Томас Кервен goldenfront.ru | Периодика | Gold (XAU/USD)

Расс Тейт, 72 года, Колумбия, шт. Калифорния, не смотря на рак моет золото на Игл Крик во время последней вылазки старателей Delta Gold Diggers.

Началась новая золотая лихорадка, вызванная таянием калифорнийских снегов после засухи - в картинках

11 августа 2017  Источник http://goldenfront.ru/ http://www.latimes.com/
Историческая засуха в Калифорнии закончилась. По когда-то высохшим руслам вновь потекли реки, и край снова превратился в Золотую страну.

Стоя на узеньком мостике через Игл Крик за несколько недель до того, как пожар Детвайлер (Detwiler Fire) опустошил предгорья на юге штата, Роберт Гвардиола (Robert Guardiola) наблюдает за работой почти 40 старателей. В наколенниках и болотных сапогах, они расставляют на берегу ручья все свои нехитрые инструменты — ведра и сортировщики, тазы и лотки для промывания.

Одни работают лопатами на песчаных отмелях, другие опускают в воду лотки. Третьи уже перемывают грязь.

«Лоток — с него все начинается, им же и заканчивается», — довольный происходящим, говорит Гвардиола. Он помог организовать сегодняшний выезд. Местная ассоциация золотоискателей Delta Gold Diggers проводит такие вылазки ежемесячно.

Рядом на складном стуле, занимаясь делом, сидит Расс Тейт (Russ Tait). На края его изумрудного цвета лотка налипла темная грязь.

В широкополой шляпе, с хвостиком и белой бородой, не стриженой вот уже 18 лет, 72-летний старик выглядит словно беглец из «Ноттс Берри Фарм» (Knott's Berry Farm). Его голубые глаза, скрывающиеся за серебряной оправой, светятся азартом.

У Тейта рак костей, поэтому спускаться к реке уже тяжело. Но несмотря на то, что дни его сочтены, он не оставляет своей мечты. Вглядываясь в мутную жижу, старик пытается разглядеть в ней золотой блеск.

«Видимо, это и есть золотая лихорадка», — говорит он. — «Идешь к реке, устаешь, но все равно не уходишь».

Много лет, особенно во времена засухи, Тейт с друзьям приезжал к берегам калифорнийской золотой жилы, одержимый одной только мыслью. И вот русла наполнились талой водой, вымывающей своим течением золото, а такое случается нечасто.

У этих рек и ручьев теперь все чаще и чаще можно встретить чужаков, мечтающих найти свой самородок.

Золото, Au 79, один из 118 элементов периодической таблицы, впервые было получено еще 6,000 лет назад и за это время вскружило голову многим.

Овидий рассказывает историю Мидаса, Джон Хьюстон (John Huston) о подобной болезни в мексиканских горах, а по телевизору безумие на Беринговом море.

Но золото восхищает не только своей красотой и стоимостью. В хаотичном мире оно, словно проповедник, предупреждает о ценностях менее мимолетных. Популисты и политики выбирают этот металл для обеспечения доллара. Специалисты по выживанию видят спасение в его цене в случае, если цивилизация рухнет.

Началась новая золотая лихорадка, вызванная таянием калифорнийских снегов после засухи - в картинках


Но на берегах Игл Крик больше говорят об ядовитых растениях, пробивающихся сквозь кустарник и приносящих не меньше неприятностей, чем новые правила золотодобычи, изданные в Сакраменто.

В 2009 г старатели сетовали, что судья штата ввел временный запрет на использование механизированного оборудования вблизи рек и ручьев, поставив тем самым крест на землечерпальных машинах, высасывающих со дна камни, песок и гальку, и на насосах, подающих воду в шлюзы, расположенные выше по берегам реки.

По мнению представителей местных племен, природоохранных организаций и рыболовных хозяйств, такая практика золотодобычи представляет опасность для прибрежной естественной среды, поэтому судья приказал изучить данный вопрос. Окончательное решение еще не вынесено.

Но у природы свои законы, и несмотря на все запреты с гор хлынула вода, вселяя в золотоискателей надежду на будущее.

Старатели ищут древние реки, круглые валуны, сваленные вместе, рыжий грунт, окрашенный ржавым железом, и кварцевые жилы, скрывающие золото.

Они изучают русла, представляя себе, как движется поток во время наводнения, и выискивая любые неровности — пороги, уступы, водопады, создающие небольшие водовороты, где золото, кружась, ложится на дно.


Дэвид Вилла (David Villa) готовит инструменты для промывания золота на Игл Крик, недалеко от Колумбии, шт. Калифорния, во время недавней вылазки с группой золотоискателей Delta Gold Diggers.

Говорят, золото, будучи тяжелее большинства металлов, забирается вглубь материкового грунта.

Ближе к вечеру, проведя почти час в воде, Гвардиола несет два 20-литровых ведра. В одном мусор, собранный на отмелях: свеча зажигания, гильза, гвоздь, лопатка и часть автомобильной двери.

В другом руда — меньше стакана темного песка, плещущегося в воде.

Промывая, он отделяет легкие частицы от тяжелых и находит несколько золотых крупинок, каждая не больше блохи.

Что заставляет человека стоять часами в талой воде с лопатой и лотком ради нескольких микронов золотого песка?

Любой старатель легко ответит на этот вопрос. И Гвардиола не исключение: спустя два дня он работает уже на собственном участке, в 300 км к югу от Игл Крик, недалеко от города Моккасин.


Золотоискатель Роберт Гвардиола сливает в лоток россыпь, собранную им под водопадом возле Моккасина, шт. Калифорния.

Золотая жила Калифорнии — пустынное место с извилистыми дорогами, высокой травой и древними дубами было открыто еще в 1848 г, когда на лесопилке Саттера (Sutter's Mill) впервые нашли золото. Поначалу встречались самородки величиной с картофелину, затем с небольшой шарик, и наконец осталась лишь одна пыль. Добытое до 1852 г золото оценивалось в $2 млрд.

Охотники за золотом оставили после себя не только проржавевшие груды металла и сравнявшиеся с землей горы, но и ежевичные кусты, инжир и яблони, посаженные ими и до сих пор растущие в этих лесах — живое напоминание о их мечтах.

Гвардиола, 52 г, в 2001 г купил 8 га земли с правом на добычу золота. Впервые ступив на свою собственность, он знал, что она принесет ему счастье. Под дубами пасутся олени. Через участок протекает ручей Гриззли Крик, на нем уже есть два карьера. Ручей — это всегда хорошо.

Семь лет спустя, потеряв свой магазин по аренде оборудования в Модесто из-за прорыва водопроводной трубы, и после задержек страховых выплат, он решил серьезно заняться разработкой своей земли.

Надев высокие болотные сапоги и шерстяные носки, Гвардиола почти по пояс заходит в холодный ручей — температура воды всего 13°C.

«Посмотрим, насколько добра ко мне матушка Природа, пополнила ли запасы этих берегов», — говорит он.


Роберт Гвардиола моет золото, собрав россыпь под водопадом возле Моккасина, шт. Калифорния. Через увеличительное стекло он пытается разглядеть золотые крупинки и самородки. «Лоток — с него все начинается, им же и заканчивается», — говорит он.

Над ним ручей ниспадает с каменистого уступа, образуя небольшой водопад. Солнце то выглядывает, то прячется за облаками.

Два года назад ручей полностью пересох. В прошлом году появилась лишь небольшая струйка. Но нынешняя зима наполнила ручей до краев. Вода принесла с собой больше полуметра новых камней и покрывающих россыпей.

Стоя в воде, Роберт пытается сдвинуть огромный валун, килограмм 90, не меньше, чтобы добраться до более глубоких слоев. Зачерпывая со дна лопаткой, он наполняет лоток и каждый раз внимательно просматривает содержимое.

Футболка и волосы промокли насквозь. На шею то и дело садятся комары. И вдруг его будто ударяет током.

«Вот, ради чего я здесь», — говорит он, удивляясь самородку, размером чуть меньше горошины, сверкающему в его руке.

Час спустя, трясясь от холода, он трет глаза и собирает вещи в угасающем свете дня.

Историк Г. В. Брэндс (H. W. Brands) в своей книге «Золотой век» (The Age of Gold) написал, что золотая лихорадка сыграла «очень важную роль в истории, так как в основе ее лежало самое главное желание человека — желание быть счастливым».

Не каждый нашел свое счастье, добавляет он, но шанс, доступный каждому, оставил свой отпечаток на сегодняшних старателях.

На Сауф Форк, притоке реки Станислаус, Том Мучелкнаус (Tom Mutschelknaus) признается, что ведрами увозит домой руду и просто оставляет ее во дворе.

«Я не теряю надежды, пока досконально не изучу содержимое каждого ведра», — говорит он.

В прошлой жизни Мучелкнаус сначала занимался убоем на производстве мороженного мяса в Южной Дакоте, потом работал дальнобойщиком. В свои 63 он надеется на «исполнение мечты», обрабатывает 65 га земли в местечке под названием Итальен Бар, принадлежащем национальной ассоциации старателей Lost Dutchman Mining Assn.


Том Мучелкнаус ищет золото с помощью лотка в притоке реки Станислаус, Сауф Форк. «Я не теряю надежды, пока досконально не изучу содержимое каждого ведра», — говорит он.

В нескольких километрах к западу от сюда в 1970-х гг один особенно удачливый старатель Джордж Масси (George Massie) достал из земли почти 23 кг золота, после чего добычей занялись все, кому не лень.

В окружении величественных дубов, кедров и сосен, Мучелкнаус моет золото на Силвер Крик — в 10-литровом лотке осталось уже не больше полстакана песка. На правой руке татуировка в память о первой жене — она умерла от рака груди в 2011 г.

Легкий ветерок гонит над головой облака и обнажает голубое небо. Мучелкнаус замирает — где-то запел дрозд. А вчера на дороге он встретил горного ягуара.

«Я будто засыпаю под шум воды», — говорит он, — «незаметно для себя наполняя лоток».

Попав однажды внутрь Земли, золото добралось до Калифорнии, когда Тихоокеанская плита разделилась, образовав Североамериканскую плиту, нагревая при этом слои осадочных пород, разжижая камни и образуя жидкость, хлынувшую на поверхность и несущую с собой золото.

Одна унция, размером не больше губной помады, стоит более $1,200. Роб Горхэм (Rob Goreham) из колумбийской компании 49er Mining Supplies уже давно торгует на рынке.

«Глупо не торговать», — говорит он. Покупать по низкой цене, продавать по высокой — вот его жизненный девиз, приносящий финансовую стабильность.


Роб Горхэм из Колумбии, шт. Калифорния, покупает и продает золото на местном рынке. Однако предупреждает: нельзя полагаться только на золото.

Горхэм достает свои богатства. На застегнутых мешочках и бутылочках с черными крышками, заполненными золотом (кристаллическим, сусальным, рассыпным, рудным и пылевидным, чистым как песок) лежит стопка 100-долларовых купюр. Он сразу предупреждает, что здесь не все, а то, что здесь — под защитой 0,45 калибра.

Роб покупает у старателей, живущих поблизости: сантехников, кровельщиков, специалистов по кондиционированию воздуха, банковских менеджеров, сотрудников лесохозяйственной службы, мануальных терапевтов, и еще некоторых, предпочитающих оставаться в тени.

Но Горхэм говорит, что нельзя полагаться только на золото. Когда за советом к нему приходят незнакомцы и говорят, что уволились с основной работы в надежде сорвать куш, ему остается только пожать плечами.

«Искать золото — все равно, что играть в лотерею, без опыта ничего не выйдет», — говорит он.

Прежде, чем заняться старательством, Шеннон По (Shannon Poe) основательно подготовился.

По, 55 лет, до 2009 г был директором фирмы недалеко от Сан-Франциско, занимался предотвращением убытков в розничном секторе. Устав от корпоративных интриг, галстука и пробок, он подался в Сиерра. Изучив оборудование, поговорив со старожилами и работая по пять дней в неделю, за год он заработал чуть больше $150,000.

Но после введения запрета на разработку подводных грунтов доход упал до $25,000, и По организовал Американскую ассоциацию по борьбе за право на разработку месторождений. (American Mining Rights Assn.).

В его компании добыча золота кажется менее быстрой схемой обогащения, чем либертарианские порывы. Борьба за независимость и самоопределение — такая же часть американского наследия, как и права, гарантированные Конституцией.

Спросите его, взглядов какой политической партии он придерживается, и он ответит, что не поддерживает никого: ни республиканцев, ни демократов.

«Мы скорее являемся сторонникам конституционной формы правления», — говорит он.

По не терпится показать, во что превратился его участок после зимы. Он выходит из своего внедорожника с наклейками американского флага, орла, Конституции и золотопромывочного лотка. Со своим партнером Доном Сигелом (Don Siegel) пересаживается в небольшой фургон.

«Думаю, тебе понравится», — говорит он. — «Я такого еще не видел».

Проехав по грязной дороге мимо Грили Хилл к востоку от Колтервилла, они заезжают в лес и попадают на дорогу Йосимити (Old Yosemite Road).

Фургон, то и дело подскакивая, катится по колее, наполненной водой и грязью. Поднимаясь над Льюис Галч, По вглядывается в камни, выступающие из виднеющегося вдалеке русла реки.

«Прямо слюнки текут», — говорит он, представляя, сколько золота лежит у них под ногами.

Когда дорога становится совсем непроходимой, Сигел нажимает на тормоз и глушит мотор. Булл Крик, ручей, впадающий в реку Мерсед, течет через поваленные деревья, свежую и увядающую зелень.


В лотке среди черного песка сверкают золотые самородки. Золото найдено на Булл Крик недалеко от Колтервилла, шт. Калифорния.

Русло ручья, однако, уже вычищено, и вода не спеша течет по гладким камням.

В начале января, говорит По, растительность здесь была настолько густой, что невозможно было ходить — нужно было два дня, чтобы добраться до грунта.

Но когда пришли ураганы, поеденные жуками деревья упали, образовав небольшие запруды. Когда их прорвало, вода хлынула через каньон, прочистив русло до материковой породы.

«Природа сделала за нас всю работу», — говорит По. — «В каждой расщелине полно золота».

Перейдя на другой берег, он начинает копать там, где ручей образует водоворот вокруг небольшого уступа. Он зовет Сигела, они отодвигают валун и наполняют ведро и мешки грязью.

Постепенно переливая содержимое в лоток, они видят, как в желобках собирается золото — неплохо за 45 минут работы.

«Ничего себе!» — говорит По. — «Лоток так и светится!»


Мужчины моют золото с помощью лотков на ручье Сауф Форк, впадающем в реку Станислаус, в Итальен Бар, шт. Калифорния (Джейсон Ньюберт (Jason Тугиуке) / Los Angeles Times)
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=353741. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.