ForkLog | Статьи

Как провести ICO и не нарушить закон

15 июня 2017  Источник http://forklog.com/
Некоторые представители криптоиндустрии полагают, что проведение ICO подобно волшебной палочке, взмахнув которой можно быстро и “не напрягаясь” собрать нужные средства для запуска проекта. Однако эта позиция может привести организаторов ICO к весьма плачевным результатам.

Как же провести ICO так, чтобы вам за это, как говорится, ничего не было? На этот сложный вопрос попытался ответить Сергей Попов — специалист с 18-летним опытом в области международной торговли и практики применения международного торгового права в таких крупных мультинациональных компаниях, как UPM-Kymmene и Asian Pulp&Paper.

По словам Сергея, сбор информации для этого материала велся в течение почти двух лет, но даже учитывая все это, его нельзя расценивать как полноценное руководство.

Как бы основатели блокчейн-стартапов не хотели быть независимыми от государств и юрисдикций, все же полученные средства в ходе кампании ICO придется каким-то образом легализовывать и выводить в фиатной валюте на банковский счет. Потому что большинство услуг, таких как аренда офиса, оплата связи и электроэнергия, пока нельзя оплатить биткоинами. Также головной болью становится и ведение бухгалтерии после ICO.

Необходимо принимать во внимание множество нижеприведенных юридических аспектов при проведении ICO, и при правильном оформлении вы избежите участи Кима Доткома, потому-что не нарушите ни одного закона.

Итак, вот какие аспекты нужно учитывать.

Что такое токен?

С юридической точки зрения токены могут принимать разную форму:

— актив или товар (asset), как это сейчас хотят сделать в РФ;
— иностранная валюта — так расценивают органы исполнительной власти Аргентины;
— платежное средство — так классифицируют токены правительства Австралии и Японии;
— запись в реестре (проект еще не принятого закона в Делавере);
— услуги (так Ростелеком оформил виртуальные активы — танки и разного рода вооружение в игре World of Tanks);
— бонусные баллы.

В очень небольшом количестве случаев законы некоторых стран дают определение токенам, например, в Германии и Японии. Однако в большинстве случаев определение токена не дано напрямую законом, а дается инструкциями налоговых органов, то есть подзаконными актами, которые в судах многих стран имеют силу закона, например, в Сингапуре, Израиле и Норвегии.

Запутанность еще усугубляется применением закона во времени. Так, если вы выберете определение токену, то это не гарантирует, что судебные органы примут это определение во внимание при рассмотрении дела. Суд выберет определение токена, которое может показаться ему правильным (по внутреннему убеждению), или будет брать определение напрямую из подзаконной инструкции Центробанка страны юрисдикции.

Суд может не дать шансов создателям токена избежать наказания, потому что может не учитывать, с какой даты начинает отсчитываться действие закона или подзаконного акта.

Юридическая оценка действия передачи токенов

После того, как вы определили, что является токеном, нужно понять, какое юридическое действие вы будете производить во время сбора средств через ICO:

— краудфандиговая компания;
— краудинвестинговая компания;
— бартерный обмен;
— сбор пожертвований;
— регистрация в реестре с взиманием оплаты;
— оказание услуг;
— распределение бонусных баллов.

Подбор действия передачи токенов является очень важным в оценке состава преступления в случае расследования возможного преступления, например, по финансированию терроризма. Если продавец токенов продает свои токены за другие, которые называются биткоинами, в таком случае будет играть роль факт последующего распространения своих токенов на криптовалютных биржах и использование их в качестве платежного средства.

В данном случае не совсем ясно, кто кому передал деньги и кого мог в данном случае финансировать: организатор ICO финансировал террористическую организацию или террористическая организация финансировала организатора ICO?

Также как и с определением самого токена законодательство некоторых стран не оставляет выбора в оценке действия, потому что четко может регламентировать продажу токенов.

Например, подзаконные акты Сингапура расценивают такое ICO, как обычный бартерный обмен.

Выбор юрисдикции

Выбор юрисдикции означает определение страны, законодательство которой будет применяться к вам, к вашим действиям, к вашей компании и к покупателям токенов.

Беря во внимание трансграничный характер сбора средств через ICO, мы можем говорить и о юрисдикции организатора ICO, и о юрисдикции проведения кампании ICO, и о юрисдикции, которой подчиняются граждане или резиденты, являющиеся организаторами и покупателями токенов.

Юрисдикция является больше географической составляющей. Но нужно учитывать и тот факт, что, производя определенное действие, человек попадает сразу под несколько юрисдикций и может нарушать законы сразу нескольких государств. Так, например, юрисдикция РФ распространяется далеко за географические границы страны.

Налоговое резидентство

Налоги надо платить всегда, но все зависит от того, где платить и сколько. Очень важно при уплате налога на доходы физических лиц учитывать совместимость вашего налогового резидентства и юрисдикции кампании ICO.

Уголовная ответственность

Для многих становится сюрпризом, что гражданские, административные и уголовные законы даже в одной отдельно взятой стране могут не пересекаться, и что за одно и то же деяние можно быть одновременно наказанным по административному, гражданскому и уголовному законам.

Уголовная сторона разбирательства почти всегда дополняется определениями и понятиями из гражданского закона. Так, например, происходит в российской юрисдикции. Поэтому все определения, трактовки и оценки будут автоматически и без изменений перенесены из гражданской плоскости в уголовную.

Умышленные преступления обычно наказываются намного суровее, чем преступления, совершенные без умысла.

Чтобы доказать отсутствие умысла, что существенно снизит риски быть осужденным или срок наказания, а также изменит реальный срок на условный, нужно собрать доказательства (подчеркиваю — допустимые судом доказательства) — например, должным образом заверенные письма от консалтинговых компаний о том, как правильно организовывать ICO, или нотариально-заверенные принт-скрины сайтов официальных органов, которые разъясняют, как поступать при проведении ICO.

Данные доказательства будут демонстрировать, что вы стремились всеми доступными средствами не нарушить закон и что вы проявили должную предосторожность, что исключает наличие умысла.

Стоит отметить, что в большинстве юрисдикций срок давности по преступлениям, связанным с отмыванием капитала и с финансированием терроризма, составляет 10 лет.
Основные риски при оформлении средств, полученных в ходе ICO

Среди основных рисков, связанных со сбором средств в ходе кампании ICO, стоит отметить следующие:

1. Риск нарушить FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act — закон о налоговой отчетности по зарубежным счетам). Организации, открывающие счета американским гражданам, обязаны сдавать отчетность перед органами США.
2. Риск попасться на неуплате налогов перед государством своего налогового резидентства.
3. Риск нарушить правила юрисдикции юрлица, которое продает токены. Сюда входят:
а) Риск неправильно сдать бухгалтерскую отчетность.
б) Риск неправильно оформить кампанию ICO.
в) Риск нарушить налоговое законодательство.
г) Риск не получить необходимые разрешения контролирующих органов (контролирующие органы фондовых рынков, органы валютного контроля и так далее).
д) Риск неправильно оформить передачу прав на токены от одних лиц к другим.
е) Риск блокировки или ареста счета из-за всякого рода подозрений.

Основным источником опасности для организаторов ICO является неопределенность статуса токена: вещь, деньги, услуга, бонусный балл или запись в реестре. Из-за этого проверяющим органам непонятно, какое законодательство применить в случае каких-либо подозрений.

В данный момент существуют всего две страны (Иран и Северная Корея), которые не присоединились к Конвенции по противодействию отмывания средств и финансированию терроризма.

Поэтому законы, которые будут применяться к горе-создателям ICO, уже существуют здесь и сейчас, но действительно ли они применимы к создателям ICO, пока не ясно. Зерно опасности кроется в том, что Центробанк страны, в юрисдикции которой проводилось ICO, может через обычный подзаконный акт или даже через простое разъяснение придать токену вполне себе юридический статус вещи или денег.

Если это будут деньги, то и ко всем прошлым действиям создателей ICO будут применяться уже существовавшие на тот момент законы по противодействию отмывания средств и финансированию терроризма, которые обязывают собирать информацию о покупателях (Know Your Customer и Anti-money-laundering) токенов.

Конечно, если будет издан новый закон, который вносит изменения в уже существующие законы, то создателям ICO ничего не грозит. Так как обычно законы не ретроактивны.

Выводы

Подводя итог, хочется отметить, что каждый предприниматель оформляет сбор средств через ICO, как умеет. Самое важное заключается в том, что нужно зафиксировать через правильный выбор юрисдикций такие основные понятия, как токен и определение совершаемого действия с токеном при сборе средств.

Также важно правильно выбрать юрисдикцию фирмы-организатора ICO, применимое законодательство для кампании по сбору средств и применимое законодательство к покупателям токенов.

Это должны быть юрисдикции, где уже четко даны определения вышеуказанным понятиям. Таким образом организаторы ICO не будут находиться в полной власти двух-трех людей (следователя, прокурора, судьи), которые путем своих абстрактных рассуждений смогут доставить не абстрактные, а вполне реальные проблемы.

Главная ценность ICO: какой будет индустрия через три года

Криптоиндустрия развивается стремительно, в том числе та ее часть, которая приходит на смену венчурным инвестициям и рынкам публичного капитала в целом.

Сегодня многие даже не связанные с блокчейном проекты успешно используют ICO как способ привлечения инвестиций через выпуск собственного токена. Партнер фонда bits.capital Степан Гершуни написал специально для ForkLog материал, в котором спрогнозировал возможные варианты развития этого сегмента крипторынка.

За последние два года феномен краудсейлов (в простонародии — ICO) помог стартапам и проектам open-source привлечь в общей сложности около $400 миллионов (из которых $150 миллионов привлек печально известный The DAO). Мы очевидно находимся на этапе Дикого Запада, а крипторазмещения в один месяц проводят венчурный фонд из Долины и завод из Магнитогорска.

В чем такой успех данного метода привлечения капитала и — ?главное — ?во что этот рынок трансформируется через несколько лет? Хочу поделиться своими соображениями и спекуляциями на этот счет.

Мне кажется ошибочной идея о том, что главная ценность ICO заключается в финансировании бизнес-проектов — ведь это лишь один инструмент на фоне множества моделей краудфандинга и всевозможных частных, ангельских и венчурных инвестиций. Безусловно, это более эффективный инструмент для платформ с внутренней экономикой и криптовалют. При этом с точки зрения инвестора или регулятора ICO является непрозрачным и нерегламентированным способом инвестирования: мало что защищает инвесторов от потенциального мошенничества или несоблюдения обязательств. Кардинальное же отличие начинается в момент завершения ICO, когда компания получает немонетарные выгоды от децентрализации своего бизнеса и своих инвесторов.

То, что я называю в этом тексте компанией, на самом деле очень редко является таковой — как правило, это децентрализованные корпорации, которые редко имеют какое-либо юридическое лицо и состоят из нескольких разработчиков равномерно разбросанных по планете. Такого рода компания делает фандрайзинг в криптовалюте, в ней же платит зарплаты сотрудникам или дивиденды акционерам и в ней же получает прибыль. Подобная модель имеет довольно мало общего с зарегулированным процессом IPO. Скорее, подобный способ запуска проектов похож на инкубатор или венчурный фонд ранней стадии.

Децентрализованные корпорации помогают размыть границу между пользователями, основателями и инвесторами, а возможные с помощью блокчейна способы управления позволяют принимать значительно более эффективные решения большому количеству людей с сонаправленными экономическими стимулами и мотивацией. Крипторазмещения — это способ сближения бизнеса и его стейкхолдеров, который порождает сразу несколько синергий:
Менеджмент и стратегическое управление. Интересы основателей и клиентов, как правило, заключаются в долгосрочном успехе компании, а для финансовых инвесторов — в получении краткосрочной выгоды. Блокчейн и умные контракты позволяют организовать реальную модель liquid democracy и таким образом проще и быстрее организовывать голосование владельцев токенов по важным стратегическим и даже совершенно незначительным вопросам. Экономический стимул акционера такой ДАО всегда будет в принятии наиболее эффективного и долгосрочно выгодного решения.
Задействование пользователей в развитии продуктов. Google и Facebook показали очень успешные примеры использования краудсорсинга для решения продуктовых задач, таких как локализация, сбор данных и модерация. Согласитесь, значительно больше будет мотивация помочь продукту (отзывом, переводом, лайком, рефералом), если вы являетесь еще и акционером токенов этого продукта.
Аудит. В случае компании, ведущей деятельность на блокчейне и в криптовалюте, финансовый аудит — это вопрос сравнивания нескольких транзакций и их подписей, что сэкономит компании на pre-IPO стадии сотни тысяч долларов в год. Но даже если финансовая деятельность и отчетность компании происходит в фиатной валюте, свободно торгуемый токен точнее отражает эффективность бизнеса, чем квартальные отчеты публичных компаний. Например, если все больше умных контрактов запускается на сети Ethereum, то на это неизбежным образом тратится больше газа, что повышает спрос на криптовалюту сети и в итоге — ее стоимость. Инвесторы получают эту информацию не раз в квартал во время Earnings Call, а в реальном времени со своей собственной контролируемой ноды сети.
Будущее краудсейла

Давайте представим себе гипотетический прекрасный интернет будущего (скажем, через 3–5 лет):
Сумма капитализаций токенов децентрализованных корпораций превышает $100 миллиардов (не учитывая биткоин и другие криптовалюты; мой прогноз?- там еще столько же).
В процессе крипторазмещения компании проходят через более строгий и стандартизированный процесс, чем сейчас. Мне кажется тупиковым путь использования криптотокенов исключительно для финансирования проектов — ?без привязки токена к финансовым или продуктовым метрикам компании невозможно прогнозировать цену лежащих под ним активов, а значит отсутствует экономическая мотивация инвесторов. Эта задача может решаться различными способами.
Equity token?—?токен привязан к доле в реальной компании. Покупатели таких монет получают все права акционера компании (право голоса и право на дивиденды). В перспективе трех лет мы увидим значительно больше стран, адаптирующих правовую базу именно для корпораций, реестр акционеров которых хранится на блокчейне.
Appcoin?—?наиболее удачный и пока что успешный способ привязки токена к бизнесу блокчейн-проекта, в котором токен или монета проекта используется во внутренней (circular) экономике. Инвесторы получают прибыль за счет роста цены токена благодаря фиксированной эмиссии и растущему количеству пользователей и, следовательно, спросу на монеты.
Вновь создаваемый токен получает возможность листинга и потенциальную ликвидность сразу же после завершения ICO. Большую роль в данном вопросе сыграет активное развитие и популяризация децентрализованных бирж (dExes). По сути, конвертация вашего бизнеса в торгуемый на публичном рынке токен станет исключительно вашим решением — никто не может разрешить или запретить торговать децентрализованными токенами на децентрализованной бирже.
Большинство ICO свободно принимают инвестиции и в фиатных валютах, по крайней мере в основных мировых юрисдикциях (США, Евросоюз).
Подавляющее большинство проводящих крипторазмещение проектов — ?это уже бизнесы с готовыми и приносящими прибыль продуктами, а не проекты pre-seed стадии, как сейчас.
Большая часть блокчейн-проектов подразумевает возможность повторных размещений. Для этого в ходе краудсейла размещается небольшая доля токенов проекта. Это уменьшит средний размер размещения, но поможет точнее оценивать капитализацию и даст компании возможность привлекать капитал тогда, когда она сама считает это необходимым.
Процедура крипторазмещения включает в себя формальные задачи по аудиту и тщательному анализу проекта?—?этим занимаются независимые рейтинговые агентства и аналитики криптофондов.

Несмотря на радужные перспективы и бурный рост индустрии, мы по-прежнему находимся в самой ранней стадии развития криптоэкономики, будущее которой во многом будет зависеть от сознательности участников рынка и дальновидности регуляторов.

Отсутствие стандартов отчетности проектов перед инвесторами вызывает много вопросов к методологии оценки капитализации криптопроектов (актуальный пример — Ripple). Отсутствие понятной защиты интересов инвесторов препятствует приходу в экономику нового класса классических инвесторов.

Каждая технологическая революция проходит очень похожий путь, подробно описанный основателем YC Полом Гремом. Этот путь, или “кривая роста стартапа”, всегда начинается с завышенных ложных ожиданий, которые со временем разбиваются, оставляя место стабильному долгосрочному росту. В случае ICO мы еще даже не достигли пика начального хайпа? — ?это значит, что прежде, чем сформируются понятные правила игры, нас ждет большое количество как гениальных, так и совершенно мутных и не имеющих отношения к криптоэкономике проектов. Поэтому будьте осторожны и самостоятельно изучайте проекты, прежде чем вкладывать в них свои средства.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=345731. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.