Бахвалова Милена banki.ru | Периодика

Кеш навсегда

27 июня 2017  Источник http://www.banki.ru/
Почему безналичные расчеты никогда не смогут полностью победить «нал»
Печатные станки почти всех стран мира с каждым годом выпускают все больше банкнот и монет. Будто нет ни Apple Pay, ни бесконтактных карт, ни прочих технологических фокусов. В мире есть только пара стран, победивших «нал». Для всех остальных наличные — похоже, навсегда. Но плохо ли это?

Не спешите нас хоронить

Объем банкнот, находящихся в обращении в Великобритании, в 2016 году вырос на 10%, что стало самым сильным ростом за последние 10 лет, и впервые достиг 70 млрд фунтов стерлингов. Озвучивая эти цифры, Виктория Клилэнд, отвечающая в Банке Англии за наличные деньги, добавила, что рост наличности характерен почти для всех стран мира — несмотря на все технологические достижения последних лет, возможность расплачиваться по мобильному телефону и даже криптовалютой. Доля безналичных платежей растет, но одновременно растет и количество наличных денег в экономике.

Наличные — дорого и небезопасно, но это лишь одна сторона медали. У наличных денег есть и свои преимущества, причем для всех участников процесса. В том числе для самого государства.

Давайте посмотрим на причины, по которым кеш — это не только вредно, но и полезно. И что дает основание верить словам Клилэнд из Банка Англии: «У наличных есть будущее, и оно впечатляет».

Первая причина: поддержка экономики

В начале XXI века доля наличных платежей в Великобритании опустилась ниже 17% от всех расчетов внутри страны. В 2011 году власти запустили масштабную кампанию, которая стимулировала оплату мелких платежей наличными и была ориентирована на чеканку монет. «Связано это было в первую очередь с падением цен на медь, что крайне негативно отражалось на балансе внутреннего рынка и, соответственно, инфляции», — говорит руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович. Дело в том, что Великобритания, также как и США, Швейцария, Норвегия и страны ЕС, печатает монеты из сплавов с высоким содержанием меди. Если снизить объемы монет в обороте, их производство перестанет быть прибыльным. В результате 2011—2013 годы стали рекордными в стране по выпуску монет.

В первую очередь монеты были сделаны незаменимыми при оплате парковок, мелких штрафов (до 20 фунтов) и транспортных услуг. Полицейским даже выдавали определенное количество монет, чтобы граждане могли разменять у них купюры. «В целом процент наличности удалось вернуть в рамки 25—30% от общего розничного товарооборота, хотя точных данных по динамике нет, Банк Англии таких цифр не предоставляет, это консолидированная оценка различных коммерческих банков», — отмечает Абрамович.

Казалось бы, медные монеты — надуманная проблема. Бить мелочь можно из дешевых сплавов, как это, например, делает Россия. Но ни Великобритания, ни Швейцария, ни США не хотят уходить от меди, видя в этом падение престижа страны. «Прямой зависимости между тем, в каком металле изготавливаются монеты, конечно же, нет, — говорит Абрамович. — Однако, как показала история, валюты, монеты которых изготавливались из стали, железа или какого-либо другого недорогого металла, достаточно быстро девальвировались».
Прямой зависимости между тем, в каком металле изготавливаются монеты, конечно же, нет. Однако, как показала история, валюты, монеты которых изготавливались из стали, железа или какого-либо другого недорогого металла, достаточно быстро девальвировались

Но дело не только в монетах. «Увеличение количества наличных в обращении может происходить для увеличения предложения денег, — поясняет специалист по исследовательской деятельности кафедры «Финансы, платежи и электронная коммерция» Московской школы управления «Сколково» Егор Кривошея. — Происходит это по ряду причин: из-за контроля курса валют, из-за стимулирования экономики или из-за обеспечения необходимого уровня ликвидности в экономике».

Вторая причина: поддержка политики

Кампании по поддержке фунта стерлингов как национального достояния периодически проводятся в Великобритании. «В 1990-х годах была запущена кампания Save the pound, которая во многом и определила результаты референдума по вхождению в еврозону. Великобритания «отстояла» свою национальную валюту», — рассказывает Евгения Абрамович.

Второй раз довольно крупная кампания по поддержке наличных денег была запущена в 2007 году, с приходом на пост премьер-министра Гордона Брауна. Это было второй раз в истории, когда лейбористам удалось удержать большинство в парламенте два срока подряд и в благодарность избирателям (в основном представителям рабочего класса, для которого наличность привычнее, удобнее и доступнее банковских карт или чеков) правительство сняло ограничения на снятие наличных в банкоматах. А некоторые государственные и муниципальные предприятия стали предоставлять скидку за оплату наличными. Меры были яркие, но временные и носили явный политический оттенок.

Третья причина: поддержка бедных и мигрантов

Но все же поддержка незащищенных слоев населения — это в большей степени реальная мера, а не политический пиар. Сегодня в странах Европы и в США рост обращения наличности связан во многом с притоком мигрантов. Большинство из них не имеет счета в банке — просто не могут его открыть. А если говорить про современную Европу, то значительная доля мигрантов — это беженцы.

«Согласно Положению о беженцах, принятому Евросоюзом в 2010 году, беженцы не имеют права обслуживаться в банках как граждане Евросоюза — только как граждане своих государств. Банка, который бы открыл счет гражданину Сирии, в Европе не найти, — говорит Евгения Абрамович. — Мигранты, или натурализированные граждане Евросоюза, по большей части представляют собой рабочий класс, притом один из его нижайших слоев, поэтому активное использование банковских платежей для них не слишком приемлемо».

Четвертая причина: способ заработка

Наличные деньги — это целая индустрия, в том числе и коллекционная. Каждая страна еврозоны имеет право выпускать два вида юбилейных или памятных монет достоинством 2 евро. Плюс существуют коллекционные наборы: несмотря на ограниченные тиражи, они все же приносят некоторый доход. Хотя, конечно, это параллельно еще и пиар национальной валюты.

Одну из самых крупных памятных серий запускала Великобритания в рамках подготовки к летним Олимпийским играм — 2012 в Лондоне. Несмотря на очевидный пиар фунта стерлингов, основным мотивом для власти было сделать британский Монетный двор прибыльным, считает Евгения Абрамович.

Пятая причина: защита своих денег

Все перечисленные выше причины говорят о том, чем наличные деньги выгодны государству. Но, конечно, от них есть существенная польза бизнесу и населению.

«Увеличение объема наличных всегда было приметой кризисных времен, — полагает заместитель председателя правления платежной системы «Лидер» Константин Соловьев.—В случае с Великобританией этот рост связан с Brexit. Стране предстоят не только политические, но и экономические изменения. Они затронут и банки, и платежные системы. Финансовый рынок станет более изолированным. Люди не могут предугадать, как он будет работать в новых условиях. Конечно, доверие к финансовой системе там не подорвано, но определенные опасения есть, поэтому люди предпочитают держать свои сбережения поближе».

Более того, наличные деньги могут стать переходным звеном к криптовалютам, поскольку сейчас происходит переосмысление самого понятия «деньги». «Финансовые регуляторы, как уже не раз случалось в истории, активно эти деньги «портят» — например, с помощью отрицательных процентных ставок, а также используя процедуры, затрудняющие денежный оборот, замедляющие деловую активность с помощью антиотмывочных законов и других процедур, а также возможности банков блокировать деньги на счете, — все это автоматически выдавливает людей из традиционного денежного обращения», — рассуждает партнер инвесткомпании First Imagine! Ventures Александр Старченко. В этой ситуации способом уйти от «подпорченных» денег становится использование криптовалют. «Можно сказать, что криптовалюты не имеют какого-либо обеспечения, но и под бумажными деньгами никакого реального обеспечения обычно нет», — отмечает Старченко.
Криптовалюты не имеют какого-либо обеспечения, но и под бумажными деньгами никакого реального обеспечения обычно нет

Цена наличности

Конечно, все дело в количестве. Чего в наличных деньгах больше — лекарства или яда, — зависит от их доли в экономике. Перед многими государствами действительно стоит задача сократить объем наличных, потому что их обслуживание слишком дорого обходится стране.

Взять, например, Италию. Страна переживает бум бесконтактных платежей: за прошлый год объем безналичных платежей вырос на 16% и достиг 190 млрд евро. Платежи по бесконтактным картам выросли на 700% и достигли 7 млрд евро, оплата картами в целом — на 75%, мобильные платежи — на 63%. Такие расчеты опубликовали недавно исследователи из Политехнического университета Милана.

Несмотря на эти впечатляющие цифры, Италия — все равно страна наличных денег. Объем наличности в обороте составляет 182,4 млрд евро (по итогам 2015 года). Причем кеш растет из года в год как в абсолютных цифрах, так и в относительных. Если в 2008 году объем наличности в обороте равнялся 8,1% ВВП, то в 2015-м — уже 11,2% ВВП при средних показателях еврозоны в 9,7%, приводит данные итальянская компания The European House — Ambrosetti. На обслуживание наличности страна тратит каждый год около 10 млрд евро. В то время как общие затраты ЕС — 60 млрд.

Если государство сможет опустить долю наличных до среднеевропейского уровня, то каждый год бюджет будет экономить 1,5 млрд евро.

Когда перед любой страной с большой долей наличности стоит задача сократить ее объем, то взоры финансовых властей сразу устремляются на те редчайшие государства-исключения, в которых выпуск наличных денег не растет, а сокращается. Всем хочется на них равняться. Самыми характерными примерами являются Швеция, Норвегия и Дания. Объем наличности в обращении в этих странах снижается, правда, разными темпами, и сегодня около 85—90% всех платежей там проводятся по безналичным каналам.

Что общего у этих стран и что мешает всем остальным, например той же Италии, достигнуть тех же успехов?
Водка + пижама

«Эти страны — яркий пример спокойствия — и политического, и экономического, что, конечно, взаимосвязано, — говорит заместитель председателя правления платежной системы «Лидер» Константин Соловьев. — Доверие к государству и финансовым институтам там находится на высочайшем уровне. Кроме того, в этих странах чрезвычайно развита сеть приема безналичных платежей — заплатить картой можно даже на рынке».

Ни в Италии, ни в России, конечно, нет ни того, ни другого. Но на карте мира немало стран, где с этими двумя факторами вроде бы все в порядке, однако стремительного роста безналичных платежей там не наблюдается. Может быть, есть какой-то скандинавский секрет? Конечно, есть, считает Евгения Абрамович и выделяет три особенности, характерные для экономики этих стран и менталитета их обитателей.

1) Небольшое население и примерно одинаковая плотность населения по всей стране.

В 1970—1980 годах скандинавские страны стали проводить политику расселения людей по всей территории страны, в результате чего плотность населения в столицах сократилась. Если население распределено по территории, наличность становится менее удобной. Заказать продукты домой, если супермаркет находится в 10 километрах, значительно удобнее с помощью банковской карты, нежели при покупке за наличные деньги.

2) Менталитет населения.

«В Финляндии есть даже отдельное слово, kalsarik?nnit, которое переводится как «выпиваю дома в нижнем белье, не собираясь никуда выходить», — говорит Абрамович. А как мы знаем, язык описывает мир народа, который на нем говорит. Аналогичная картина мира у шведов и норвежцев. Если что-то можно сделать дистанционно, то они предпочитают сделать это дистанционно.

Начиная с 2000-х годов в Скандинавии стали предоставлять значительные налоговые льготы компаниям, которые занимаются дистанционной торговлей. В результате это способствовало еще большему росту таких компаний, как OTTO и Stockmann.

3) Невозможность покупки алкоголя за наличный расчет.

«Введена эта мера была в 2013 году, и она возымела колоссальный успех, — рассказывает Евгения Абрамович. — Как выяснилось, жители этих стран тратили на алкоголь в среднем порядка 20% своего дохода за вычетом налоговых, коммунальных, страховых и кредитных выплат». Строго говоря, цель у властей была другая — взять под более жесткий контроль употребление алкоголя. Неизвестно, удалось ли уменьшить потребление алкоголя, но снизить долю наличности в розничной торговле удалось существенно.

Будущее наличных: усохнут, но выживут

Развивая безналичную экономику, не стоит «выплескивать ребенка», как-то искусственно сокращая присутствие наличных денег. «Безналичная экономика — это не то же, что и мир без наличных, — напоминает Егор Кривошея. — В безналичной экономике создается равенство всех методов оплаты, а для участников рынка не существует дополнительных барьеров при выборе того или иного метода».

Пока эти барьеры есть. Например, они есть для бизнеса. Банки.ру писал про то, что развитию безналичных платежей мешает во многом их дороговизна для продавца. По расчетам бизнес-ассоциации «Опора России», стоимость эквайринга для интернет-магазинов, предлагающих непродовольственные товары, составляет от 1,6% до 3,5%, в то время как совокупная стоимость обслуживания наличного оборота — от 0,1% до 0,5%.

Эта дифференциация существует не только в нашей стране. Консорциум розничной торговли Великобритании подсчитал, что средняя стоимость трансакции наличными составляет примерно 0,15% от платежа (расчеты по 2015 году), в то время как платеж по дебетовой карте стоит 0,22%, а по кредитной — 0,79%. Этот разрыв сокращается с каждым годом. Но пока он остается весьма чувствительным, ожидать снижения популярности кеша не приходится.

Да и создать сеть приема безналичных платежей, быстро и уверенно работающую на территории всей страны, — задача малореализуемая. Впрочем, насколько хороша ни была бы инфраструктура безналичных платежей, всегда будут случаи, когда единственно возможным способом оплаты будут наличные. «Обратите внимание на то, что, несмотря на появление огромного числа все новых и новых инструментов для безналичных платежей — различных гаджетов и прочего, — доля безналичных платежей стремительно не растет, — говорит Константин Соловьев из «Лидера». — Эти онлайн-платежи просто дробятся, меняется внутренняя структура — один инструмент отбирает долю у другого. А взлета оборота нет».

Не стоит забывать, что процент наличности в розничных взаиморасчетах в стране напрямую зависит от объема теневой экономики, которая включает в себя не только неформальную занятость, но и коррупционную и криминальную составляющие. И вряд ли России или какой-либо другой стране удастся полностью победить эти явления в ближайшие годы.

Так что оставим разговоры о полном исчезновении наличных денег на обозримом горизонте. «Есть основания предполагать, что в России через 10 лет доля наличных платежей в розничном товарообороте может снизиться до 30% с нынешних 60—70%, — отмечает Абрамович. — 30% — это самый оптимистичный сценарий, скорее всего, они останутся на уровне 35—40%».

В целом же в мире оптимальная доля наличных платежей в товарообороте — порядка 25%, такие цифры в свое время называл ЕЦБ при очередном пересмотре денежно-кредитной политики.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=347571. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.