Вести Экономика | Периодика

"Один пояс, один путь": преграды на пути реализации

23 июня 2017  Источник http://www.vestifinance.ru/

Китайский проект "Один пояс, один путь" направлен на то, чтобы способствовать развитию связей между различными странами Евразии и стимулировать торговлю и инвестиции.

Однако, как полагают аналитики, при реализации этого гигантского проекта правительству Китая не стоит игнорировать внутренние сложности, которые могут подорвать реализацию проекта.

Экономический пояс Шелковый путь и Новый морской шелковый путь XXI века, которые известны под общим названием "Один пояс, один путь", это проект, предложенный китайским лидером Си Цзиньпином.

В рамках этого проекта планируется строительство дорог, портов и железных дорог, чтобы связать страны Евразии. Эта инициатива захватывает сушу и океаны, в нее входят 60 стран, которые лежат вдоль двух путей, она затрагивает почти 4,4 млрд человек, на ее долю приходится 40% мирового ВВП.

Это самая амбициозная внешнеполитическая инициатива, которую предлагает современный Китай, основанная на взаимной выгоде и объединении политики, торговли, финансовой системы, инфраструктуры и народов стран, входящих в эту инициативу.

Многие аналитики – как китайские, так и международные – внимательно наблюдают за развитием инициативы и пытаются спрогнозировать, как именно повлияет ее реализация на ситуацию в задействованных странах.

Многие из них указывают на внешние политические риски, которые могут повлиять на реализацию проекта.

Однако эксперты отмечают, что и внутренние проблемы, с которыми столкнется реализация инициативы, заслуживают внимания.

Национальная гордость и материальные блага

Конечно, проект "Один пояс, один путь" получил широкую поддержку и популярность внутри страны.

Это связано не только с тем, что Си Цзиньпин имеет высокий уровень популярности у населения страны, но также и с тем, что "Один пояс, один путь" имеет историческое значение: на его месте пролегал Шелковый путь, которые является символом "золотого периода" развития Китая во время правления династии Тан.

В то время на его долю приходилось до 50% мирового производства. А кроме того, эту инициативу связывают с восстановлением экономики Китая и ростом его значения в мире.

Тем не менее эта инициатива является не просто стратегией, с помощью которой Китай стремится нарастить свою экономическую мощь и влияние в Азии, эта инициатива также является частью внутренних реформ Китая, направленных на развитие и стимулирование экономического роста.

Китаю необходимо не только связать реализацию инициативы с национальной гордостью народа, но и с тем, что население страны получит материальные блага.

Это необходимо, чтобы поддержать энтузиазм и положительное отношение к проекту в течение всего срока реализации, полагают эксперты.

В прошлом году государственный Китайский банк развития выдал займы на сумму в $160 млрд странам, которые входят в проект "Один пояс, один путь".

Си также заявил о готовности Китая потратить $900 млрд на финансирование этой инициативы, в рамках которой будут построены порты и железные дороги в Африке и Азии.

Однако большая часть этих страны - это экономики с низкими доходами, поэтому маловероятно быстрое получение прибыли.

Китайцы будут задавать и фактически уже задают вопрос: так как Китай фактически субсидирует проекты развития в этих странах, то почему правительство не делает этого в собственной стране.

Экономический рост Китая в конце 1980-х и начале 2000-х гг. привел к росту неравенства внутри страны. Люди во многих провинциях до сих пор живут за чертой бедности.

Нередкими для Китая стали социальные протесты внутри страны.

Поэтому эксперты полагают, что социальное недовольство будет нарастать, если жители этих провинций почувствуют себя преданными и оставленными без поддержки правительства, которые предпочло поддержать населения зарубежных стран.

Препятствия на пути проекта

Китай граничит с множеством стран, входящих в инициативу "Один пояс, один путь". Такое расположение приводит к тому, что во многих пограничных китайских провинциях существуют прочные этнические, культурные связи с представителями этих стран.

А эти связи могут сыграть важную роль в развитии проекта.

Так, Синцзян является ключевым районом Нового Шелкового пути, который граничит с шестью странами – Монголией, Россией, Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Афганистаном и Индией.

Этот район – окно на Запад, которое углубляет сотрудничество с другими странами.

Провинция Юньнань граничит с Вьетнамом, Лаосом и Мьянмой и является окном в Юго-Восточную Азию.

Провинция Фуцзянь является ключевым районом Морского Шелкового пути, который идет через несколько стран Юго-Восточной Азии.

И хотя центральное китайское правительство ожидает от провинций того, что они будут использовать свои преимущества на благо развития проекта "Один пояс, один путь", реальное выполнение зависит от региональных правительств.

А у региональных правительств, полагают эксперты, может быть свое понимание проекта "Один пояс, один путь", особенно в отношении пограничных стран.

Дело в том, что эта инициатива была спущена сверху, и местные правительства могут иметь свои взгляды на цели и задачи проекта.

Еще одним препятствием является внутренняя борьба регионов за ресурсы.

Обеспокоенность по поводу нехватки ресурсов привела к сильной конкуренции между различными провинциями. А кроме того, регионы зачастую не в курсе, какие разговоры и события происходят в соседних провинциях.

При этом они зачастую полагают, что происходящее в соседнем регионе не имеет никакого отношения с ним.

Так, ряд провинций, граничащих со странами Центральной и Западной Азии, имеющих значительные ресурсы и преимущества, отличаются низким уровнем связей друг с другом и между региональным правительствами.

Ксенофобия и консерватизм очень сильны в некоторых районах Китая, и центральному правительству страны необходимо уделить больше внимания региональной интеграции и развитию механизмов сотрудничества, если оно планирует развивать свой проект "Один пояс, один путь", полагают эксперты.

Еще одним препятствием является межэтническая напряженность внутри Китая, в частности в Синьцзяне и Тибете.

Оба эти региона требуют предоставить им большую автономность, а напряженность в отношениях с центральным правительством привела к акциям протеста, в которых пострадало гражданское население и имущество.

Сепаратистские движения внутри страны, в основе которых лежат этнические конфликты, также могут препятствовать развитию проекта "Один пояс, один путь".

Участие под вопросом

Многие китайские компании, которые ведут бизнес за границей, позиционируют свою деятельность как работу в рамках проекта "Один пояс, один путь". Однако действительно ли они стимулируют развитие проекта, это остается под вопросом.

А делают они это для того, чтобы получить доступ к финансированию, которое выделяет правительство Китая на развитие проекта.

Все растет число китайских компаний, ведущих работу по маршруту пролегания торгового пути, однако, как отмечают эксперты, многие из них скорее вредят положительному образу Китая и его мегапроекта.

Проблема в том, что не все китайские компании могут действительно обслуживать реализацию проекта "Один пояс, один путь", так как их сдерживают традиции, культура и языковые барьеры.

Коррупция, экологический ущерб, культурная и политическая нечувствительность – все эти потенциальные риски эксперты считают основными факторами, которые могут подорвать реализацию проекта.

В целом можно отметить, что все больше стран и компаний хотят принять участие или по крайней мере выражают заинтересованность проектом "Один пояс, один путь".

Но если у них будут лишние подозрения или слишком много вопросов без ответов, то их намерения так и останутся нереализованными.

Поэтому, предупреждают эксперты, правительству Китая потребуется вся его мудрость и политическая деликатность, причем не только на международном уровне, но и внутри страны.

При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=347172. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.