Кейси Даглас goldenfront.ru | Облигации | Главное

Даг Кейси о столетних аргентинских облигациях

19 июля 2017  Источник http://goldenfront.ru/ https://www.caseyresearch.com/
Примечание Джастина Спиттлера (Justin Spittler): Аргентина недавно выпустила 100-летние облигации.

Здесь нет опечатки. Вторая по размерам страна Южной Америки выпустила облигации, чей срок погашения наступит через 100 лет.

Полное безумие. В конце концов, за сто лет может произойти что угодно. Не говоря уже о том, что кредитная история Аргентины не самая лучшая.

Со времени провозглашения независимости в 1816 г. Аргентина семь раз объявляла дефолт из-за долгов. Из них три дефолта состоялись за последние 23 года.

И тем не менее, люди выстроились в очередь, чтобы приобрести эти облигации. Для того чтобы разобраться в этом, я позвонил Дагу Кейси (Doug Casey). Ниже приведена расшифровка нашего разговора. Надеемся, вам понравится.

* * *

Джастин: Даг, что ты думаешь о продаже Аргентиной 100-летних облигаций?

Даг: Данные облигации имеют ставку купона 7.125% со сроком погашения в 2117 г. Они продают их на сумму $2.75 млрд по цене 90% от номинала с доходностью около 8%. Судя по всему, переподписка на эмиссию составила 3:1.

Сразу по нескольким причинам это кажется удивительным.

Но сначала мне следует кое-что сказать об облигациях вообще, чтобы задать контекст. Сейчас мы находимся на пике, вероятно, крупнейшего пузыря в истории. Намного большего, чем тюльпаномания XVII в., пузыри компаний Южных морей и Миссисипи XVIII в. и пузырь фондового рынка 20-х годов XX в. вместе взятых. Мы имеем дело с суперпузырем. Нынешний пузырь облигаций войдет в историю. Как катастрофа.

Я считал метафизически невозможным, чтобы процентные ставки опустились ниже нуля. Но, похоже, с финансовым инжинирингом возможно все.

Сама идея покупки практически любых облигаций на сегодняшнем рынке поражает меня как невероятно глупая. Но покупка облигаций со сроком погашения сто лет – это нечто, что бывает только на пике мании. Ко всему прочему, речь идет о правительстве Аргентины…

Весь мир – не только компьютеры – меняется со скоростью закона Мура.

Джастин: Я знаю, что ты не любишь покупать правительственные облигации, потому что они финансируют расточительные правительства. Но что делает их таким плохим объектом для инвестиций?

Даг: Каждому, кто покупает облигации, нужно всегда помнить три вещи. Особенно сейчас.

Первое – это риск процентной ставки. Сейчас процентные ставки пребывают на историческом минимуме. Поэтому они могут измениться только в одном направлении: вверх. И есть много причин, почему они не просто поднимутся, но превысят уровни, наблюдавшиеся в 1980-х, когда правительство США выплачивало почти 20%.

Второе – это кредитный риск. Получите ли вы свои деньги обратно? В случае Аргентины это большая проблема. Любое аргентинское правительство по определению ненадежно. На протяжении последних 80 лет преобладающая политическая идеология здесь – перонизм. По сути, это фашистская философия, заимствованная у Муссолини. Государство вмешивается абсолютно во все, все трудящиеся объединены в профсоюзы, большинство цен контролируются, многое субсидируется и т. д. Из-за этого очень сложно что-либо спрогнозировать касательно экономики, помимо того, что она и дальше будет катиться по наклонной плоскости – относительно, конечно. Как можно при стандартном экономическом росте от -2% до 2% ожидать выплаты 8% по бумагам?

Третье – это валютный риск. Разумеется, вы можете получить свои доллары обратно – но чего они будут стоить? Если бы облигации оценивались в аргентинских песо, то они были бы неликвидны. Конечно, они оцениваются в долларах США. Но правительство США - банкрот с ежегодным дефицитом в триллионы долларов. Доллар с 1971 г. потерял примерно 80% своей стоимости, и тренд будет ускоряться. Доллар – плавающая абстракция. Прогнозы неутешительны.

Таким образом, облигации в целом в современном мире – тройная угроза вашему капиталу. Триада чудовищных рисков. Такова общая картина.

В 1980-х я держал и рекомендовал долгосрочные облигации Казначейства США и многие другие. Но сегодня ситуация изменилась.

Джастин: Я согласен с тобой по поводу процентных ставок и валютного риска. Но разве ситуация в Аргентине не меняется к лучшему? Если да, то что делает эти облигации такими рисковыми?

Даг: Ты знаешь, что я люблю Аргентину. Я провожу в Аргентине большую часть года. Для образа жизни - это фантастический выбор, но это не то место, где стоит во что-либо инвестировать, кроме недвижимости.

Владеть недвижимостью – это нормально; здесь все очень хорошо в плане прав собственности на недвижимость. Хотя это седьмая по размеру страна в мире, ее население составляет всего 40 млн, и большинство из них живут вблизи Буэнос-Айреса. За пределами Буэнос-Айреса страна пуста. В отличие от такой страны, как Сальвадор, где большое население и малая площадь, здесь все еще можно купить 100,000 акров земли за $1 млн. Красивой, хоть и не очень плодородной земли. В ближайшие десятилетия благодаря технологиям эта земля станет достаточно ценной.

Но вернемся к облигациям. Рано или поздно они не будут стоить ничего. Но, пожалуй, в ближайшие несколько лет на них можно спекулировать.

Почему? Потому что нынешний президент Маурисио Макри (Mauricio Macri) делает, и уже сделал, много для того, чтобы ситуация улучшилась. Он, возможно, самый достойный человек, руководящий сегодня сколько-либо значимой страной.

Но экономические реформы в стране, испорченной активным государственным вмешательством, – это болезненный процесс: многие теряют работу, а нерентабельные предприятия идут ко дну. Так что мы можем увидеть, что Макри наполнит казну к следующим выборам, ожидаемым через три года, и тогда каким-нибудь очередным киршнеристам или перонистам снова будет что красть. Они будут обещать раздать людям накопленные Макри богатства.

Джастин: Понятно. Значит, ты оптимистично оцениваешь ближайшее будущее Аргентины… но не настолько оптимистично – следующие 100 лет. Так?

Даг: В краткосрочной перспективе с этими $2.75 млрд все будет хорошо.

Часть из них растащат через коррупционные контракты и т. п., но так как сам Макри не коррумпирован, большая часть будет инвестирована в инфраструктуру, а не растрачена на подачки населению и на зарубежные банковские счета для номенклатуры, как было бы, если бы переизбрали киршнеристов.

Деньги принесут стране улучшение. Долг – это всегда хорошо, пока не началась выплата процентов. Но этот долг никогда не будет возвращен по приведенным мною раньше причинам. Возможно, им удастся снова увеличить внешний долг до $100 млрд, как в прошлый раз. Тогда это действительно может привести к печальному дефолту. Однако пока для краткосрочных спекуляций, возможно, все хорошо, так как на ближайшие пару лет перспективы неплохие, но это игра с огнем. Я предпочту воздержаться.

Джастин: Да, похоже, единственный способ заработать на этих облигациях – перепродать их, прежде чем они выйдут вам боком. Другими словами, нужно найти «большего дурака».

Даг: Для меня это сигнал о пике рынка. И плевать, что там 8-процентная ставка. То, что люди покупают 100-летние облигации, не только у Аргентины, но у любого правительства, – это явный сигнал о пике рынка. И, очевидно, США могут взять у Аргентины урок, так как министр финансов США Мнучин (Mnuchin) сказал, что эта идея ему нравится. В последние годы США брали у Аргентины немало уроков.

Джастин: Но Аргентина – не единственная страна, выпустившая подобный мусор. Мексика, Великобритания и Ирландия тоже выпустили 100-летние облигации. К ним присоединились гигантские транснациональные корпорации, такие как WaltDisney и Coca-Cola.

Чем это вызвано, Даг?

Даг: Есть две составляющие.

Первая – низкие процентные ставки. Брать деньги в долг сегодня – все равно что получать их в дар.

Вторая составляющая – количественное смягчение, новое название для валютной инфляции. Потому что нет сомнения, что все мировые валюты в ближайшие 20 лет превратятся в туалетную бумагу.

В Буэнос-Айресе у меня есть толстый конверт с валютами разных стран, где я побывал за последние десять лет. Каждый раз перед отъездом не успеваешь потратить все банкноты… и сейчас половина из них мало чего стоит, либо вообще ничего не стоит, в сравнении с тем, за сколько я их покупал. Валюты Камбоджи, Вьетнама, Боливии, Сейшелов, Монголии – всех этих безумных мест. Бумага практически ничего не стоит. По сути, даже если я вернусь в эти страны, то эти банкноты, вероятно, никто не примет, потому что у них теперь есть другие, даже если денежная единица осталась той же.

Подобное случилось в Европе со всеми, у кого были немецкие марки, французские франки и итальянские лиры, через несколько лет после появления евро. Все эти припрятанные вами куски бумаги сегодня совершенно бесполезны и не подлежат обмену. Можно повесить их на стенку в качестве украшения – как и все облигации, выпущенные в разное время правительствами.

Все эти правительства прямо в этот момент создают триллионы и триллионы новых валютных единиц. Куда идут все эти деньги? На рынки облигаций – как в случае Аргентины. Безумие.

Когда люди дают таким правительствам деньги на 100 лет, это признак пика рынка…

Джастин: Именно. 100-летние облигации можно добавить к длинному перечню причин, почему стоит держать золото. Как бы то ни было, у меня на сегодня все. Спасибо за твои мысли, Даг.

Даг: Не за что, Джастин.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=351086. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.