MarketWatch | Обзор рынка | Главное

Инвесторы недостаточно умны, чтобы предугадать крах рынка

4 июля 2017  Источник http://www.marketwatch.com/ http://bcs-express.ru/
Психология денег и инвестиций в конечном итоге приводит толпу в ярость. Экономисты предполагают, что мы разумные существа, что мы постоянно оцениваем стоимость и отдачу, чтобы максимизировать полезность.

Но очень часто мы слишком поздно осознаем, что подобное мышление, которое в доисторические времена, когда мы были добычей, помогало нам выжить, теперь, когда мы стали «охотниками», – не приносит большой пользы, когда опасность является современной и более долгосрочной.

Одной из проблем, с которым сталкиваются инвесторы, является концепция «якорной» цены, впервые описанная Даниэлем Канеманом и Амосом Тверским. Независимо от стоимости компании, мы склонны полагать, что она должна быть близка к единственной информации, которую многие из нас имеют – к текущей цене её акций. Этот эффект привязки упрощает оправдание дико завышенной цены для компании, которая работает с убытком или для рынка, который сильно переоценен по любым объективным меркам.

Еще одной распространенной ошибкой инвесторов, с которой приходится сталкиваться, является «стадный инстинкт» или склонность использовать действия других в качестве критерия разумности поведения. Всеобщие увлечения, мода и пузыри на фондовом рынке являются тремя примерами подобного мышления.

Когда инвесторы теряют достаточный уровень скептицизм и плюрализма мнений, являющихся признаками здорового рынка, он становится модным и почти необходимым, поскольку слишком много инвесторов покупают слишком много акций, которые слишком слабо подходят для них.

Если бы это были просто психологические причуды, которые приводили к ускорению ралли на фондовом рынке, пузырь затем мог бы попросту медленно сдуваться по мере того как якорная цена постепенно снижалась, а финансовая мода и причуды изменялись.

Но движения на фондовом рынке не являются результатом чисто психологического процесса. Слишком часто в него вторгается реальный мир. Каждый современный крах фондового рынка был ускорен катализатором, который имеет мало общего с финансами, что заставало инвесторов врасплох. Эти катализаторы подталкивают систему, и без того едва способную поддерживать равновесие, к хаосу.

Крах 1987 года

Многие из нас помнят крах фондового рынка 19 октября 1987 года, и ещё нескольких обвалов, связанных с этим месяцем. Но 16 октября иранские военные атаковали нефтяной танкер под флагом США в Персидском заливе, а через два дня американский военно-морской флот ответил бомбардировкой иранских нефтяных платформ. Любой, кто слушал новости утром в понедельник, 19 октября, думал, что мы окончательно вступили в войну с Ираном.

Рынок, который едва мог поддерживать равновесие, понёс самые большие в истории однодневные потери по индексу Dow Jones Industrial Average, при том, что в предыдущую пятницу он уже устанавливал подобный рекорд, но куда меньшего размера. Рынок обвалился из-за события, которое никто не мог предвидеть. Другие рыночные обвалы имеют аналогичные неожиданные катализаторы.

Инвесторы недостаточно умны, чтобы предугадать крах рынка


Где же находятся регуляторы, в то время как инвесторов охватывает стадный инстинкт, а банкиры придумывают самые последние изобретения в череде неудачных финансовых «инноваций»? Как и все мы, монетарные власти не осознают опасности.

Каждый крах провоцируется новым финансовым устройством, о котором многие обычные инвесторы никогда не слышали или не понимают его полностью, что делает невозможным осознание того ключевого фактора, который в конечном счёте сломает систему, когда она находится в своей критической точке.

Доброкачественные инвестиционные трасты 1920-х годов были прекрасным способом для простых американцев вкладывать скромные суммы в диверсифицированные инструменты, но лишь до внедрения кредитного плеча. Вскоре для фондов стало обыденностью предоставлять плечо 1 к 8, что лишь усиливало эффект стадности.

В 1980-х годах портфельное страхование, – ослепительно сложное ответвление новой математической оценки производных инструментов, обещало устранить риск для некоторых акционеров, фактически увеличив его для всех остальных, когда утопические предположения, присущие математической абстракции, не оправдались, столкнувшись с реальностью.

Ипотечный кризис

Спустя несколько десятилетий вселенная ценных бумаг с ипотечным покрытием, которая разрешила несколько проблем для институциональных инвесторов и домовладельцев, в то же время способствовала возникновению многих новых и более коварных проблем, когда банкиры осознали, что они могут работать с ипотечными кредитами по-другому, не потому, что новый способ был лучше, а потому, что его можно было продать.

И где же на этот раз были регуляторы, в то время как инвесторы находились во власти стадного инстинкта, а банкиры разрабатывали самые последние инновации, закладывая основу для неминуемого краха? Как и все мы, они и в этот раз не осознавали опасности. И слишком часто монетарные власти лишь усиливают кризисы, преследуя свои собственные цели.

Бывший глава ФРС Алан Гринспен решительно отказался регулировать ипотечные кредиты и ипотечных банкиров в предыдущие десятилетия, несмотря на законы, которые требовали от Федерального резерва сделать это, и множество сигналов, которые регулятор игнорировал.

Параллели с крахом 1929 года

Бенджамин Стронг был президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка в 1920-х годах. Его непродуманная попытка помочь своим друзьям в Англии вернуться к золотому стандарту привела к падению процентных ставок в США до таких низких уровней, что спекулянты поглощали дешевые деньги, усиливая эйфорию на фондовом рынке, которая закончилась знаменитым крахом 1929 года и Великой депрессией.

Наш фондовый рынок снова рухнет – потому что мы люди

Очень легко поверить в якобы «огромные» различия между нынешним финансовым миром и тем, который был всего лишь несколько лет назад. Некоторые называют эти различия «достижениями», благодаря которым новый крах невозможен. Но финансовые умы активно ищут следующие «инновационные» изобретения. Инвестирование в паритет риска, использующее кредитное плечо, может быть следующим катализатором, который вызовет финансовый хаос и рыночный обвала.

И если таким фактором следующего краха станут геополитические проблемы, трудно предугадать, откуда ждать удара в первую очередь. Но ясно одно, благоприятная почва для обвала уже существует – это растущие девятый год подряд американские фондовые индексы, раз за разом обновляющие в последнее время свои исторические максимумы.

Мир финансов полон шарлатанов, постоянно предупреждающих о надвигающейся катастрофе, чтобы продать вам золото или заставить подписаться на их финансовую рассылку. В результате возникает ещё одна человеческая причуда: мы привыкаем к бесконечным предупреждениям и незаметно для себя присоединяемся к рыночному стаду, которого впереди ждёт «забой».

Инвестирование всегда требовало дисциплины, а теперь, в бесконечном круглосуточном потоке информации, чтобы распознать сигнал среди шума, требуется ещё больше дисциплины, чем когда-либо.

Американский фондовый рынок и американский инвестор являются мировыми эталонами, показавшими огромные достижения на протяжении всей своей истории. Но наш фондовый рынок снова рухнет – потому что мы люди.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=348614. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.