Сланцевая отрасль: кому я должен, я всем прощаю

26 марта 2017 The Economist | Обзор рынка | Oil
Хьюстон, некоронованная столица энергетической индустрии США, снова поднимает голову. Цены на нефть WTI сейчас держатся лишь в районе 48 долларов за баррель, что вполовину ниже уровней трехлетней давности, однако после обвала 2014-16, сейчас снова процветает добыча сланцевой нефти и газа методом гидравлического разрыва пласта водой и песком. Компании, занимающиеся разведкой и добычей нефти (E&P), готовы к инвестиционному буму. Растет спрос на отраслевое сырье: песок, чужие деньги, рабочих-буровиков и ледяное пиво.

Техас силен духом, и «второе пришествие» сланца – лучшее тому доказательство. Однако это же непоколебимое упорство и оптимизм объясняют, почему отрасль так ничего и не сделала, чтобы поправить свои финансы. По статистическим данным агентства Bloomberg, на протяжении 34 из последних 40 кварталов компании работали в убыток, беспечно прожигая наличность. Если не брать в расчет китайские гос. предприятия и «единогоров» Кремниевой долины (прим. Profinance.ru: единорогом называется компания с оценочной стоимостью более 1 млрд долларов, еще не прекратившие быстрый рост и не вышедшие на IPO), в способности влачить экономически неэффективное существование американским сланцевикам нет равных. В прошлом квартале на ветер улетели 11 млрд долларов, поскольку капитальные расходы снова превысили приток денежных средств. В этом году вряд ли что-то изменится.

Между тем, компании наращивают добычу и тем самым раскачивают и без того шаткие мировые рынки энергоносителей. Больше других обеспокоены страны ОПЕК, которые рискнули долей рынка и сократили добычу, чтобы поддержать цены. Выступая на отраслевой конференции в Хьюстоне 7 марта, министр энергетики Саудовской Аравии Халид Аль-Фалих выразил свое неудовольствие по этому поводу.

В конце 2014 года, когда всего за 16 недель нефть подешевела в два раза, Техас накрыла паника, многие компании даже кинулись затягивать пояса и сокращать расходы. Число работающих на американской земле буровых установок сократилось на 68% относительно пиковых значений. Инвестиции рухнули. Более 100 компаний обанкротилось, объявив совокупный дефолт по долгу по меньшей мере на 70 млрд долларов. Иными словами, сланцевая отрасль заметно поредела, что помогло остановить коллапс цен на мировых рынках. Объем материковой добычи нефти в 48 континентальных штатах за минувшие 21 месяц сократился на 15%. Это примерно 1 млн баррелей в день или 1% от мирового объема производства.

Цены на нефть частично восстановились после падения к минимумам в области 26 долларов за баррель, однако для сланцевой отрасли это далеко не единственный повод для оптимизма. Энтузиасты в Хьюстоне утверждают, что Пермский бассейн еще до конца не раскрыл весь свой геологический потенциал. Некоторые даже поговаривают, что со временем здесь будет добываться больше баррелей, чем во всей Саудовской Аравии. В этом контексте инвесторов уже не пугает сокращение добычи на других сланцевых месторождениях, например, на Баккеновской формации в западной части Северной Дакоты. Производительность в отрасли также выросла. Компании сумели сократить показатели утечки, научились бурить быстрее, лучше и точнее. Скважины теперь пронзают множество расположенных друг на друге слоев.

И все же отрасль как работала в убыток, так и работает, что при 100 долларах за баррель, что при 50. В течение последних последние пять лет 60 крупнейших компаний в совокупности тратили по 9 млрд долларов в квартал. В итоге отрасль почти никак не улучшила свое финансовое положение, даже несмотря на то, что с 2014 года компаниям удалось привлечь акционерный капитал на сумму около 70 млрд долларов. Эти деньги пошли на покрытие убытков, но совокупный долг все равно огромен – более 200 млрд долларов.

Нефтяные магнаты любят хвастаться своими новенькими скважинами в Пермском бассейне с внутренней нормой прибыли более 50% на протяжении всего срока эксплуатации. Однако у большинства компаний остались и весьма посредственные скважины, масса накладных расходов, поэтому показатели общей эффективности по-прежнему далеки от идеала. В период с 2014 оп 2016 годы совокупные операционные расходы на баррель нефти для биржевых E&P компаний снизились на 13 долларов. А нефть подешевела более чем на 50 долларов. Более того, сланцевые месторождения истощаются гораздо быстрее традиционных, поэтому компаниям приходится постоянно вкладывать деньги в новые скважины, чтобы поддерживать объем добычи на одном уровне.

В поучительных целях стоит сравнить сланцевую отрасль с другой индустрией по добыче природных ресурсов, сумевшей пережить обвал цен. В 2016 году крупнейшие горнодобывающие компании вышли в прибыль, зафиксировали положительный поток денежных средств после вычета капвложений и показали вполне приличную доходность капитала. Контраст поразительный и далеко не лестный для американских нефтяников. И все же, согласно прогнозам, в следующем году капитальные инвестиции в этом сегменте вырастут еще минимум на 50%.

Почему это происходит? На этот счет есть две теории. Одна из них гласит, что система поощрений высшего руководства компаний а также мотивы кредиторов подпитывают инвестиционную лихорадку в Хьюстоне. Например, ни одна из десяти крупнейших E&P компаний не учитывает доходность капитала при расчете бонусов и вознаграждений. Жадные до комиссий банкиры с радостью выдают сланцевым компаниям кредиты, а те их охотно берут. Однако чтобы у этой истории был счастливый конец, цены на нефть должны резко вырасти, или же более крупные компании энергетического сектора должны поглотить E&P. Такое возможно, однако такие гиганты как Exxon и Shell слишком опытны, чтобы платить большие деньги за мелкий убыточный бизнес.

Хьюстон, у нас по-прежнему проблемы

Вторая теория основана на уверенности нефтяников в том, что объем добычи и производительность в Пермском бассейне будет расти. Большинство E&P компаний считают, что они могут увеличивать добычу на 10-20% в год в течение ближайших нескольких лет. Но чтобы оправдать свою рыночную стоимость и заработать адекватный доход на свой вложенный капитал, биржевые E&P компании должны обеспечить себе свободный приток денежных средств в размере 60 млрд долларов ежегодно. При стабильных капитальных расходах и ценах на нефть для этого потребуется увеличить добычу в два раза от текущих уровней.

И вот тут мы попадаем в порочный круг. Если вся сланцевая отрасль нарастит добычу, общий объем производства вырастит в два раза, соответственно, мировой объем предложения увеличится еще на 5%, что неизбежно приведет к падению цен. Есть что-то героическое – и странное – в американских сланцевых компаниях. Они – предельные производители в подверженной циклам отрасли – крайне незавидная участь. Очевидно, что нефтяным быкам Хьюстона еще нужно доказать, что они способны не только выкачивать нефть, но и зарабатывать.
Источник http://www.economist.com/ http://www.forexpf.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=334145 обязательна
Условия использования материалов