Мэнли Ронан goldenfront.ru | Периодика | Главное | Gold (XAU/USD)

Новый золотой пул в Банке международных расчетов в Базеле, Швейцария

13 июля 2017  Источник http://goldenfront.ru/ https://www.bullionstar.com/
Часть первая – большое расследование

«В отсутствие управляющего во второй половине дня в понедельник, 10 декабря, я посетил совещание в кабинете Зейлстры в БМР для продолжения обсуждения возможности золотого пула. Присутствовали Эммингер, де ла Женье, де Стрикер, Лойтвилер, Ларр и Поль».

13 декабря 1979 г. – Кит МакМахон (Kit McMahon) Гордону Ричардсону (Gordon Richardson), Банк Англии

Введение

Золотой пул центральных банков, известный как Лондонский золотой пул, действовал на рынке золота с ноября 1961 г по март 1968 г.

Настоящая статья не о Лондонском золотом пуле 1961-68 гг. Настоящая статья о тайных переговорах центральных банков о совершенно другом, новом золотом пуле. Данные переговоры о втором золотом пуле начались в конце 1979 г., т. е. спустя более чем 11 лет после закрытия Лондонского золотого пула. Настоящая статья является первой из двух частей. Вторая часть будет опубликована в ближайшее время.

Переговоры о новом золотом пуле происходили в эпоху стремительно растущих свободно-рыночных цен на золото и в самый разгар разбега цены на золото до $850 в январе 1980 г.

Обсуждаемые ниже переговоры и встречи по поводу нового золотого пула в 1979-80 гг. и позже происходили на наивысшем уровне в мире центральных банков при участии влиятельнейших центральных банкиров, включая некоторые знакомые читателям имена. Целью данных встреч и переговоров центральных банков было достижение соглашений о совместных действиях центральных банков по укрощению и манипулированию свободно-рыночной ценой на золото в начале 1980-х. Во многих случаях это были частные встречи нескольких управляющих центральных банков «Группы десяти» (G10), происходившие в офисе президента Банка международных расчетов (БМР) (Bank for International Settlements (BIS)) в Базеле, Швейцария.

Прежде всего, эти встречи центральных банков демонстрируют намерение. Намерение группы влиятельных центральных банков манипулировать свободно-рыночной ценой на золото, чтобы исказить свободно-рыночные сигналы золотого ценообразования. В этом отношении данные документы не теряют актуальности. Документы также иллюстрируют беспокойство, вызываемое у старших центральных банкиров растущей ценой на золото на свободном рынке, а также, что важно, показывают, что эти центральные банкиры не испытывают сомнений, по крайней мере с юридической или моральной точки зрения, когда речь идет о вмешательстве и манипулировании ценой на золото, если они видят угрозу своей бумажной монетарной системе.

Лондонский золотой пул 1961-68 гг. представлял собой сговор 8 крупнейших центральных банков в попытке сдерживать официальную цену золота на уровне $35 за унцию. Тот золотой пул был инициирован в штаб-квартире БМР в Базеле, Швейцария, и отслеживался в БМР управляющими центральных банков – участников пула. Тем не менее ежедневная деятельность золотого пула 1961-68 гг. осуществлялась агентом пула, Банком Англии в Лондоне. Именно поэтому он получил название Лондонского золотого пула. Как известно, Лондонский золотой пул рухнул во вторник, 14 марта 1968 г., когда спекулятивные покупки на Лондонском рынке золота намного превзошли доступные резервы центральных банков – участников золотого пула.

Участниками Лондонского золотого пула 1961-68 гг. были центральные банки США, Великобритании, ФРГ, Нидерландов, Швейцарии, Франции, Бельгии и Италии, и те же самые центральные банки участвовали в переговорах по новому золотому пулу в 1979-80 гг. и позже.

Золотой пул 1961-68 гг. был одновременно продающим синдикатом, где участники объединяли свои золотые резервы с целью вмешаться в Лондонский рынок золота, и закупочным синдикатом, где участники – центральные банки пытались пополнять запасы золота, использующиеся в операциях по контролю цены на золото. Точно так же, как вы увидите ниже, участвовавшие в переговорах по новому золотому пулу в 1979-80 гг. западноевропейские центральные банки хотели иметь возможность как покупать золото для пула, так и продавать золото из пула.

Центральным в иллюстрировании того, как влиятельнейшие центральные банкиры мира сговорились, чтобы попытаться создать новый золотой пул, является ряд внутренних документов Банка Англии, предоставляющих подробную схему развития этих переговоров в БМР, а также позволяющих увидеть образ мышления старших руководителей Банка Англии, участвовавших во встречах. Данные внутренние корреспондентские документы за 1979 и 1980 гг. можно рассматривать как эквивалент внутренней электронной почты в эпоху, предшествовавшую корпоративным системам электронной переписки.

Как вы увидите ниже, в переговорах и документах всплывает так много имен центральных банкиров высшего уровня, что для того, чтобы предоставить контекст, потребовалось привести краткую справку о том, что это за люди и какими были их роли. Также невозможно было обойтись без краткого обзора движения цены на золото в тот период.

Новый золотой пул в Банке международных расчетов в Базеле, Швейцария

Банк международных расчетов – Базель, Швейцария – золотой пул

Разбег цены на золото в 1979-80 гг.

После краха Лондонского золотого пула в середине марта 1968 г. ему на смену пришел двухъярусный золотой рынок, где цена золота на частном рынке росла, тогда как центральные банки продолжали торговать с Федеральным резервным банком (ФРБ) Нью-Йорка и Казначейством США по официальной цене $35 за унцию. Однако в августе 1971 г. Никсон (Nixon) закрыл это «золотое окно» ФРБ Нью-Йорка/Министерства финансов, положив конец конвертируемости долларовых обязательств в золото, доступной ранее иностранным центральным банкам и правительствам. Следствием этого стало рождение свободно плавающей цены на золото.

К концу 1974 г. цена на золото подпрыгнула до $187 за тройскую унцию. На протяжении следующих 3 лет цена на золото сначала опустилась примерно до $100 в августе 1976 г., после чего возобновила восходящий тренд. В этот период цена на золото в конце года находилась в диапазоне $135-$165. В 1978 г. цена снова прорвалась к рекордному максимуму и в конце года составила $226 за унцию. См. график ниже.



Цена на золото с января 1971 г. по январь 1980 г. Источник: графики BullionStar.

Золото в долларах США

Открытие; Минимум; Максимум; Закрытие

1 день; 1 неделя; 1 месяц; От начала года; 1 год; 3 года; Максимум; Выбрать

С 02.01.1971 по 22.01.1980

22 января 1980 г.

Июль 1972 г., июль 1973 г. и т. д.

Время по сингапурской часовой зоне (SGT)

Но в 1979 г. цена на золото в долларах США по-настоящему взлетела и стала бить рекорд за рекордом. В июле 1979 г. впервые пробит уровень $300. В октябре 1979 г. цена на золото впервые превысила $400. В декабре 1979 г. цена достигла $500. Хотя этот рост цены в конце 1979 г. сам по себе был феноменальным, то, что произошло в январе 1980 г., было еще более поразительным, потому что за две недели цена сначала превысила $600, а затем $700 и $800, и в конце января достигла рекорда на тот момент – $850 за унцию. См. график ниже.



Цена на золото с января 1979 г. по июнь 1980 г. Источник: графики BullionStar.

Золото в долларах США

Открытие; Минимум; Максимум; Закрытие

1 день; 1 неделя; 1 месяц; От начала года; 1 год; 3 года; Максимум; Выбрать

С 01.01.1979 по 30.06.1980

31 декабря 1979 г.

Февраль; Март; Апрель; Май; Июнь; Июль; Август; Сентябрь; Октябрь; Ноябрь; Декабрь; 1980; Февраль; Март; Апрель; Май; Июнь

Время по сингапурской часовой зоне (SGT)

В середине 1970-х наблюдался всплеск официальных продаж золота на рынок, отчасти стратегически спланированный для укрощения цены золота, но на практике не достигший этой цели в среднесрочной перспективе. С июля 1976 г. по май 1980 г. Международный валютный фонд (МВФ) продал 25 млн унций (777 т) золота на 45 публичных аукционах. С мая 1978 г. по ноябрь 1979 г. Казначейство США продало частному рынку 8.05 млн унций высокопробного золота (чистота 99.5%) и 7.75 млн унций низкопробного золота (90%) на 23 аукционах. Итого Казначейство продало с аукциона более 15 млн унций (466 т) золота. Последние аукционы Казначейства США прошли 16 октября 1979 г., когда было продано 750,000 унций низкопробных монетных слитков, и 1 ноября 1979 г., когда Казначейство применило подход варьируемого количества продаж и сбыло 1,250,000 унций низкопробных монетных слитков. 15 января 1980 г. министр финансов США официально объявил о завершении американских продаж золота.

В обзоре золотого рынка в 1979 г., включенном в ежегодный отчет БМР за 1980 г. отмечалось:

«Дальнейшее увеличение резервов [золота] было омрачено драматичным ростом спроса на золото, вызвавшим более чем четырехкратный рост цены на лондонском рынке чуть больше чем за год до $850 за унцию в январе 1980 г.»

«В дополнение к масштабу, для прошлогоднего [1979] роста цены на золото характерны еще три примечательных черты. Во-первых, цена росла в сравнении со всеми основными валютами, даже теми, чья стоимость на протяжении 1970-х выросла больше всего. Во-вторых, это происходило в период преимущественно растущих процентных ставок в индустриализированном мире, что должно было увеличить издержки хранения золота. В-третьих, это происходило в период, когда доллар в целом на валютных рынках усиливался».

Именно на фоне этого взлета цен на золото, золотых аукционов, нестабильности на валютных рынках, медленного экономического роста и высокой инфляции между сентябрем 1979 г. и январем 1980 г. в БМР прошли первые переговоры по золотому пулу.

Возрождение золотого пула

Ниже приводится ряд конфиденциальных меморандумов и записок Банка Англии. Первый из них, под грифом «СЕКРЕТНО», – анализ, написанный Джоном Сангстером (John Sangster) для Кристофера МакМахона. Документы приводятся курсивом, с выделением жирным и подчеркиванием там, где это уместно. Значительная часть текста самоочевидна; подчеркивание и жирный шрифт просто привлекают внимание к особенно интересным частям.

Кристофер МакМахон, известный как «Кит» МакМахон (‘Kit’ McMahon), был исполнительным директором Банка Англии в 1970-1980 гг., после чего 1 марта 1980 г. стал заместителем управляющего Банка Англии. До МакМахона заместителем управляющего Банка Англии был Джаспер Холлом (Jasper Hollom). Полное имя Кита МакМахона – Кристофер Уильям МакМахон (Christopher William McMahon), поэтому он подписывал внутренние меморандумы и письма Банка Англии инициалами CWM.

МакМахон ушел из Банка Англии в 1986 г., чтобы занять должность главного управляющего и заместителя председателя Midland Bank. В 1987 г. Макмахон стал председателем Midland Bank. МакМахон ушел из Midland в 1991 г. Midland Bank с 1974 г. также владел Samuel Montagu, одной из пяти традиционных слитковых фирм Лондонского рынка золота. В 1992 г. Midland перешел в полное владение HSBC, ранее выкупившего 15% его акций в 1987 г., когда председателем и главным управляющим Midland был МакМахон. См. профили МакМахона здесь и здесь.

Полное имя Джона Сангстера – Джон Лэйнг Сангстер (John Laing Sangster), поэтому он подписывал внутренние меморандумы и аналитику Банка Англии инициалами JLS.

В 1970-х – начале 1980-х Сангстер числился в Банке Англии как специалист по валюте и золоту. В марте 1980 г. Сангстер стал одним из шести новых помощников директора Банка Англии. Чтобы понять, на каком высоком уровне работал Сангстер в то время в Банке, упомянем, что в то же время другими помощниками директора были Эдди Джордж (Eddie George) (операции на долговом рынке) и Дэвид Уокер (David Walker) (экономика). Сангстер ушел из Банка Англии в 1982 г. Эдди Джордж был управляющим Банка Англии в 1993-2003 гг. Дэвид Уокер в дальнейшем возглавлял различные лондонские институты, в том числе Barclays Bank.

Первый документ датируется 21 сентября 1979 г., когда цена золота при закрытии торгов составила $376.41.

СЕКРЕТНО

21.09.1979

Г-ну МакМахону

Копия: г-ну Байетту (Byatt)

Золото

Существует вероятность, что в следующие несколько недель некоторые центральные банки попытаются обсудить возможность возрождения золотого пула. Как в случае стерлингового кредита 1976 г., ряд людей могут спонтанно решить, что пришло время для совместных действий.

Главные аргументы:

(а) золото в настоящее время является настолько неотъемлемой частью международной монетарной системы, что его текущее поведение представляет собой существенный элемент общей валютной нестабильности;

(б) тогда как раньше ослабление доллара вызывало рост золота, в последнее время наоборот, сила золота сама вызывает ослабление доллара;

(в) рынок сейчас кажется перенапряженным, и необходимо сломать психологию типа «рынок может двигаться только в одну сторону – вверх». Подобное отношение явно опасно для любого рынка, но с учетом остаточных монетарных связей золота существует опасность чрезмерной уязвимости финансовых институтов в данной области;

(г) совместная демонстрация центральных банков будет тем более приветствоваться, поскольку рынок твердо верит, что центральные банки заинтересованы только в установлении нижнего предела цены и никто не желает сдерживать ее рост;

(д) так можно спровоцировать больше русских продаж.

Очевидно, вопрос стоит не о перманентной стабилизации цены на золото, а всего лишь о сдерживании ее в целевой области в критический период. Подобную операцию можно провести параллельно с существующими американскими аукционами, хоть и есть мнение, что последние стали слишком предсказуемыми и лучше было бы, по крайней мере временно, объединить их с мерами по реализации нового золотого пула. Насколько мне известно, ФРБ Нью-Йорка пока ничего не обсуждал, и если интереса со стороны американцев не будет, тема будет закрыта. Другие тоже не станут рассматривать предложение, если не будет предусмотрено возвращение золота в случае, если рынок будет временно взят под управление.

Пока мы не можем ничего сделать, но следует быть готовыми к возможной дискуссии. Если идея сдвинется с места, то, учитывая сравнительную скудость наших золотых резервов, будет явно [с. 2] предпочтительно, чтобы взносы были пропорциональны золотым резервам, а не основывались на чем-то другом.

21 сентября 1979 г.

JLS

Оригинал меморандума от JLS МакМахону, можно увидеть здесь: с. 1 и с. 2.

Неудивительно, что Сангстер, как специалист Банка Англии по валютам и золоту, был знаком с взглядами и разговорами других центральных банков на эту тему на тот момент, потому что он верно предсказал, что группа центральных банков скоро начнет обсуждение нового золотого пула.

Сангстер также верно предсказал, что европейские центральные банки предпочтут такую структуру пула, при какой золото может быть возвращено. Примечательно, что оценка Сангстером необходимости присоединения к схеме американцев тоже оказалась точной.

В те времена в Банке Англии было принято, чтобы получатель внутренней корреспонденции после прочтения дописывал от руки примечания, подписывал свои инициалы и возвращал оригинал автору. Тогда еще не было корпоративной электронной почты.



Рукописное примечание на меморандуме JLS Сангстеру, 21 сентября 1979 г.

Вверху с. 1 вышеприведенного меморандума Кит МакМахон подписал инициалами CWM следующее примечание:

«Пол Джинти (Paul Jeanty) сообщил мне, что Зейлстра (Zijlstra) сказал ему лично несколько недель назад, что он готов поддержать действия центральных банков по стабилизации цены в пределах подвижного диапазона. Лойтвилер (Leutwiler) (часто) и Клапье (Clappier) говорили ему то же самое в прошлом, и он считает (не знаю, на каком основании), что де Стрикер (deStryker) и Баффи (Baffi) тоже присоединятся к плану. Тем не менее все они признают, что Эммингер (Emminger) не предрасположен поддержать идею.

CWM 29/9»

Как уже упоминалось, в этой статье будет встречаться много известных имен, нуждающихся в кратком освещении их роли для понимания контекста.

На момент данной переписки Пол Джинти (Paul Jeanty) был заместителем председателя Samuel Montagu & Co, одного из пяти слитковых банков – участников Лондонского рынка золота. Samuel Montagu & Co с 1974 г. находился в полном владении Midland Bank.

Кто есть кто центральных банкиров

Зейлстра – это д-р Елле Зейлстра (Jelle Zijlstra), председатель и президент БМР с 1967 г. по декабрь 1981 г., а также президент центрального банка Нидерландов, De Nederlandsche Bank (DNB), с 1967 г. до конца 1981 г. Примечательно, что Зейлстра короткое время в 1966-67 гг. был также премьер-министром Нидерландов.

Лойтвилер – это Фриц Лойтвилер (Fritz Leutwiler), председатель Национального банка Швейцарии с мая 1974 г. по декабрь 1984 г. Лойтвилер был членом совета директоров БМР в 1974-84 гг., а также президентом БМР и председателем совета директоров БМР с января 1982 г. по декабрь 1984 г.

Де Стрикер – это Сесил де Стрикер (Cecil de Strycker), управляющий Национального банка Бельгии с февраля 1975 г. до конца февраля 1982 г. В то время де Стрикер также был президентом Европейского фонда валютного сотрудничества, а затем президентом Комитета управляющих центральных банков государств-участников Европейского экономического сообщества.


Клапье – это Бернар Клапье (Bernard Clappier), управляющий Банка Франции в 1974-79 гг. Клапье также был вице-управляющим Банка Франции в 1964-73 гг.

Баффи – это Паоло Баффи (Paolo Baffi), управляющий Банка Италии с июля 1975 г. по октябрь 1979 г., а также член совета директоров БМР с 1975 г. Баффи стал вице-председателем БМР в 1988 г.


Эммингер – это Отмар Эммингер (Otmar Emminger), , президент Бундесбанка с 1 июня 1977 г. по 31 декабря 1979 г. Эммингер в 1969 г. был одним из главных творцов искусственных Специальных прав заимствования (СПЗ) МВФ, задумывавшихся как конкурент и замена золота.

В нижеприведенном документе от 18 октября 1979 г. упоминаются как перечисленные люди, так и другие важные центральные банкиры, поэтому будет лучше на данном этапе рассказать и о них.

УПРАВЛЯЮЩИЙ Банка Англии – Гордон Ричардсон (Gordon Richardson). Ричардсон был управляющим Банка Англии в 1973-83 гг. и неисполнительным директором Банка Англии в 1967-73 гг. Он был председателем J. Henry Schroder Wagg в 1962-72 гг. и председателем Schroders в 1966-73 гг. Ричардсон также был директором Saudi International Bank в Лондоне. Saudi International Bank ранее был известен как Al Bank Al Saudi Al Alami, когда он был зарегистрирован в Лондоне в 1975 г., а сейчас это Gulf International Bank UK Limited.


Чампи – это Карло Чампи (Carlo Ciampi). Чампи был управляющим Банка Италии с октября 1979 г. по апрель 1993 г., а также вице-председателем БМР в 1994-96 гг. Примечательно, что Чампи также был премьер-министром Италии с апреля 1993 г. по май 1994 г. и президентом Италии с мая 1999 г. по май 2006 г.

Шмидт – это Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt), канцлер (глава государства) Федеративной Республики Германии (Западной Германии) в 1974-82 гг.

Гут – это Вильфрид Гут (Wilfried Guth), председатель Deutsche Bank (коммерческий банк) с 1976 г. и председатель наблюдательного совета Deutsche Bank в 1985-90 гг.

Аль-Курайши – это Абдулазиз Аль-Курайши (Abdulaziz Al-Quraishi), управляющий Агентства денежного обращения Саудовской Аравии (Saudi Arabian Monetary Agency (SAMA)) в 1974-83 гг. Он также был председателем Saudi International Bank в Лондоне в 1987-96 гг. и был членом совета директоров этого банка в то же время, что и Гордон Ричардсон.

Американцы: Миллер, Соломон, Волкер и Уоллич

Миллер – это Уильям Миллер (William Miller), министр финансов США с августа 1979 г. по январь 1981 г. До этого с марта 1978 г. по август 1979 г. он был председателем совета управляющих Федеральной резервной системы (ФРС).

Соломон – это Энтони Соломон (Anthony Solomon), заместитель министра финансов США по валютным вопросам с марта 1977 г. по март 1980 г. С апреля 1980 г. до конца 1984 г. Соломон был президентом ФРБ Нью-Йорка.

Волкер – это Пол Волкер (Paul Volcker). В августе 1979 г. Волкер сменил Миллера на посту председателя совета управляющих ФРС. До этого в 1975-79 гг. Волкер был президентом ФРБ Нью-Йорка. Волкер также был заместителем министра финансов США по валютным вопросам в 1969-74 гг.


Уоллич – это Генри Уоллич (Henry Wallich), экономист, член совета управляющих ФРС в 1974-86 гг. Он также был членом Комитета Конгресса США по золоту в 1981-82 гг.

Обсуждение золотого пула в Белграде

Второй документ, приведенный ниже, написан Китом МакМахоном 18 октября 1979 г. и адресован управляющему Банка Англии Гордону Ричардсону. 18 октября 1979 г. при закрытии торгов цена золота составила $386.84. Упоминание о Белграде отсылает к ежегодной конференции МВФ и Всемирного банка, состоявшейся в начале октября 1979 г. в Сава-центре в Белграде, столице бывшей Югославии. Конференцию в Белграде посетили министры финансов и центральные банкиры 138 стран.

СЕКРЕТНО

18.10.79

УПРАВЛЯЮЩЕМУ

Золото

Сегодня днем меня навестил Пол Джинти, чтобы доложить о его недавнем разговоре с Лойтвилером в Цюрихе.

Лойтвилер сообщил ему, что в Белграде с ним захотели встретиться американцы (в полном составе – Миллер, Соломон, Волкер и Уоллич). К великому удивлению Фрица, они спросили его о возможности организации операции по продаже золота (в основном разговор вели Волкер и Соломон). Они упомянули о возможной необходимости быть готовыми продать 10% от официальных резервов, и, судя по всему, сами они готовы присоединиться.

Фриц ответил, что если операция будет реализована, то 10% от резервов не понадобится; но он хотел бы иметь возможность позже выкупить любое проданное золото по более низкой цене. Опять же, к его удивлению, американцы не возразили – и это очень серьезная перемена в сравнении с их прежней позицией.

Фриц сказал Джинти то, что Джинти уже знал, а именно, что Зейлстра может быть заинтересован в этом; но, судя по всему, Клапье дал понять, что он против. Такую перемену во взглядах Лойтвилер объяснил давлением со стороны Елисейского дворца, в свою очередь испытывающего влияние немцев. Лойтвилер также сказал, что, хотя Баффи за, ему неизвестна позиция Чампи.

Эммингер по-прежнему безоговорочно против. Но, очевидно, были предприняты попытки убедить Шмидта в ценности этой идеи. Согласно Лойтвилеру, его убеждал Гут, но Шмидт, похоже, не готов пойти против Бундесбанка.

Судя по всему, те, кто за, предрасположены считать, что ОПЕК все больше обеспокоена тем, что золото обгоняет нефть, и готова использовать это как аргумент для повышения цен на нефть. Джинти спросил Лойтвилера, уверен ли тот, что Аль-Курайши не будет раскачивать лодку [с. 2] и не начнет покупать, если другие банки понизят цену. Лойтвилер заверил его в том, что он часто обсуждал это с Аль-Курайши, и что проблем быть не должно. После этого он сообщил интересную подробность о том, что Аль-Курайши и Зейлстра собираются встретиться с Эммингером во Франкфурте в следующий вторник – хотя разговор не обязательно будет на эту тему. Джинти предположил, что они могут ходатайствовать о разрешении на диверсификацию.

Наконец, согласно Джинти, Фриц спросил, сможет ли он встретиться со мной, ясно давая понять, что ему хотелось бы донести до нас суть этих разговоров. Он знал, что наши резервы невелики, но надеялся, что мы можем морально поддержать инициативу, чтобы надавить на Эммингера.

Я отреагировал на все это, как и в прежних похожих дискуссиях, прохладно, сказав, что хоть мне и не нравится нестабильность цены на золото, я считаю, что это скорее симптомы проблем с валютой, и что в случае реализации политики Волкера произойдет резкий спад. Кроме того, хотя центральным банкам будет легко быстро и существенно снизить цену, после этого – и особенно когда они начнут выкупать – они могут обнаружить, что играют с огнем.

Я сказал бы это Джинти независимо от своих взглядов, но я действительно по-прежнему сильно сомневаюсь в мудрости подобных начинаний – по крайней мере в отрыве от более широких соглашений о валютной стабильности. Тем не менее этот разговор показался мне интересным по ряду причин, в том числе как дополнительное доказательство того, как центральные банки будут разговаривать с крупнейшими операторами на рынке золота. Полагаю, вы захотите дополнительно обсудить это с вашими коллегами в Базеле.

CWM

18 октября 1979 г.

Оригинал вышеприведенного меморандума от МакМахона Ричардсону можно посмотреть здесь: с. 1 и с. 2.

В анализе МакМахона стоит отметить следующие ключевые моменты. Зейлстра, президент БМР и центрального банка Нидерландов, явно поддерживал идею золотого пула.

На конференции МВФ в Белграде в начале октября 1979 г. представители Казначейства США (Миллер и Соломон) и совета управляющих ФРС (Волкер и Уоллич) встретились с Фрицем Лойтвилером, председателем Национального банка Швейцарии, чтобы обсудить скоординированные продажи золота.

В то время в финансовых СМИ были намеки на это, но слишком общие и без упоминания золотого пула. 2 октября 1979 г. в NewYorkTimes писали:

«Правительство США, разрабатывающее новые планы по стабилизации доллара на валютных рынках, сообщило сегодня, что может увеличить количество золота, выставляемого им на ежемесячных аукционах, и рассматривает возможность координируемых на международном уровне слитковых продаж.

Энтони Соломон, заместитель министра финансов США по валютным вопросам, сообщил о переговорах с представителями «разных» правительств в кулуарах ежегодного съезда МВФ и Всемирного банка в Белграде».

Похоже, американцы перед встречей в Белграде изменили свою позицию и приняли идею о возможности выкупа золота, используемого в операциях по ценовым манипуляциям, т. е. в золотом пуле, но надо понимать, что раньше они не поддерживали выкуп проданного золота.

Заметим, что Волкер и Миллер по пути в Белград также встретились с Гельмутом Шмидтом и Отмаром Эммингером в Гамбурге, чтобы обсудить лучшие способы защиты американского доллара на валютных рынках.

Бернар Клапье, управляющий Банка Франции, на тот момент не очень благосклонно относился к идее пула из-за политического давления со стороны Елисейского дворца – т. е., в данном контексте, Совета министров Франции, заседающего в Елисейском дворце, резиденции французского президента. Сопротивление французов приписывали влиянию Бундесбанка, нежелающего участвовать в схеме, но, как обнаружится ниже, причиной скорее было то, что Бундесбанк хотел, чтобы американские власти параллельно с золотым пулом решили более масштабные валютные/долларовые проблемы.

Волкер возвращается в Вашингтон для встречи в FOMC

Во время белградской конференции МВФ Пол Волкер во вторник, 2 октября, неожиданно улетел из Белграда в Вашингтон. Причиной стала тайная и ранее не планированное заседание Федерального комитета по открытым рынкам (Federal Open Market Committee (FOMC)) ФРС, состоявшееся 6 октября 1979 г. Именно на этой встрече Волкер анонсировал известные сейчас изменения в политике ФРС, где фокус сместился с микроуправления ставками федеральных фондов на мониторинг и управление объемом банковских резервов в финансовой системе, результатом чего стали значительно более высокие процентные ставки и рецессия с попытками сдержать инфляцию.

Но в стенограммах этой встречи FOMC 6 октября и предварительного телефонного совещания 5 октября есть некоторые интересные отсылки к дискуссиям на тему золота Волкера, Миллера, Соломона и Уоллича с европейскими центральными банкирами в Белграде. В ходе телефонного совещания 5 октября Волкер сказал:

«Подводя итог, подчеркну, что в конце прошлой недели – точнее также и раньше, но особенно в конце прошлой и начале текущей недели – эти рынки, т. е. рынок золота и валютные рынки, пребывали в «депрессии». Думаю, это подходящее слово. Атмосфера была очень напряженной. Я думаю, что ситуация, по большому счету, улучшилась благодаря ожиданиям определенных действий».

В ходе встречи FOMC 6 октября 1979 г. Волкер упоминает о переговорах американцев с другими центральными банкирами в Белграде:

«Всесторонне рассматривалась возможность продаж золота».

«Вопрос обсуждался со всех сторон, и, мне кажется, он, по существу, не разрешен. Существует вероятность [продаж золота], в частности если рынок золота снова пойдет вверх, но в этом отношении не было достигнуто твердого консенсуса, просто потому, что в наших дискуссиях было выражено беспокойство по поводу того, окажется ли это эффективным в долгосрочной перспективе. В краткосрочной перспективе продажи золота могут оказаться эффективными. Но если несколько позже цена на золото снова может подняться, то возникает вопрос: внушает ли это уверенность?

Может, лучше просто оставить рынок [золота] в покое? Я думаю, что пока этот вопрос должен быть отложен».

«Я думаю, что мы увидим содействие наших зарубежных партнеров либо по золоту, либо в плане вмешательства, если они почувствуют, что мы что-то сделали; это важная часть создания фундамента. Я полагаю, мы получим эту поддержку, но с учетом ограничений, упомянутых в моих предыдущих комментариях. Я не имею в виду, что подобные действия не актуальны, если все стороны считают, что это выгодно. Наоборот, при должной подоплеке в долгосрочной перспективе они актуальны. Но они не актуальны в том смысле, чтобы объявить о подобном международном соглашении на этих выходных».

Что интересно, 18 октября 1979 г. бывший руководящий сотрудник Банка Англии Джордж Болтон (GeorgeBolton) позвонил в Банк Англии, чтобы сообщить слухи о тайных продажах золота США Саудовской Аравии:

18.10.79

ЗАМЕСТИТЕЛЮ УПРАВЛЯЮЩЕГО

Копии: DAHB и JLS

Сэр Джордж Болтон звонил, чтобы сообщить, что он узнал от надежного источника слухи, имеющие хождение в Вашингтоне и Нью-Йорке, а именно, что США планируют до конца текущего года продать 10 млн унций золота в четырех необъявленных операциях. Он сказал, что цель этого – задобрить саудовцев.

П. У. Ф. Айронмонгер (P. W. F. Ironmonger),

Офис управляющего

18 октября 1979 г.

Сэр Джордж Болтон был исполнительным директором Банка Англии в 1950-х и неисполнительным директором в 1960-х и, как утверждается, сыграл важную роль в развитии евродолларового рынка в Лондоне. Непонятно, почему Болтон в 1979 г. продолжал передавать Банку Англии рыночные данные. Возможно, он делал это неформально, по просьбе управляющего.



Тем не менее очень интересно, что Болтон сказал, что американцы собираются продать 10 млн унций (311 т) золота саудовцам, чтобы задобрить их, и это согласуется с адресованными МакМахоном Ричардсону комментариями о том, что «ОПЕК все больше обеспокоена тем, что золото обгоняет нефть», но что Аль-Курайши из Агентства денежного обращения Саудовской Аравии (SAMA) «не будет раскачивать лодку» и не начнет покупать золото на рынке, если появится новый золотой пул. Лойтвилер считал, что Аль-Курайши и SAMA жаждут «диверсификации», т. е. хотят реинвестировать свои доходы с нефти в более диверсифицированные активы, в том числе физическое золото.

Если на последнем золотом аукционе Казначейства США 1 ноября 1979 г. было продано 1.25 млн унций низкопробных золотых монетных слитков, то были ли 10 млн унций проданы саудовцам напрямую из американских золотых резервов, о чем никогда не узнал рынок? Или же США использовали золото другого центрального банка для золотого свопа, чтобы «задобрить» саудовцев? Данные вопросы остаются без ответа, но важно не забывать о связи золота и нефти и о том, что западноевропейские и американские денежные органы считали важным, чтобы «саудовцы оставались довольными». Больше о связи нефти и золота будет сказано во второй части.

Первая встреча по золотому пулу – 12 ноября 1979 г.

В вышеприведенном меморандуме от 18 октября 1979 г., отправленном Китом МакМахоном управляющему Гордону Ричардсону насчет белградских дискуссий и учреждения нового золотого пула, имеется рукописный ответ Ричардсона МакМахону красной ручкой, датированный 4 ноября 1979 г.:

«CWM,

Спасибо за интересную записку, прочитанную мною несколько дней назад. Я согласен с вашим комментарием, отмеченным «X» внизу с. 2. Я поговорю с Фрицем в Базеле, но я опасаюсь, что все уже утихло. GR 4/11».

Фриц – это Фриц Лойтвилер, председатель Национального банка Швейцарии. Отметка «X» стоит напротив слов: «разговор показался мне интересным по ряду причин, в том числе как дополнительное доказательство того, как центральные банки будут разговаривать с крупнейшими операторами на рынке золота». В рукописном ответе МакМахона Ричардсону говорится: «Возможно, но все равно стоит поднять этот вопрос. CWM».

Вверху с. 1 есть еще одно рукописное примечание: «Копия для ноябрьского базельского досье».

Тем не менее, вопреки опасениям Ричардсона, инициатива по золотому пулу не утихла, потому что 6 ноября 1979 г. Зейлстра назначил на следующий понедельник, 12 ноября, встречу в своем офисе в БМР, куда он пригласил управляющих Банка Англии, Бундесбанка, Банка Франции, Национального банка Швейцарии, центрального банка Бельгии, а центральный банк Нидерландов, разумеется, был представлен самим Зейлстрой.

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО

ДЛЯ ЗАНЕСЕНИЯ В ПРОТОКОЛ

Копии: управляющему, заместителю управляющего, г-ну МакМахону, г-ну Пейтону (Payton), г-ну Балфуру (Balfour), г-ну Сангстеру

«Д-р Зейлстра позвонил управляющему, чтобы сообщить, что он собирает совещание в своем кабинете в БМР в 10:30 утра в понедельник, 12 ноября. Другие приглашенные: де Стрикер, Лойтвилер, Клапье и Эммингер или Поль. Д-р Зейлстра сказал, что речь будет идти о том, о чем они говорили с управляющим в Белграде (возможно золото)».

Л. С. У. Мэйес (L.C.W. Mayes),

Офис управляющего

6 ноября 1979 г.

На записке было написано от руки «Базельское досье» и красным поставлены инициалы GR (Гордон Ричардсон) и дата 8/11.

В последние месяцы 1979 г. в Банке Франции и Банке Италии были назначены новые управляющие, а в Бундесбанке – новый президент. 7 октября 1979 г. из Банка Италии ушел Паоло Баффи, и управляющим стал Карло Чампи (до этого заместитель управляющего). Бернар Клапье ушел с должности управляющего Банка Франции 23 ноября 1979 г., и его место занял Рено де ла Женье (Renaud de la Geni?re). В декабре 1979 г. из Бундесбанка ушел Отмар Эммингер и президентом стал Карл Отто Поль (Karl Otto P?hl).

В цитируемом выше приглашении написано «Эммингер или Поль», потому что ноябрь-декабрь 1979 г. был в Бундесбанке периодом передачи полномочий от Эммингера к Полю. Поль присоединился к Бундесбанку лишь в 1977 г. и с 1 июня 1977 г. по 31 декабря 1979 г. был вице-президентом. Поль был президентом Бундесбанка с 1 января 1980 г. по 31 июля 1991 г.

Данная встреча по золотому пулу в БМР в Базеле, Швейцария, при участии управляющих центральных банков G10 стала первой из трех таких встреч, состоявшихся соответственно 12 ноября и 10 декабря 1979 г. и 7 января 1980 г. при участии Зейлстры, Лойтвилера, Ричардсона, Эммингера, Поля, МакМахона, де Стрикера, де ла Женье, Клапье, а также Рене Ларра (Ren? Larre), генерального менеджера БМР.



В архивах Банка Англии есть только сводка встречи, состоявшейся 10 декабря 1979 г. (см. ниже). Сам этот факт – большая удача, потому что в тот день вместо Гордона Ричардсона на встрече присутствовал Кит МакМахон, потому что, согласно записи в журнале управляющего, Ричардсон был вынужден утром 10 декабря вернуться из БМР в Лондон для встречи с премьер-министром Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) по адресу Даунинг-стрит, 10.

Кроме того, в ответ на запрос о протоколах встреч 12 ноября 1979 г., 10 декабря 1979 г. и 7 января 1980 г., где присутствовали вышеперечисленные управляющие, Архив БМР заявил, что таких протоколов у него нет, и добавил:

«Золотой пул был закрыт в конце 1968 г., поэтому, наверное, вы имеете в виду заседания Комитета по золоту и валюте. У нас есть некоторые протоколы таких заседаний, но, к сожалению, не за запрашиваемый вами период».

Подготовка к встрече по золотому пулу 12 ноября

На записке с приглашением на встречу 12 ноября имеется рукописное примечание МакМахона Сангстеру: «JLS, не могли бы вы предоставить краткое резюме, факты и мысли касаемо целесообразности каких-либо действий центральных банков? (См. приложенную записку о разговоре с Джинти)». [Речь идет о цитируемом выше меморандуме со словами «меня навестил Пол Джинти»].

Сангстер увидел данную записку от МакМахона 7 ноября и ответил следующим образом (не забывайте, что Сангстер прочел меморандум «Пол Джинти – Лойтвилер»). Ниже приводится третий основной документ этой серии. Он написан Джоном Сангстером 7 ноября 1979 г., когда при закрытии торгов цена золота составила $382.92.

СЕКРЕТНО

г-ну МакМахону

Копии: г-ну Байетту

(от руки: «Копия управляющему»)

ВОЗМОЖНЫЙ ЗОЛОТОЙ ПУЛ

Данный вопрос, возможно, уже не настолько горяч, но в долгосрочной перспективе золото по-прежнему кажется существенно переоцененным, если только страны – производители нефти не намерены скупить большую пропорцию текущих запасов.
$ за унцию чистого металла
Конец 1974 г. почти 200
Сентябрь 1976 г. чуть больше 100
Июль 1978 г. больше 200
Июль 1979 г. больше 300
Октябрь 1979 г. больше 400

Очевидно, что можно бесконечно спорить о том, когда цена была верной. Вероятно, можно сказать, что $200 в конце 1974 г. было слишком много, а $100 спустя почти два года – слишком мало. Оправдать цену выше $300 сложно. Я бы не рекомендовал покупки по цене выше этой, разве что для мелких спекуляций.

Вполне возможно, что противление немцев любым мыслям о возрождении золотого пула является, по большому счету, тактическим. Они не хотели давать США предлог для дальнейшей задержки через отвлечение внимания с помощью очередной атаки на симптомы, в то время как идет фундаментальный политический анализ. Можно провести параллели с общим противлением третьей договоренности по стерлинговому балансу в 1976 г., до того как было готово соглашение МВФ. Если этот взгляд на противление немцев верен, то дискуссии теперь могут возобновиться с большими шансами на успех – особенно когда цена золота стала отражением валют вообще, а не только доллара. Если посчитают, что США теперь отладили свою политику, действия по цене на золото могут принести успех, способный поддержать веру, пока будет ожидаться появление существенных результатов. Но такие действия должны быть чем-то большим, чем коррекцией беспорядочных флуктуаций, в большей или меньшей степени одобряемых всеми нами в случае валют, но не на рынках, подверженных значительно более сильным колебаниям.

Конечно, действия могут окончиться неудачей на другом этапе операции по сглаживанию, в том смысле, что пулу может не удаться полный выкуп всего, что было ранее продано, на более низких уровнях. Такой риск необходимо признать изначально: не должно стоять вопроса о возвращении цены к уровню начала операции продажи.

[с. 2]

Учитывая, что американские аукционы теперь проходят в дискретном формате, будет целесообразным включить такие продажи в общую схему пула.

В качестве примера: если мы присоединимся к совместному начинанию G10 и Швейцарии и взносы будут пропорциональны суммарным золотым резервам, то наша доля должна быть не больше 2 7/8%.

7 ноября 1979 г.

JLS

Оригинал данного меморандума от Сангстера МакМахону можно посмотреть здесь: с. 1 и с. 2.

Вторая встреча по золотому пулу – 10 декабря 1979 г.

Поскольку ни в БМР, ни где-либо еще нет никаких письменных свидетельств о том, что происходило на первой встрече по золотому пулу 12 ноября, лучшим способом узнать об образе мышления участников той встречи будет изучить дискуссии, происходившие на второй встрече 10 декабря 1979 г., запротоколированные в меморандуме от Кита МакМахона Гордону Ричардсону.

Приглашение на встречу 10 декабря в офисе Зейлстры в БМР в Базеле поступило в офис управляющего Банка Англии 6 декабря 1979 г. в виде короткой рукописной записки на клочке голубой бумаги – вероятно, в этом для того времени не было ничего удивительного:

«Управляющий,

Вчера звонил секретарь президента Зейлстры, чтобы пригласить вас на встречу, запланированную на понедельник, 10 декабря, в 10 часов утра. Данная встреча является продолжением встречи, состоявшейся 12 ноября. Тема будет той же – золото.

Я сказал, что перезвоню, если вы не сможете присутствовать.

[неразборчивые инициалы] 6/12/79»

Гордон Ричардсон прочел эту записку и поставил на ней красной ручкой свои инициалы GR и дату 6/12 – см. ниже.



Ниже приведен четвертый основной документ Банка Англии в нашей серии. Данный документ – письмо Кита МакМахона Гордону Ричардсону с докладом о встрече по золотому пулу, состоявшейся в офисе президента БМР Елле Зейлстры в понедельник, 10 декабря 1979 г. Вероятно, это самый важный документ в первой части настоящей серии статей, поскольку в нем содержится подробное описание одной из тайных встреч управляющих влиятельнейших центральных банков того времени, где обсуждалось создание синдиката для манипулирования свободно-рыночной ценой на золото в сторону снижения. 10 декабря 1979 г. при закрытии торгов цена золота составила $428.14.

В документе Ларр – это Рене Ларр (Ren? Larre), генеральный менеджер БМР с мая 1971 г. по февраль 1981 г. Де ла Женье – это Рено де ла Женье (Renaud de La Geni?re), управляющий Банка Франции в 1979-84 гг.

Другими участниками встречи 10 декабря были президент БМР Елле Зейлстра, председатель Национального банка Швейцарии Фриц Лойтвилер, исполнительный директор Банка Англии Кит МакМахон, старый президент Бундесбанка Отто Эммингер, новый президент Бундесбанка Карл Отто Поль и управляющий Национального банка Бельгии Сесил де Стрикер.

СЕКРЕТНО

[от МакМахона]

Кому: Управляющему

Копии: только г-ну Пейтону, г-ну Балфуру, г-ну Сангстеру, г-ну Байетту

ЗОЛОТОЙ ПУЛ

В отсутствие управляющего во второй половине дня в понедельник, 10 декабря, я посетил совещание в кабинете Зейлстры в БМР для продолжения обсуждения возможности золотого пула. Присутствовали Эммингер, де ла Женье, де Стрикер, Лойтвилер, Ларр и Поль.

Вначале Ларр кратко изложил возможный способ реализации золотого пула. БМР может совершать все операции от имени группы центральных банков на основе ежемесячно пересматриваемых общих критериев. Критерии будут принимать во внимание не просто движение цены золота, но видимое влияние любых подобных движений на доллар. Таким образом, они будут предусматривать продажу только при относительно сильном золоте и относительно слабом долларе и покупку только при обратных условиях. Они считают, что можно начать с примерно 20 т (при текущих ценах это около $300 млн). Они могут вести учет прибыли и убытка на протяжении существенного промежутка времени, и хотя участвующие центральные банки должны будут предусмотреть вероятность конечной прибыли или убытка в золоте, на практике это будет прибыль или убыток в долларах. На этот счет Зейлстра и Лойтвилер подчеркнули, что они уже подвержены существенным убыткам долларовых резервов, и что их не беспокоят потенциальные убытки от этой схемы.

В ответ на мой вопрос Зейлстра подтвердил, что США осознают, что в случае образования золотого пула европейские центральные банки будут намереваться со временем выкупить проданное золото. По его словам, они не рады, что европейцы не готовы продать золото окончательно, но приняли это. Ларр отметил, что Тони Соломон – вероятно, единственный американец в настоящем или в недавнем прошлом, готовый принять такую линию. Ему известно, что Уоллич и, вероятно, Волкер против всей этой идеи.

[с.2]

Зейлстра и Лойтвилер сказали, что они активно поддерживают предложение Ларра. После этого они спросили о мнении остальных.

Эммингер сказал, что он представил данное предложение совету своего центрального банка, и тот единогласно проголосовал против. Таким образом, его руки на данный момент полностью связаны.

Де Стрикер сказал, что он сильно сомневается в этой схеме. Он считает, что она не является ни желательной, ни необходимой и несет в себе существенные риски. Де ла Женье тоже был настроен негативно и подчеркнул существующие для него политические риски из-за подобной непрямой продажи французского золота.

После этого Лойтвилер предложил поступить наоборот: подождать, пока цена золота не опустится ниже $400, и тогда начать операцию с покупок. Когда БМР купит, скажем, 20 т, эту маневренную массу можно будет затем продать. Де ла Женье сказал, что так для него может быть проще и он обдумает возможность подобных мер. Эммингер также сказал, хотя и без особой уверенности, что если операция начнется в таком ключе и все будет идти хорошо, то совет его центрального банка можно будет убедить присоединиться.

Лойтвилер и Зейлстра затем сказали, что хотя для операции не нужна очень большая группа, она все же должна состоять больше чем из двух участников; в частности, они действительно нуждаются во французах или немцах. Зейлстра сказал, что хотя у него есть формальные полномочия для осуществления задуманного, он не хочет делать этого без согласия своего правительства. Правительство все еще сомневается, и ему, вероятно, нужно знать, что ряд других стран также присоединились.

На различных стадиях встречи возникали дискуссии касаемо публичности операции, и вначале Зейлстра говорил, что публичность неизбежна и желательна для максимальной эффективности операции. Он отбросил мое замечание о том, что хотя публичность будет полезна для операций по продажам, она может быть опасна для последующих (или предшествующих в пересмотренной схеме) покупок. Но если все будет просто идти по схеме [с.3] БМР, то публичность не будет обязательной или желательной. Данный вопрос во время дискуссии фактически не обсуждали.

Я сделал ряд скептических замечаний о провале всевозможных схем по стабилизации товарных рынков в прошлом и об опасности постепенного принятия все больших и больших обязательств. Лойтвилер сказал, что никакой опасности нет, потому что убытки будут небольшими. Я сказал, что я имел в виду политическую опасность. Если станет известно, что центральные банки вмешиваются в цену золота, даже если они будут утверждать, что это всего лишь сглаживание, а не стабилизация, они окажутся играющими с огнем. Если цена золота продолжит расти, то им придется либо увеличить свои усилия, либо выйти из игры и тем самым увеличить давление на золото в сторону роста.

Ничто из этого не оказало ни на кого никакого влияния, кроме, пожалуй, де Стрикера. Как бы то ни было, меня не спрашивали о каких бы то ни было наших комментариях. Как таковой дискуссии о том, на чем будут основаны взносы, не было, но, предположительно, будут приниматься в расчет золотые резервы, так что от нас не должны ожидать слишком многого.

В конце встречи Лойтвилер сказал, что он свяжется с канадцами и японцами, чтобы увидеть, что они думают об этой идее, а Зейлстра поговорит с итальянцами. Все пообещали дополнительно подумать и дать ответ в январе.

Должен сказать, что я лично по-прежнему крайне скептично смотрю на желательность и эффективность любого из предложенных до сих пор вариантов схемы.

CWM

13 декабря 1979 г.

Оригинал данного описания встречи от МакМахона можно посмотреть здесь: с. 1, с. 2 и с. 3.

Сущность встречи 10 декабря

В докладе МакМахона о встрече по золотому пулу 10 декабря можно отметить следующие ключевые моменты. В начале доклада МакМахон пишет, что встреча была созвана «для продолжения обсуждения возможности золотого пула», что доказывает проведение предыдущей встречи в ноябре, несмотря на отсутствие ее протокола или отчета.

Зейлстра и Лойтвилер выступили двумя главными поборниками предложенной схемы золотого пула. Важно помнить это, потому что Зейлстра в то время был президентом БМР, а Лойтвилер сменил его на этой должности в начале 1982 г. Таким образом, главы БМР начала 1980-х твердо отстаивали необходимость нового золотого пула. Зейлстра и Лойтвилер также представляли, пожалуй, два самых независимых центральных банка из участвующих в дискуссии: нидерландский и швейцарский.

На встрече 10 декабря были представлены следующие страны: Великобритания, Швейцария, ФРГ, Франция, Нидерланды, Бельгия. На встрече были представлены следующие центральные банки:
Зейлстра – БМР и центральный банк Нидерландов;
МакМахон – Банк Англии;
Эммингер – Бундесбанк;
Поль – Бундесбанк;
де ла Женье – Банк Франции;
де Стрикер – центральный банк Бельгии;
Лойтвилер – Национальный банк Швейцарии
Ларр – БМР.

Тот факт, что Эммингер успел представить предложение совету своего центрального банка, говорит о том, что это, вероятно, было следствием ноябрьской встречи. Согласно ежегодному отчету Бундесбанка за 1979 г., в совете центрального банка было 18 членов (включая Эммингера и Поля).

Обсужденные на встрече рыночные механизмы – это классическая сговорная тактика золотого пула по подрыву цены золота путем «продажи только при относительно сильном золоте и относительно слабом долларе и покупки только при обратных условиях».

Из дискуссии также ясно, что предпочтительным считалось оперирование одновременно в форме продающего синдиката и закупочного консорциума, так как «европейские центральные банки будут намереваться со временем выкупить проданное золото». Предлагалось даже начать с закупок, чтобы создать резерв физического золота для дальнейшего вмешательства путем продаж: «…подождать, пока цена золота не опустится ниже $400, и тогда начать операцию с покупок. Когда БМР купит, скажем, 20 т, эту маневренную массу можно будет затем продать».

То, что встречу открыл генеральный менеджер БМР Рене Ларр, указывает на то, что он координировал или возглавлял встречу. Также интересны слова МакМахона о том, что «БМР может совершать все операции от имени группы центральных банков на основе ежемесячно пересматриваемых общих критериев», что подчеркивает то, что эта схема должна была контролироваться и управляться из офиса БМР в Базеле.

Схема БМР также должна была позволить золотому пулу действовать секретно, в стороне от глаз общественности. Как писал МакМахон: «Если все будет просто идти по схеме БМР, то публичность не будет обязательной или желательной».

После встречи 10 декабря управляющие вернулись в свои банки и отправились на рождественско-новогодние каникулы, после чего вернулись в Базель для участия в следующей встрече по золотому пулу, состоявшейся 7 января 1980 г., – в тот самый исторический месяц, когда цена на золото за каких-то несколько недель взлетела от $515 до $850.

Заключение

На этом заканчивается первая часть нашей серии. Многое в вышесказанном нужно осмыслить и переварить. Вторая часть начнется с того, на чем мы остановились, и расскажет о переговорах по новому золотому пулу БМР в январе 1980 г. и позже. А пока вот вам некоторые цитаты из второй части:

«Речь не идет об отстаивании прямого обмена золота на нефть; торговаться о цене было бы слишком лицемерно. Рыночное посредничество позволит G10 принять цену, одновременно пытаясь контролировать ее темп, а также прервать эксперимент, когда это будет возможно или необходимо».

- Джон Сангстер Гордону Ричардсону, Энтони Ленису (Anthony Loenhis) и Киту МакМахону, Банк Англии, 17 сентября 1980 г.

«Я считаю, что нам, в рамках Группы десяти и Швейцарии, необходимо рассмотреть способы регулирования цены на золото в достаточно широких пределах».

- Елле Зейлстра, председатель БМР и президент центрального банка Нидерландов, 27 сентября 1981 г.

«Сначала встреча по золотому пулу, затем, после ланча, – те же лица на встрече G10».

- Президент Бундесбанка Карл Отто Поль (работающий в Бундесбанке лишь с 1977 г.) журналисту Эдварду Джею Эпштейну (Edward Jay Epstein) в разговоре в Бундесбанке в 1983 г.

Часть вторая – пул против золота за нефть - большое расследование

Настоящая статья является второй частью из двух. См. первую часть на Goldenfront здесь. В данной серии мы фокусируемся на тайных переговорах и встречах влиятельнейших центральных банкиров мира в конце 1979 г. и в 1980 г. в попытках создать золотой пул центральных банков для контроля и манипулирования свободно-рыночной ценой на золото. Центром встреч был Банк международных расчетов (БМР) (Bank for International Settlements (BIS)) в Базеле, Швейцария.

Вторая часть продолжает первую и начинается с рассмотрения развития переговоров по золотому пулу БМР в январе 1980 г., когда цена золота в американских долларах за три недели взлетела более чем на 60% и достигла рекордных на тот момент $850 за унцию. Далее мы рассмотрим, как развивались переговоры с участием центральных банков до конца 1980 г. и в 1981 г., когда ключевые центральные банкиры высшего уровня продолжали призывать к вмешательству в золотой рынок.

В настоящей статье также рассматриваются свидетельства того, как участвовавшие в переговорах центральные банкиры начали отстаивать обмены золота на нефть между Западом и Саудовской Аравией, вследствие чего арабы получили бы реальные богатства (золото) в обмен на нефть для Запада и одновременное сдерживание цены на золото.

Резюме первой части

Первая статья серии, «Новый золотой пул в БМР в Базеле, Швейцария: Часть 1» (New Gold Pool at the BIS Basle, Switzerland: Part 1), опубликованная 16 мая, фокусировалась на развитии событий в конце 1979 г. и, среди прочего, показала, что:
В конце 1979 г. в офисе председателя и президента БМР Елле Зейлстры (Jelle Zijlstra) в Базеле, Швейцария, прошел ряд встреч управляющих влиятельнейших центральных банков мира. Целью встреч было обсуждение создания консорциума центральных банков для управления закулисным золотым пулом и манипулирования ценой золота. Заметьте, что это происходило спустя более чем 11 лет после распада Лондонского золотого пула в марте 1968 г.
На ежегодной конференции Международного валютного фонда (МВФ) в Белграде в начале октября 1979 г. делегация представителей финансовых органов США в лице Пола Волкера (Paul Volcker), Уильяма Миллера (William Miller), Тони Соломона (Tony Solomon) и Генри Уоллича (Henry Wallich) встретилась с Фрицем Лойтвилером (Fritz Leutwiler), председателем Национального банка Швейцарии, чтобы обсудить предложение о запуске совместной операции центральных банков по продаже золота.
Во время переговоров в БМР и различных других встреч центральных банкиров Зейлстра, президент БМР до конца 1981 г., и Лойтвилер, ставший президентом БМР в январе 1982 г., активно поддерживали запуск нового совместного золотого пула центральных банков для манипулирования ценой на золото.
Картель производителей нефти ОПЕК (OPEC) в то время был «все больше обеспокоен тем, что золото обгоняет нефть», но Аль-Курайши (Al Quraishi), управляющий Агентства денежного обращения Саудовской Аравии (Saudi Arabian Monetary Agency (SAMA)), заверил, что саудовцы «не будут раскачивать лодку» и не станут покупать золото на рынке в случае запуска нового золотого пула. Тем не менее Аль-Курайши и SAMA желали «диверсифицировать» реинвестирование саудовских доходов с нефти в золото.
Банк Англии в октябре 1979 г. получил информацию рыночной разведки о том, что «США планируют продать 10 млн унций золота в четырех необъявленных операциях» до конца 1979 г., чтобы «задобрить саудовцев».
Тогдашний специалист Банка Англии по валюте и золоту Джон Сангстер (John Sangster) считал, что «необходимо сломать психологию типа «рынок может двигаться только в одну сторону – вверх».
Сангстер также придерживался мнения, что «вопрос стоит не о перманентной стабилизации цены на золото, а всего лишь о сдерживании ее в целевой области в критический период», и называл это «операцией по сглаживанию».
Встреча для обсуждения нового закулисного золотого пула прошла в офисе Зейлстры в БМР в понедельник, 12 ноября 1979 г., и на ней (помимо самого Елле Зейлстры) присутствовали управляющий Банка Англии Гордон Ричардсон (Gordon Richardson), управляющий Национального банка Бельгии Сесил де Стрикер (Cecilde Strycker), председатель Национального банка Швейцарии Фриц Лойтвилер, управляющий Банка Франции Бернар Клапье (Bernard Clappier) и президент Бундесбанка Отмар Эммингер (Otmar Emminger).
Следующая встреча по новому золотому пулу состоялась в офисе Зейлстры в БМР в понедельник, 10 декабря 1979 г., и на ней присутствовали Зейлстра, Кит МакМахон (Kit McMahon) от Банка Англии, старый президент Бундесбанка Отмар Эммингер и новый президент Бундесбанка Карл Отто Поль (Karl Otto P?hl), новый управляющий Банка Франции де ла Женье (de la Geni?re), управляющий бельгийского центрального банка де Стрикер, председатель Национального банка Швейцарии Лойтвилер и генеральный менеджер БМР Рене Ларр (Rene Larre).
На декабрьской встрече, где председательствовал генеральный менеджер БМР Рене Ларр, также стало известно, что «европейские центральные банки будут намереваться со временем выкупить проданное золото», что для финансирования золотого пула можно сначала провести закупку золота, чтобы создать запас физического золота для операций по продаже, и что, по словам МакМахона, «если все будет идти по схеме БМР, то публичность не будет обязательной или желательной».
Согласно подробному отчету о встрече БМР 10 декабря, написанному Китом МакМахоном для управляющего Банка Англии Гордона Ричардсона, предложенный новый золотой пул, среди прочего, будет продавать золото «только при относительно сильном золоте и относительно слабом долларе и [покупать] только при обратных условиях».
На встрече 10 декабря 1979 г. в БМР Бундесбанк был против золотого пула в связи с тем, что его президент назвал сопротивлением Совета Бундесбанка. Тем не менее Сангстер считал, что Бундесбанк, главным образом, выступает против золотого пула тактически, чтобы заставить Федеральную резервную систему (ФРС) США решить проблемы слабого доллара и высокой инфляции.
Банк Франции поддерживал схему золотого пула до октября 1979 г., но на встрече 10 декабря тоже оказался против из-за того, что его управляющий де ла Женье описал как «политические риски… продажи французского золота» при посредничестве золотого пула. Тем не менее Сангстер также считал, что Банк Франции скорее тактически поддерживал немцев, чтобы надавить на ФРС и заставить ее сначала решить проблемы с инфляцией.

Как и в первой части, в настоящей статье цитируется ряд внутренних документов Банка Англии. Данные документы предоставляют уникальную карту развития закулисных переговоров в БМР и образа мышления участвовавших в них и поддерживавших их руководителей Банка Англии. Документы приводятся синим курсивом, с выделением жирным шрифтом и подчеркиванием там, где это уместно.

Встреча по золотому пулу в БМР в январе 1980 г.

После встречи по золотому пулу в офисе Зейлстры в штаб-квартире БМР 10 декабря 1979 г. управляющие центральных банков встретились в БМР в Базеле 7 января 1980 г. во время ежемесячного «базельского уик-энда». Послеобеденная цена Лондонского золотого фиксинга 10 декабря 1979 г. составляла $431, но к 4 января 1980 г. она уже поднялась на 36% и достигла $588.



Цена на золото в долларах США с сентября 1979 г. по апрель 1980 г. Источник: графики BullionStar.

Золото в долларах США

Открытие; Минимум; Максимум; Закрытие

1 день; 1 неделя; 1 месяц; От начала года; 1 год; 3 года; Максимум; Выбрать

С 01.09.1979 по 30.04.1980

22 января 1980 г.

Октябрь, Ноябрь, Декабрь, 1980, Февраль, Март, Апрель

Время по сингапурской часовой зоне (SGT)

В рамках подготовки к январской встрече по предложенному золотому пулу Джон Сангстер, специалист Банка Англии по валюте и золоту, написал документ под грифом «СЕКРЕТНО» для личного секретаря управляющего (Governor’s Private Secretary (G.P.S.)), а также для исполнительного директора Банка Англии Кита МакМахона. Управляющим Банка Англии в то время был Гордон Ричардсон.

Напомним, что Кристофер Уилльям Мак Махон (Christopher William McMahon), известный как «Кит» МакМахон, 1 марта 1980 г. стал заместителем управляющего Банка Англии, сменив Джаспера Холлома (Jasper Hollom). До этого в 1970-80 гг. МакМахон был исполнительным директором Банка Англии. МакМахон подписывал внутренние меморандумы Банка Англии инициалами «CWM», означающими Кристофер Уильям МакМахон. МакМахон ушел из Банка Англии в 1986 г., чтобы занять должность главного управляющего и заместителя председателя Midland Bank. В 1992 г. Midland Bank перешел во владение HSBC. См. профили МакМахона здесь и здесь.

Гордон Ричардсон был управляющим Банка Англии в 1973-83 гг. До этого в 1967-73 гг. он был неисполнительным директором Банка Англии. Ричардсон был председателем J. Henry Schroder Wagg в 1962-72 гг. и председателем Schroders в 1966-73 гг. После ухода из Банка Англии Ричардсон стал директором Saudi International Bank в Лондоне. Он также возглавлял влиятельную лоббистскую группу центральных банков G30 («Группа тридцати») и был председателем Morgan Stanley International.

Полное имя Джона Сангстера – Джон Лэйнг Сангстер (John Laing Sangster), поэтому он подписывал внутренние меморандумы и аналитику Банка Англии инициалами «JLS».

G10 плюс Швейцария

Секретный меморандум от Сангстера МакМахону и Ричардсону был написан в пятницу, 4 января 1980 г., когда послеобеденная цена золотого фиксинга составила $588 за унцию. В меморандуме затрагивается поведение цены на золото и обсуждается потенциальное совместное вмешательство центральных банков в золотой рынок. Вверху документа имеется рукописное примечание: «Управляющий прочел; копия для базельского досье. JB 7/1». JB – это Джон Балфур (John Balfour), тогдашний замещающий директор Банка Англии в БМР, также получивший копию документа.

Меморандум состоит из 6 пронумерованных параграфов, причем наиболее интересны параграфы 5 и 6:

СЕКРЕТНО

4.1.80

G.P.S.

Копии: г-ну МакМахону, г-ну Балфуру, г-ну Байетту (Byatt)

ЗОЛОТО

5. Поскольку рынок еще больше расширился, у любой операции центральных банков теперь больше шансов на успех. Но нужны совместные действия, предпочтительно в формате «G10 плюс Швейцария». Очевидно, что участники, за возможным исключением США, присоединятся к операции в надежде и с намерением со временем вернуть свое золото. Но я считаю, что новый «пул» должен принять возможность того, что как минимум часть золота может не получиться вернуть, – и тогда операцию следует рассматривать как общий вклад в борьбу с инфляцией.

6. Если операция G10 и Швейцарии будет проводиться на пропорциональной основе, то наша доля составит чуть меньше 3%. Если итальянцы (иногда говорящие так, будто потеря одной унции их золота будет означать конец света) и шведы (имеющие очень мало золота) откажутся от участия, то наша доля составит примерно 3 1/4%. Если японцы откажутся под предлогом очень малой пропорции золота, то, я думаю, можем отказаться и мы.

4 января 1980 г.

JLS




1. Какую бы точку отсчета ни выбрать – цену золота до 1933 г., цену 1935 г. (когда, однако, США преднамеренно переоценили золото), период с тех пор и до конца цены $35 в 1968 г. или промежуток между максимумом конца 1974 г. и минимумом сентября 1976 г., – недавнее поведение цены явно расходится со здравым смыслом.

Упомянутая Сангстером G10 – это группа 10 ведущих индустриализированных стран: США, Великобритания, Франция, ФРГ, Нидерланды, Бельгия, Италия, Канада, Швеция и Япония. «Группа десяти» сформировалась в 1962 г., когда эти 10 стран подписали Генеральное соглашение о займах (General Arrangements to Borrow (GAB)) МВФ. В 1964 г. к GAB присоединилась Швейцария, но название осталось G10. «Группа десяти» в декабре 1971 г. также подписала Смитсоновское соглашение, предполагавшее привязку валют стран-участниц к доллару США.

Как, должно быть, помнят читатели, знакомые с первой частью, центральные банки этих 11 стран либо выступали за переговоры по вмешательству в золотой рынок в конце 1979 г. (США), либо присутствовали на встречах по золотому пулу в БМР в ноябре и декабре 1979 г. (Швейцария, ФРГ, Франция, Нидерланды, Бельгия), либо должны были стать участниками консультаций после декабрьской встречи. В декабре 1979 г.:

«В конце встречи Лойтвилер сказал, что он свяжется с канадцами и японцами, чтобы увидеть, что они думают об этой идее, а Зейлстра поговорит с итальянцами. Все пообещали дополнительно подумать и дать ответ в январе».

О шведах упоминаний нет, но, судя по вышеприведенному комментарию Сангстера, шведы имели «очень мало золота».

Как и в случае встречи по золотому пулу 12 ноября 1979 г., в открытом доступе нет протокола встречи 7 января 1980 г., и офис Архива БМР утверждает, что у него такого протокола тоже нет. На запрос о протоколе встречи 7 января 1980 г. Архив БМР ответил уклончиво, исказив суть вопроса:

«Золотой пул был закрыт в конце 1968 г., поэтому, наверное, вы имеете в виду заседания Комитета по золоту и валюте. У нас есть некоторые протоколы таких заседаний, но, к сожалению, не за запрашиваемый вами период».

Тем не менее отчет по январской встрече управляющих в БМР по золоту написал корреспондент LondonTimes Питер Норман (Peter Norman), находившийся в тот день в Базеле для освещения «базельского уик-энда». В статье «Банкиры исключают продажу резервов для сдерживания золотой лихорадки» (Bankers Rule Out Sale of Reserves to Hold Back Rush into Gold) за понедельник, 7 января 1980 г. (когда при закрытии торгов цена золота составила $634), Норман писал:

«Управляющие западных центральных банков сегодня исключили какие-либо согласованные продажи золота из резервов для усмирения спекулятивного вливания средств в этот металл на мировых рынках драгоценных металлов.

Идея, неоднократно предлагавшаяся в последние несколько месяцев Фрицем Лойтвилером, президентом Национального банка Швейцарии, провалилась, когда стало очевидно, что она не получит поддержки Федерального банка ФРГ и Банка Франции. Поскольку золотые резервы этих центральных банков занимают соответственно второе и третье место в западном мире, их согласие было важнейшим условием для запуска согласованных продаж».

«Судя по всему, вчера здесь, на ежемесячной встрече центральных банкиров, подробно обсуждались колебания рынков золота».

«За решением не вводить программу согласованных продаж золота стоит надежда на то, что спекулятивная лихорадка последних дней утихнет и цена резко упадет сама по себе, что станет для спекулянтов полезным шоком.

Существует также трезвое мнение, что никто не знает, сколько золота понадобится влить в рынок, чтобы достичь желаемого результата».

Норман говорит лишь о «продажах золота», а не о золотом пуле, потому что о переговорах по золотому пулу в то время не было широко известно. Упоминание в отчете London Times за январь 1980 г. о том, что западногерманские и французские центральные банкиры по-прежнему против запуска операции по вмешательству в рынок золота, согласуется с взглядами, приписывавшимися Бундесбанку и Банку Франции во время встречи в БМР в декабре 1979 г.

Встреча G5 по золоту – Вашингтон

Но на этом переговоры о вмешательстве в золотой рынок не прекратились, потому что ровно через неделю, в понедельник, 14 января, в Вашингтоне, округ Колумбия, прошла тайная встреча заместителей министров финансов G5 для обсуждения плана совместных продаж золота центральными банками. В 1970-х под G5 («Группой пяти») имели в виду пять крупнейших на то время экономик мира, т. е. США, Великобританию, Японию, ФРГ и Францию.

Отчет об этой встрече был напечатан в New York Times под заголовком «Обсуждение согласованных продаж золота» (Concerted Gold Sales Discussed) и достиг Вашингтона в среду, 16 января 1980 г., когда при закрытии послеобеденных торгов цена золота составила $760:

«Возможность согласованных продаж золота центральными банками ведущих промышленных стран обсуждалась на тайной встрече в Вашингтоне в прошедший понедельник заместителями министров финансов США, ФРГ, Франции, Великобритании и Японии.

Казначейство США, подтвердив просочившиеся сообщения о встрече, заявило, что обсуждение не ограничивалось золотом, а охватывало «широкий спектр» международных денежных вопросов.

Согласно европейским источникам, пока консенсуса по продажам золота не достигнуто, так как Франция и Германия против, а США, Великобритания и Япония за, но с разной степенью энтузиазма».

Как и в отчете London Times за 7 января, в статье New York Times за 16 января говорится не о тайных переговорах по золотому пулу, а о продажах золота. NewYorkTimes также отмечает несговорчивость немцев и французов в вопросе совместного вмешательства в рынок золота.

В четверг, 17 января 1980 г., London Times также прокомментировали тайную вашингтонскую встречу в статье «Золото по $755 после самого большого скачка за всю историю» (Gold at $755 after biggest jump ever), где говорится, что на встрече «председательствовал Энтони Соломон (Anthony Solomon), заместитель министра финансов США по валютным вопросам», и что «очевидно, все участники встречи согласились, что рынки золота всецело управляются политическими факторами, и что в каких-либо продажах золота центральными банками мало смысла».

Отчет Сангстера о встрече G5 по золоту

На следующий день после выхода статьи London Times, в пятницу, 18 января, когда цена золота при закрытии торгов в Лондоне составила $835 за унцию, Джон Сангстер отправил конфиденциальный меморандум Киту МакМахону и управляющему Банка Англии Гордону Ричардсону с комментариями о «сводках G5 по золоту», т. е. о переговорах по золоту в Вашингтоне при участии США, Великобритании, Франции, ФРГ и Японии. Меморандум Сангстера был следующим:

Конфиденциально

18.1.80

Г-НУ МАКМАХОНУ

Копии: г-ну Кирбиширу (Kirbyshire), г-ну Байетту, личному секретарю управляющего

Некоторые заметки о сводках G5 по золоту.

1. Хотя ранее рост цены золота явно определял слабость доллара, после нового года доллар отвязался от золота.

2. Тем не менее золото влияет на рост цен на другие товары. Конечно, этот рост отчасти связан с нарастанием международной напряженности, но стремительный рост золота явно обострил ситуацию.

3. Поскольку сейчас главным фактором на золотом рынке является международная напряженность, любые действия центральных банков, вероятно, будут неэффективными.

4. Однако если напряжение ослабится, действия центральных банков не обязательно будут бесполезными. Тогда у них будет больше шансов на успех, и они могут помочь дополнительно охладить инфляционную среду.

5. Я с подозрительностью отношусь к тезису о том, что любой будущий золотой пул должен начинаться с покупок. Когда цена начнет расти, возникнет очень сильное побуждение, и многие могут представить аргументы против продаж.

6. Все это говорит о том, что единственная хорошая политика для центральных банков – опасаться продавать, но надеяться на покупку в следующей медвежьей фазе. Возможно, это реалистично, но не очень удовлетворительно.

18 января 1980 г.

(Продиктовано JLS и отправлено в его отсутствие)

Под упомянутой в вышеприведенной записке Сангстера «международной напряженностью», скорее всего, имеется в виду вторжение СССР в Афганистан в 1979 г. и кризис в связи с захватом заложников в Иране, начавшийся в ноябре 1979 г.

Хотя из «заметок о сводках G5 по золоту» Сангстера от 18 января 1980 г. может сложиться впечатление, что тема вмешательства в рынок золота на время была закрыта, Фрицу Лойтвилеру, председателю Национального банка Швейцарии, никто об этом не говорил, потому что спустя менее чем 2 недели Лойтвилер снова призывал к «вмешательству центральных банков в рынок золота».

Лойтвилер из Национального банка Швейцарии

Согласно статье Питера Нормана в Times под заголовком «Швейцарцы призывают банки подавить цену на золото» (Swiss call for banks to dampen gold price) от 31 января 1980 г., когда цена золота при закрытии торгов составила $653:

«Д-р Фриц Лойтвилер, президент Национального банка Швейцарии, снова выступил за вмешательство центральных банков в рынок золота для укрощения необузданного поведения цены.

В сегодняшнем выпуске западногерманского делового ежедневника Handelsblatt приводится цитата д-ра Лойтвилера о том, что центральные банки должны взять под контроль цену на золото, чтобы демпфировать инфляционные ожидания и предотвратить распространение спекуляции с золотого рынка на валютные рынки».

«Остается загадкой, что в этот раз заставило д-ра Лойтвилера поднять вопрос о вмешательстве центральных банков в золото. Ни он, ни его пресс-секретарь не прокомментировали это сегодня в Цюрихе».

«Он выступал за вмешательство центральных банков в рынок золота и раньше, на встрече МВФ в Белграде прошлой осенью и выступая перед иностранными журналистами в Женеве в прошлом декабре. Однако на встрече управляющих центральных банков в Базеле в прошлом месяце [декабрь 1979 г.] вопрос был быстро снят, когда стало очевидно, что французский и западногерманский центральные банки не поддерживают идею».

Отметим, что после работы в London Times Питер Норман в 1988 г. перешел в Financial Times и в 1992-95 гг. был экономическим редактором FT, а позже стал главным корреспондентом FT в странах ЕС. Профиль Нормана можно посмотреть здесь.

После того как цена золота в январе 1980 г. достигла пиковых $850, она снизилась, но все равно в конце января составляла $700 за унцию. В конце февраля 1980 г. золото торговалось в диапазоне $640, а в марте-апреле 1980 г. – в диапазоне $500, благодаря инициированному Полом Волкером повышению процентных ставок ФРС США. Но к концу июня 1980 г. цена золота снова превысила $600 за унцию, а в конце сентября 1980 г. золото торговалось выше $700 за унцию.



Цена на золото в долларах США с ноября 1979 г. по октябрь 1980 г. Источник: графики BullionStar.

Золото в долларах США

Открытие; Минимум; Максимум; Закрытие

1 день; 1 неделя; 1 месяц; От начала года; 1 год; 3 года; Максимум; Выбрать

С 01.11.1979 по 30.10.1980

17 сентября 1980 г.

Декабрь, 1980, Февраль, Март, Апрель, Май, Июнь, Июль, Август, Сентябрь, Октябрь

Время по сингапурской часовой зоне (SGT)

Обмен золота на нефть, пока мир адаптируется

В сентябре 1980 г. управляющие (управляющий и заместитель управляющего) и старшие руководители Банка Англии опять в письменной форме обсуждали цену золота и возможное координированное вмешательство центральных банков в золотой рынок. Следующий подробный комментарий был написан Джоном Сангстером (JLS) в среду, 17 сентября 1980 г., когда при закрытии торгов цена золота составила $673.

Хотя JLS адресовал меморандум за сентябрь 1980 г. заместителю управляющего и Энтони Ленису (Anthony Loehnis), он также был отправлен управляющему Гордону Ричардсону, потому что Ричардсон, МакМахон и Ленис ответили на меморандум, оставив рукописные примечания ручкой на самом документе, как было тогда принято.

В документе «г-н Ленис» – это Энтони Ленис. В 1980 г. Ленис был заместителем директора Банка Англии. В 1981 г. он стал исполнительным директором Банка, ответственным за дела на заморских территориях. До этого, в 1977-79 гг., Ленис работал на управляющего Банка Англии Ричардсона. По сути, Ричардсон привел Лениса в Банк Англии из J. Henry Schroder Wagg & Co, где Ричардсон был председателем. В 1989 г. Ленис перешел в SG Warburg. Полное имя Лениса – Энтони Дэвид Ленис (Anthony David Loehnis), поэтому он подписывал внутренние меморандумы и корреспонденцию Банка Англии инициалами «ADL». См. профиль Лениса здесь.

СЕКРЕТНО

17.9.80

Г-НУ ЛЕНИСУ,

ЗАМЕСТИТЕЛЮ УПРАВЛЯЮЩЕГО

Центральные банки и золото

1. В прошлом году, когда имели место дискуссии касаемо возможного возрождения золотого пула центральных банков, скептики превзошли по численности сторонников. Последующие события подтвердили мнение скептиков, хотя международные политические события сыграли большую роль, чем кто-либо мог предвидеть. Как бы то ни было, общие, но не конкретизированные опасения насчет политических катастроф могут быть частью общей подоплеки скептицизма в данной области. Скептики теперь также могут указать на то, что цена золота иногда снова угрожает превысить $700, несмотря на то что международное напряжение существенно снизилось.

2. Как бы то ни было, цена золота кое-что нам говорит, и я не думаю, что мы должны игнорировать ее, концентрируясь исключительно на фундаментальных показателях.

3. В мире имеет место конкуренция за относительно небольшое количество активов, защищенных от инфляции, основным из которых считается золото. За последний год его запасы резко сократились, и значительная их часть удерживается G10 (и Швейцарией).

4. При данных обстоятельствах конкуренция за сократившиеся запасы – существенно обостряемая аппетитом ОПЕК, не присутствовавшим заметно в 1973-74 гг., – оказывает на цену диспропорциональное влияние. Я хорошо осознаю, что если это будет продолжаться долго, то золото может оказаться не таким уж хорошим хеджирующим средством.

5. Однако к тому времени вред инфляционной психологии уже будет нанесен; не только в развитых странах, но и в ОПЕК, где растущая цена этого одного из немногих активов, защищенных от инфляции, может стать элементом ценообразования. Кроме того, золото, судя по всему, оказывает некоторое влияние на многие «твердые» товары, независимо от фундаментальных показателей. Таким образом, «симптомы» могут оказывать независимое влияние на уровни цен.

[с. 2]

6. Разумеется, не нам, с нашими относительно небольшими золотыми резервами в сравнении со многими странами G10, нужно проповедовать о новом золотом пуле. Тем не менее мы можем поставить вопрос о том, имеет ли смысл в долгосрочной перспективе для стран G10 и дальше удерживать все свое золото (еще раз доказывая искаженность процесса корректировки) и спокойно принимать эффект растущей цены золота.

7. Если какие-либо операции все же будут рассматриваться, то они должны быть основаны на той или иной концепции выработки реальной цены золота, а не на попытках удержать какой-либо конкретный номинальный уровень. Почти определенно, что это не будет «пул» с каким-либо существенным потенциалом возвращения проданного золота. Скорее это будет означать возможность для ОПЕК приобрести небольшое количество главного актива, защищенного от инфляции, без чрезмерного повышения цены. Целью будет предотвращение того, чтобы золото делало собственный конкретный вклад в инфляцию, в то время как развитые страны пытаются сократить инфляцию и снизить характерную привлекательность золота.

8. Речь не идет об отстаивании прямого обмена золота на нефть; торговаться о цене было бы слишком лицемерно. Рыночное посредничество позволит G10 принять цену, одновременно пытаясь контролировать ее темп, а также прервать эксперимент, когда это будет возможно или необходимо. Позитивная политика по золоту будет признаком уверенности в более широком вопросе инфляции. Но я боюсь, что общим мнением будет то, что риск сравнительной неудачи слишком высок, чтобы предпринять подобные действия по золоту.

Оригинал меморандума от Джона Сангстера (JLS) МакМахону и Ленису (и Ричардсону) можно посмотреть здесь: с. 1 и с. 2. Поскольку это крайне важный документ, приводим его также ниже:



Меморандум от Джона Сангстера Энтони Ленису, Киту МакМахону и Гордону Ричардсону, 17 сентября 1980 г., с. 1



Меморандум от Джона Сангстера Энтони Ленису, Киту МакМахону и Гордону Ричардсону, 17 сентября 1980 г., с. 2

В документе Сангстера есть несколько интересных моментов:
Золото считалось главным активом, защищенным от инфляции.
Значительная часть наличных запасов золота удерживалась G10 (и Швейцарией).
Спрос золота со стороны стран ОПЕК влиял на цену золота из-за ограниченных запасов.
Сангстер опасался, что растущая цена золота может потенциально повлиять на формирование ОПЕК цены на нефть.
Сангстер ставил вопрос о том, стоит ли «в долгосрочной перспективе» странам G10 «и дальше удерживать все свое золото».
Сангстер придерживался мнения, что операции центральных банков должны быть нацелены на динамичное преследование реальной цены золота.
Сангстер не обязательно имел в виду золотой пул в традиционном смысле, но пул с «возможностью для ОПЕК приобрести небольшое количество» золота «без чрезмерного повышения цены».
Сангстер также хотел «предотвратить то, чтобы золото делало собственный конкретный вклад в инфляцию» (т. е. саботировать то, что золото делает лучше всего – сигнализирует об инфляции), и, как ни смешно, он, в типичной для центрального банкира манере, назвал интерес к реальным деньгам (золоту) «характерной привлекательностью».

На документе имеется 3 рукописных примечания. Первое – примечание Энтони Лениса вверху с. 1 синей ручкой. Второе – примечание черной ручкой заместителя управляющего Кита МакМахона, начинающееся слева вверху с. 1 и продолжающееся внизу той же страницы. Третье – примечание управляющего Гордона Ричардсона черной ручкой внизу с. 2.

Примечание Энтони Лениса:

«Интересное, но сложное предложение. Аргументация в пользу поднятия цен на золото как движителя, а не показателя инфляции, должна быть очень убедительной. И мне непонятна часть о «выработке реальной цены на золото». Тем не менее, возможно, эту идею стоит представить в Базеле и других местах, хотя я разделяю сомнения, выраженные в последней фразе JLS. AOL 19.9».

Примечание Кита МакМахона:

«Я всегда был одним из скептиков в этой области и, боюсь, я остаюсь таковым. Если США официально объявят конвертируемость неограниченных покупок и продаж CMI – скажем, по $700, – то, я считаю, это будет чрезвычайно благоприятным развитием для международной монетарной системы и особенно для США. Но я не вижу ни малейших шансов на то, чтобы это случилось. В отсутствие подобного шага, я считаю, было бы малоэффективно и опасно, если бы группа центральных банков попыталась повлиять на цену. CWM 24/9».

Примечание Гордона Ричардсона:

«При нынешних обстоятельствах, определенно, ни одна страна не может зафиксировать цену на золото. Я склоняюсь к обмену золота на нефть, пока мир адаптируется, – хоть и не слишком на это надеюсь! G».



Рукописные примечания Энтони Лениса и Кита МакМахона



Рукописное примечание Кита МакМахона



Рукописное примечание Гордона Ричардсона

Опять же, в этих рукописных примечаниях содержатся некоторые интересные комментарии:
Ленис рекомендовал поделиться предложениями Сангстера в Базеле (БМР) и других местах.
МакМахон выступал за то, чтобы американское правительство официально объявило конвертируемость доллара США и золота по курсу $700 за унцию. Данная сумма основана на подсчете американских заморских долларовых обязательств, приведенном в отдельном документе. Сегодня подобный подсчет определил бы цену золота на уровне многих тысяч долларов.
Ричардсон «склонялся к обмену золота на нефть» между держателями золота (западными центральными банками) и производителями нефти (ОПЕК, где важнейшим членом является Саудовская Аравия).

В архивах Банка Англии, судя по всему, нет каких-либо актуальных документов, связанных с обсуждением золотого пула или вмешательства в рынок золота после 1980 г. Архив БМР вообще настаивает, что у него нет никаких материалов об обсуждении золотого пула в БМР в 1979-80 гг., несмотря на то что в архивах Банка Англии имеются многочисленные документы, доказывающие, что такие обсуждения имели место. Таким образом, актуальные материалы по периоду после 1980 г. нам следует искать в других источниках.

Лекция Зейлстры под эгидой Фонда Пера Якобссона – сентябрь 1981 г.

Через год после того, как Джон Сангстер написал свой документ от 17 сентября 1980 г. для Кита МакМахона, Энтони Лениса и Гордона Ричардсона, где он рисовал схему с «возможностью для ОПЕК приобрести небольшое количество» золота «без чрезмерного повышения цены», президент БМР Елле Зейлстра снова выступил с предложением совместных действий по контролю цены на золото.

В воскресенье, 27 сентября 1981 г., в Вашингтоне, округ Колумбия, Зейлстра выступил с главной речью в рамках ежегодно устраиваемой МВФ «Лекции под эгидой Фонда Пера Якобссона» (Per Jacobsson Lecture). Речь поручили Зейлстре, чтобы отметить тот факт, что в конце 1981 г. он должен был уйти с поста президента и председателя БМР и президента центрального банка Нидерландов, De Nederlandsche Bank (DNB). Заметим, что в январе 1982 г. президентом и председателем БМР стал Фриц Лойтвилер из Национального банка Швейцарии, а президентом DNB – Вим Дуйзенберг (Wim Duisenberg).

В своей «Лекции под эгидой Фонда Пера Якобссона», озаглавленной «Деятельность центральных банков в свете опыта» (Central Banking with the Benefit of Hindsight) и прочитанной на неделе, когда золото торговалось по $450 за унцию, Зейлстра искреннее рассказал вашингтонской аудитории о своих коллегах – центральных банкирах следующее:

«Я считаю, что нам, в рамках Группы десяти и Швейцарии, необходимо рассмотреть способы регулирования цены на золото в достаточно широких пределах, чтобы создать условия, делающие возможными покупки и продажи золота между центральными банками как инструмент для более рационального управления и распоряжения их резервами.

Данный вопрос поднимался на ежегодной встрече МВФ в 1979 г., но, к сожалению, не удалось достичь должного единодушия хотя бы для скромного старта регулирования цены золота на свободном рынке.

Я твердо убежден, что относительно незначительное вмешательство могло бы если не предотвратить последующий взрыв цены золота, то хотя бы сократить его до более управляемых пропорций.

Теперь, когда бурные эмоции, кажется, утихли, будет мудро еще раз непредубежденно поразмышлять на эти темы».

Такие достаточно неординарные заявления Зейлстры, все еще пребывавшего на посту президента БМР, демонстрируют то, что желание главы БМР вмешаться в рынок золота между началом 1980 г. и концом 1981 г. не убыло. По сути, Зейлстра, похоже, указывал на то, что более низкая волатильность цены на золото в конце 1981 г. предоставляет идеальную возможность для возобновления дискуссий о контроле над ценой золота с большим шансом на успех.
Зейлстра «сожалел», что в конце 1979 г. G10 и Швейцарии «не удалось достичь должного единодушия» при рассмотрении возможностей «регулирования цены золота».
Зейлстра также был убежден, что «относительно незначительное вмешательство» могло сократить движение цены золота в январе 1980 г. «до более управляемых пропорций».
Зейлстра отстаивал возвращение к теме вмешательства в золотой рынок («еще раз непредубежденно поразмышлять на эти темы»), чувствуя, что «бурные эмоции, кажется, утихли».

Такие взгляды Зейлстры резонируют с комментарием Джона Сангстера в его отчете о сводках G5 по золоту от 18 января 1980 г.:

«Однако если напряжение ослабится, действия центральных банков не обязательно будут бесполезными. Тогда у них будет больше шансов на успех, и они могут помочь дополнительно охладить инфляционную среду».

Учитывая, что президентом БМР в январе 1982 г. стал Фриц Лойтвилер из Национального банка Швейцарии и то, что Лойтвилер был самым видным сторонником нового золотого пула среди управляющих БМР (см. выше и Часть 1), не будет ничего удивительного, если под предводительством Лойтвилера внутренний клуб управляющих БМР возобновил обсуждение золотого пула в 1982-83 гг.

«Сначала встреча по золотому пулу» – 1983 г.

В то время Гордон Ричардсон все еще был управляющим Банка Англии, Карл Отто Поль все еще был президентом Бундесбанка, Фриц Лойтвилер все еще был председателем Национального банка Швейцарии, а Пол Волкер все еще был председателем ФРС США. Так есть ли какие-нибудь факты упоминания золотого пула в этот период?

Как ни странно, да:

«В 1983 г. за ланчем с сардельками и пивом на верхнем этаже Бундесбанка Карл Отто Поль, его президент и высокопоставленный управляющий БМР, пожаловался мне на монотонность встреч во время «базельского уик-энда». “Сначала встреча по золотому пулу, затем, после ланча, – те же лица на встрече G10, а на следующий день – заседание совета без участия США, Японии и Канады и встреча Европейского сообщества без участия Швеции и Швейцарии”».

Эдвард Джей Эпштейн (Edward Jay Epstein), эссе «Денежный клуб» (The Money Club), Harper’s, ноябрь 1983 г. См. этот материал на Goldenfront здесь.

В 1983 г. журналист-расследователь Эдвард Джей Эпштейн получил привилегированный доступ к БМР и некоторым управляющим центральных банков, принадлежащим к его «святая святых», при написании статьи о БМР («Денежный клуб») для американского журнала Harper’s.

В статье «Денежный клуб» Эпштейн пишет:

«Под оболочкой международного банка, подобно китайским ящикам, спрятанным друг внутри друга, искусно сокрыты реальные группы и сервисы, финансово поддерживаемые центральными банкирами.

Первый такой ящик внутри банка – совет директоров восьми европейских центральных банков (Англия, Швейцария, Германия, Италия, Франции, Бельгия, Швеция и Нидерланды), собирающийся утром во вторник каждого «базельского уик-энда».

Для общемировых вопросов существует еще один китайский ящик, называемый «Группа десяти», или просто G10. На самом деле в нее входит одиннадцать постоянных участников: восемь европейских центральных банков, ФРС США, Банк Канады и Банк Японии. В ней также есть один неофициальный участник: управляющий Агентства денежного обращения Саудовской Аравии.

Данная влиятельная группа, контролирующая большую часть оборотоспособных денег мира, проводит длинные встречи после обеда в понедельник «базельского уик-энда».

[Карл Отто Поль]резюмировал: «Они длинные и напряженные, но настоящие дела вершатся не здесь», – а, как объяснил Поль за нашим неторопливым ланчем, на еще одном уровне БМР: «в своего рода внутреннем клубе».

Внутренний клуб состоит примерно из полудюжины влиятельных центральных банкиров, более-менее находящихся в одной денежной лодке: помимо Поля, сюда входят Волкер и Уоллич от ФРС, Лойтвилер от Национального банка Швейцарии, Ламберто Дини (Lamberto Dini) от Банка Италии, Харуо Маекава (HaruoMayekawa) от Банка Японии и бывший управляющий Банка Англии лорд Гордон Ричардсон (председательствовавший в G10 на протяжении последних 10 лет)».

Таким образом, имеется письменное свидетельство произнесения президентом Бундесбанка Карлом Отто Полем в 1983 г. слов о «встрече по золотому пулу» во время «базельского уик-энда». Тем не менее единственным публично известным золотым пулом является Лондонский золотой пул, действовавший с ноября 1961 г. по март 1968 г.

Эпштейн интервьюировал президента Бундесбанка Карла Отто Поля в 1983 г., спустя более чем 15 лет после распада Лондонского золотого пула. Поль присоединился к Бундесбанку в 1977 г., и он не мог в 1983 г. использовать термин «золотой пул», говоря о встречах, не обсуждавших золотой пул с 1968 г. Так что же означает термин «золотой пул»?

Окружен, но не сломлен

В 2012 г. немецкий журналист-расследователь Ларс Шалль (Lars Schall) задал тот же вопрос БМР. Шалль спросил:

«О каком «золотом пуле» говорит член совета директоров БМР и президент Бундесбанка Карл Отто Поль в интервью финансовому журналисту Эдварду Джею Эпштейну, опубликованном в выпуске журнала Harper's за ноябрь 1983 г.?»

БМР изначально дал классический ответ в стиле «переменить тему и избежать ответа на вопрос»:

«Большое спасибо за ваш телефонный звонок и электронное письмо…

Подробнуюисториюзолотогопула, действовавшегов 1961-68 гг. можно найти в книге Toniolo, Gianni (2005)‚Central Bank Cooperation at the Bank for International Settlements, Cambridge: Cambridge University Press, с. 375-81 и 410-23. Данная книга должна быть доступна в большинстве академических библиотек финансово-экономической направленности».

Шалль ответил:

«Спасибо за ответ. Тем не менее, похоже, вы не ответили на мой вопрос касаемо «золотого пула», упоминаемого г-ном Полем в интервью Эдварду Джею Эпштейну. То интервью состоялось спустя много лет после распада Лондонского золотого пула и, вероятно, речь шла о собственном золотом пуле БМР.

Итак, еще раз: о каком «золотом пуле» говорил г-н Поль в 1983 г.?»

Тогда БМР ответил следующее:

«После дополнительного внутреннего исследования мы можем сказать следующее об упоминании «золотого пула»:

«Золотой пул» в интервью г-на Поля в 1983 г. – это, очевидно, не совсем верный термин. (Лондонский) «золотой пул» как таковой – т. е. механизм вмешательства в золотой рынок путем покупок и продаж золота от лица центральных банков – действовал в 1961-68 гг.

Из регулярных встреч специалистов центральных банков по золоту и валюте, организованных в БМР в 1961-68 гг. для обсуждения операций Лондонского золотого пула, возникла так называемая Группа специалистов по золоту и валюте G10, продолжившая регулярно собираться в БМР после отказа от Лондонского золотого пула. Тем не менее кое-кто какое-то время после 1968 г. продолжал называть эту группу «золотым пулом», хотя она не имела той операционной роли, какую имел Лондонский золотой пул. Данный форум существует и по сей день – в 1999 г. он был переименован в Рыночный комитет.

Таким образом, должно быть ясно, что после 1968 г. задачей этого Комитета по золоту и валюте было больше не прямое вмешательство в золотой рынок, а всего лишь наблюдение и обсуждение развития финансовых рынков в целом. Именно на этот «золотой пул» ссылается г-н Поль в своем интервью за 1983 г.».

Откровенно говоря, этот ответ БМР – смехотворная фабрикация, потому что Карл Отто Поль присоединился к Бундесбанку лишь в 1977 г. и не имел никакого отношения к золотому пулу 1960-х, а следовательно, не мог называть встречу, не имевшую ничего общего с золотым пулом, «встречей по золотому пулу».

Как однажды сказал бывший премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker): «Если все серьезно, то нужно врать». Ответ БМР Шаллю такой же пустой и дезориентирующий, как похожий ответ, полученный мною от БМР в ответ на запрос документов по обсуждению золотого пула, происходившему в офисе Елле Зейлстры в ноябре и декабре 1979 г., на встречах, чей факт был доказан. Напомним, что БМР ответил мне:

«Золотой пул был закрыт в конце 1968 г., поэтому, наверное, вы имеете в виду заседания Комитета по золоту и валюте. У нас есть некоторые протоколы таких заседаний, но, к сожалению, не за запрашиваемый вами период».



Цена на золото в долларах США с июля 1979 г. по декабрь 1985 г. Источник: графики BullionStar.

Золото в долларах США

Открытие; Минимум; Максимум; Закрытие

1 день; 1 неделя; 1 месяц; От начала года; 1 год; 3 года; Максимум; Выбрать

С 01.07.1979 по 30.12.1985

19 ноября 1983 г.

Сентябрь, 1980, Май, Сентябрь, 1981, Май, Сентябрь, 1982, Май, Сентябрь, 1983, Май, Сентябрь, 1984, Май, Сентябрь, 1985, Май, Сентябрь

Время по сингапурской часовой зоне (SGT)

Много «небольших количеств» золота для саудовцев

Так каким мог быть золотой пул в начале 1980-х? Управляющий Банка Англии и член внутреннего клуба управляющих БМР Гордон Ричардсон призывал к «обмену золота на нефть, пока мир адаптируется».

Специалист Банка Англии по золоту и валюте Джон Сангстер рекомендовал пул, не имеющий существенного потенциала возвращения проданного золота, но с «возможностью для ОПЕК приобрести небольшое количество» золота «без чрезмерного повышения цены». Он должен был включать «рыночное посредничество», позволяющее «G10 принять цену, одновременно пытаясь контролировать ее темп».

ОПЕК была «все больше обеспокоена тем, что золото обгоняет нефть», и хотя Аль-Курайши, управляющий Агентства денежного обращения Саудовской Аравии (SAMA), заверял, что саудовцы не будут «раскачивать лодку» и не станут покупать золото на открытом рынке, если начнутся продажи нового золотого пула, саудовцы все же нуждались в золоте для «диверсификации».

Новый президент БМР Фриц Лойтвилер «выступал за вмешательство центральных банков в рынок золота». Старый президент БМР Елле Зейлстра хотел, чтобы G10 и Швейцария «рассмотрели способы регулирования цены на золото, чтобы создать условия, делающие возможными покупки и продажи золота между центральными банками».

Советско-кувейтские сделки по обмену золота на нефть

Даже в 1979 г. продажи золота в обмен на нефть не были простой теорией. Они были фактом. 4 октября 1979 г. офис управляющего Банка Англии направил следующую секретную записку заместителю управляющего Банка Англии касаемо обмена русского золота на кувейтскую нефть:

СЕКРЕТНО

4.10.79

ЗАМЕСТИТЕЛЮ УПРАВЛЯЮЩЕГО

Звонил сэр Джордж Болтон (George Bolton)и просил передать, что он слышал следующую историю из Вашингтона.

Источником истории якобы является Госдеп, и у нее есть две нити.

Русские продали 100 т золота Кувейту в обмен на нефть.

Русские предложили правительству (центральному банку?) Кувейта выступить в качестве агента в покупке русскими нефти в обмен на золото.

П. У. Ф. Айронмонгер (P. W. F. Ironmonger),

Офис управляющего

4 октября 1979 г.



Рукописное примечание: «1. Только DAHB / JGH. 2. Вернуть JLS». Другое примечание: «Г-ну МакМахону, г-ну Сангстеру, г-ну Уокеру (Walker). Так и быть».

За день до написания этого секретного меморандума в New York Times в статье «На встрече МВФ саудовцы намекают, что добыча нефти может упасть, ссылаясь на обесценивание доллара» (Saudis Hint Oil Output May Drop – Dollar’s Eroding Value Cited at IMF Meeting), сообщалось с конференции МВФ в Белграде:

«Министр финансов Саудовской Аравии сегодня на форуме представителей международных финансовых органов и частных банкиров сказал, что его страна рассматривает возможность новых сокращений производства нефти из-за обесценивания доллара.

“Было бы наивно делать вид, будто постоянное сокращение наших финансовых ресурсов из-за инфляции и обесценивания валюты не может вызвать ответную реакцию”, – сказал Шейх Абалхаил (Sheik Abalkhail).

“Мы делаем это для поддержания более упорядоченных условий на рынке нефти и для способствования высшему уровню роста в мировой экономике. Нам все труднее продолжать реализацию нашей политики в условиях преобладающей нестабильности на валютных рынках и высоких уровней инфляции в промышленных странах”».

4 октября 1979 г. в New York Times, в статье «Историческая связь цен золота и нефти» (Historical Linkage Cited For Gold and Oil Values), сообщалось с конференции МВФ в Белграде:

«Министр финансов ЮАР сегодня указал на приблизительную историческую связь между ценами нефти и золота».

Орен Хорвуд (Oren Horwood) отказался объяснить связь золота и нефти, сказав: «Я просто отметил факт». Реакция банкиров свелась к тому, что это отношение показывает постоянство реальных стоимостей на фоне колебаний валют».

«Г-н Хорвуд сказал, что последние полвека цена унции золота обычно в 15 раз превышала цену барреля нефти».

До 1970-х отношение золото-нефть было более статичным, чем впоследствии, по той простой причине, что цена золота на протяжении значительного периода была фиксированной. Однако начиная с 1970-х отношение золото-нефть колебалось в диапазоне примерно от 10 до 35, а в 2000-х был продолжительный период, когда это отношение упало ниже 10.



Отношение золото-нефть – с 1970 г. по настоящее время. Источник: http://www.macrotrends.net

Заключение – БМР, куда никому не дано заглянуть

Для меня очевидно, что в начале 1980-х в БМР действительно зарождался золотой пул, но это очень хорошо скрывали. Если это так, то был ли целью контроль над ценой золота, чтобы саудовцы и компания могли приобрести золото на открытом рынке, не подстегивая рост цены золота, или же это была двойная операция западных центральных банков для смягчения инфляционных сигналов при одновременном переводе части их существенных золотых резервов саудовцам и компании посредством тайных транзакций под попечением БМР? Фиксировалось ли отношение золото/нефть, или же имел место целевой диапазон, позволявший долларовой цене на золото и нефть колебаться? И каков был источник золота, предоставленного саудовцам и компании: продажи западных центральных банков – крупных держателей золота?

Сангстер из Банка Англии говорил, что он не отстаивает «прямой обмен золота на нефть», но выступает за то, чтобы ОПЕК имела возможность «приобрести небольшое количество» золота «без чрезмерного повышения цены». А управляющий Банка Англии Гордон Ричардсон «склонялся к обмену золота на нефть, пока мир адаптируется». Учитывая, что управляющий SAMA был неофициальным членом G10 в БМР, не будет неправдоподобным предположить, что саудовцы получили то, чего хотели, т. е. возможность приобрести реальные деньги в виде золота в обмен на продолжение поставок нефти передовым западным экономикам.

Те, кто знаком со статьями автора под псевдонимом «Другой» (Another) на сайте USAGold, публиковавшимися с октября 1997 г., узнают, что это как раз то, что, по словам «Другого», произошло в БМР, т. е. БМР зафиксировал отношение золото/нефть, чтобы позволить саудовцам приобрести золото, при том что те получали американские доллары за свой экспорт нефти. См. материалы «Другого» на Goldenfront здесь.

Другими словами, одно плечо транзакций БМР приняло форму закулисных трансферов золота в пользу саудовцев и компании в качестве субсидированных платежей за нефть, что позволяло саудовцам получать платежи не только в бумажных долларах США, но и в реальных деньгах – золоте, тогда как другое плечо транзакций позволяло Западу и дальше получать нефть. И, наконец, эти схемы, нацеленные также на цену золота, удерживали золото на искусственно заниженном уровне, что не позволяло золоту выполнять его традиционную роль инфляционного барометра.

Читатели «Другого» обратят внимание на следующие предложения, странным образом резонирующие с тем, на что указывали дискуссии в БМР и документы Банка Англии:
Однажды было сказано, что «золото и нефть не могут течь в одном направлении».
БМР, вместо того чтобы открыто взять золото, кладет его там, где в нем есть необходимость!
По сути, правительства продают золото в любой форме, чтобы «ПОДДЕРЖИВАТЬ» его использование как «РЕАЛЬНЫХ ДЕНЕГ» в сделках с нефтью!
Будьте уверены, БМР знаком с золотом в огромных количествах.
Не все производители нефти могут извлечь выгоду из этой сделки, поскольку она заключалась там, «куда никому не дано заглянуть».
Народам Запада не стоит слишком беспокоиться из-за действий центральных банков, ведь они выигрывают для них время!
Нефть изменилась с $30++ до $19 + X количества золота! Сегодня она стоит $19 + XXX количества золота (что, согласно «Другому», является отсылкой к тому, что в начале 1990-х, после вторжения в Кувейт, соглашение об обмене золота не нефть 1980-х было пересмотрено в более благоприятную для саудовцев сторону).

Для тех, кому это интересно, все это представлено в стилизованных, но шифрованных и «туманных» подробностях от Другого и Друга Другого (FriendofAnother (FOA)) на сайте USAGold. Я в основном согласен с тем, что говорит «Другой», особенно после знакомства с обсуждениями, происходившими в БМР начиная с конца 1970-х. Единственный мой вопрос заключается в том, что, если сделки по обмену золота на нефть – это правда, «зачем вся эта секретность»? Почему бы не обнародовать это и позволить миру адаптироваться?
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=350040. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.