе, по данным ЦБ, составил 59,7 руб., а в феврале — 58,3 руб.

Минфин с февраля закупает валюту на дополнительные нефтегазовые доходы, возникающие при цене на нефть выше $40 (на этой цене основывается российский бюджет), эти средства сберегаются в резервах. При снижении цены на нефть ниже $40 за баррель власти, наоборот, планируют продавать валюту. Как говорил министр финансов Антон Силуанов, при нефти по $50 бюджет получит около 1 трлн руб. дополнительных доходов, при $55 — 1,4 трлн руб.

Куда двинется российский рубль

Рубль после сообщения Минфина об объемах закупки валюты укрепился. Если в 12:00 мск за доллар давали 58,89 руб., то к 12:40 американская валюта стоила 58,67 руб., свидетельствуют данные терминала Bloomberg. Со дня начала закупок — с 7 февраля — рубль также несколько вырос. 7 февраля после закрытия Московской биржи доллар стоил 59,32 руб., а при закрытии 2 марта его цена составляла 58,8 руб.

В дальнейшей перспективе политика Минфина должна привести к ослаблению рубля на 5–7% по отношению к доллару (или 3–4 руб.), прогнозировали Sberbank CIB и ING. Курс рубля остается плавающим, подчеркнул на Российском инвестиционном форуме в Сочи глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Цель действий Минфина — снижение влияния нефтяных цен на все экономические показатели, в том числе на курс рубля, говорил он.

Благодаря закупкам Минфина рубль «оказался слабее, чем мог бы быть», и это хорошо для экономики, полагает Струченевский. «Пока мы не видим тенденцию, связанную с ослаблением рубля, в силу того, что есть сезонные показатели: в первом квартале мы традиционно наблюдаем большой приток валюты по счету текущих операций», — отметил он. Отечественная валюта, по мнению аналитика, начнет слабеть при снижении этого притока.

Объем закупок валюты в первом квартале, по оценке Порывая, составит $3 млрд, он «незаметен» по сравнению с сальдо торгового баланса (почти $20 млрд) — соответственно, заметного влияния на рубль не будет. В следующих кварталах закупки составят примерно по $5 млрд, говорит Порывай (рост за счет того, что в январе схема Минфина еще не действовала). Изменение тренда на укрепление может произойти в марте благодаря пиковому погашению внешнего долга, подчеркивает он. Интервенции станут более заметны для рынка за счет сокращения сальдо. «Даже если цены на нефть серьезно восстановятся, мы точно увидим 60 руб. за доллар. Если они не восстановятся, мы увидим и гораздо более высокие уровни», — уверен аналитик.

Другой позиции придерживается главный экономист финансовой группы БКС Владимир Тихомиров. Закупки в феврале не оказали «никакого влияния» на рубль, и в марте ситуация не изменится, особенно с учетом того, что объемы интервенций значительно меньше, считает он. «На рубль существенно большее влияние оказывают внешние факторы — факторы нефти, доллара, повышения ставок в США, связанные с этим притоки и оттоки капитала», — отмечает Тихомиров.
При полном или частичном использовании материалов в интернете обязательно должно сопровождаться гиперссылкой на сайт. Об использовании информации.
Поддержите Элиттрейдер ссылаясь на материалы сайта в ваших блогах и на любимых форумах