utmagazine | Интервью

Беседа Адама Граймса и Абрама Томаса: Преимущество трейдера

Предлагаем вашему вниманию запись беседы двух трейдеров - Адама Граймса (Adam Grimes) и Абрама Томаса (Abraham Thomas). В ходе этого диалога, проходившего скорее в форме интервью, Адам Граймс рассказал о своем пути в торговле - от начала работы на биржах NYMEX и CME до должности главного специалиста по инвестициям в Waverly Advisors.

Речь также шла о том, как изменился рынок за те два десятка лет, в течении которых Адам работает трейдером, аналитиком и портфельным управляющим. Хотя он причисляет себя к критикам классического технического анализа, в 2012 году у Адама вышла книга "Искусство и наука технического анализа".

А. Т.: Давайте начнем с самого начала. Как вы начали торговать?

А. Г.: Мой путь отличался от пути большинства людей. Я закончил колледж по музыкальной специальности - классический пианист. Кроме того, я играл джаз и сочинял музыку. Я много лет активно занимался музыкой и научился разбираться в ней, но имел слабую подготовку в точных науках.

Люди часто спрашивают: "Есть ли связь между музыкой и рынком?" Наверное, есть какая-то, если говорить о том объеме данных, который приходится запоминать музыканту. Пианист все исполняет по памяти. У меня в голове хранятся фортепианные концерты Моцарта - каждая нотка. И не только фортепианная часть. Я мог бы сесть и записать оркестровую партитуру. Это - необычный для человека объем информации. Такими способностями и навыками обладают многие музыканты.

С другой стороны, надо признать, что в музыке очень высокая конкуренция. Многие считают, что музыка - очень мягкое занятие, но на самом деле, если хочешь добиться успеха в музыке, придется столкнуться с очень жестким окружением. У меня есть здесь конкурентное преимущество.

А. Т.: Это объясняет, почему Джордж Сорос практиковал прием на работу почти исключительно музыкантов и спортсменов. То же отношение к конкуренции, та же неуемная страсть к совершенствованию.

А. Г.: По образу мышления, я был готов к конкуренции, и после выпуска из колледжа я работал музыкантом. Мне неудобно об этом говорить, но я получил по почте рекламу, в которой говорилось что-то вроде "Научись торговать товарными фьючерсами" или "Как быстро разбогатеть". У меня не было опыта работы на финансовых рынках. Я знал, что будет нелегко, но я даже представления не имел, насколько будет трудно.

Поэтому я открыл торговый счет и начал торговать товарными фьючерсами, в которых, как я думал, я разбирался, поскольку вырос в фермерской среде. Я потерял все деньги за нескольких недель. Этот процесс повторился несколько раз. Короче говоря, я перепробовал много разных вещей. В итоге, я больше сосредоточился на технических инструментах. Мне также было интересно попытаться понять, от каких числовых параметров зависят спрос и предложение, а также разобраться с фундаментальными показателями. Я начинал с очень краткосрочной торговли. Возможно, я просто оказался в нужном месте в нужное время, но я начал зарабатывать и добился определенного успеха.

В конечном итоге, я понял, что если хочу заниматься этим на профессиональном уровне, то мне нужно приобрести многие необходимые навыки, которых у меня не было. Я ничего не понимал в бухгалтерии, а мои математические навыки были посредственными. У меня не было нужного образования. Я мог проснуться среди ночи с мыслью: "Может, тебе это и приносит деньги, но можешь ли ты быть уверен, что сможешь этим зарабатывать в течение последующих 10-20 лет?"

На тот момент я не понимал истинной глубины этого вопроса, но небольшой червь сомнения всегда сидел в моей голове: возможно, мне просто повезло?

За свою карьеру трейдера, я работал практически со всеми классами ликвидных активов. Я перепробовал все - от краткосрочного скальпинга до построения долгосрочного портфеля. Я значительно улучшил свой количественный анализ. Я также занимался так называемой ситуативной торговлей. Разница между количественным анализом и ситуативной торговлей не так очевидна, как многие думают. На самом деле, хорошие ситуативные трейдеры гораздо больше полагаются на количественные показатели, чем можно ожидать.

А. Т.: Можно считать себя ситуативным трейдером, но есть, наверное, большой набор количественных показателей, которые нужно держать в голове. И наоборот, можно считать себя приверженцем чисто количественного подхода к соблюдению правил, но правда такова, что вы все равно будете обращать внимание на более мягкие торговые сигналы и формации, которые в явном виде не описаны в вашей модели, но в неявном - присутствуют.

А. Г.: Или взять те же фундаментальные показатели, которыми пользуются сторонники количественного анализа. Представьте, что вы проходите обучение трейдингу и вас учат строгому количественному анализу, а затем вас спрашивают: "Расскажите, как заработать денег". При формулировании этого процесса вы все равно будете в какой-то степени применять ситуативный подход. Он никуда не исчезает.

А. Т.: Вы на рынке уже двадцать лет. Вам доводилось видеть несколько циклов: бум и крах доткомов, кризис 2008 года, разные взлеты и падения. Как изменился рынок за время вашей работы? Если отстраниться и посмотреть со стороны, чем торговля 90-х отличалась от сегодняшней?

А. Г.: Сегодня очень модно говорить о том, что высокочастотная торговля - это зло, и о том, насколько труднее сегодня работается среднестатистическому инвестору. Но я думаю, что все как раз наоборот. Сейчас мы имеем лучший, более быстрый и более дешевый доступ к рынку. Для индивидуального трейдера, этот процесс кардинально улучшился во многих отношениях. Хорошим примером может служить то, насколько сегодня больше прозрачности. Сегодня никто не может сказать: "Мы объявляем быстрый рынок. Подавайте заявки, мы исполним их по какой-то цене и к закрытию сессии уведомим вас о том, что произошло. Удачи". Вы подаете заявки на покупку и продажу, не получая обратной связи об исполнении. Вы не знаете, в какое время или по какой цене их удовлетворяют. Это безумие. И это - в прошлом. Можно много спорить о том, хорошо это или плохо, что на многих биржах не осталось брокеров "на полу". Но то, что это повысило прозрачность и удешевило доступ, - вне всяких сомнений.

Возможно, структура рынка вызывает у нас определенное беспокойство. Возможно, маркетмейкеры добавили стабильности. Но это не очевидно. Мы видели 1987 год, и тогда тоже были маркетмейкеры.

А. Т.: Но в эпоху высокочастотной торговли настоящих катастроф пока не было. Был "мгновенный обвал", но рынок довольно быстро восстановился. А до этого были "черный понедельник" и множество других примеров. Не вдаваясь в "механику" рынка, можно ли сказать, что в течение последних двух десятилетий продолжали работать одни и те же стили торговли, стратегии и модели?

А. Г.: Думаю, да. У меня есть целый список вещей, которых я не знаю, или в которых не уверен, и это - одна из них. Это основополагающий вопрос: насколько сильно все изменилось? Как разные стили торговли обретают и теряют актуальность? Можно сказать, что сейчас мы не видим массовой работы по классическим стратегиям, основанным на следовании по тренду, как это было раньше, на сильном рынке 70-х и 80-х. Говорят, что рынок изменился, и того рынка уже нет. Но я сомневаюсь, что здесь можно делать линейное допущение. Это может быть просто цикл длительностью в несколько десятилетий. И, возможно, когда-нибудь в будущем мы снова увидим расцвет стратегий следования по тренду.

А. Т.: Существуют циклы, имеющие 50-летнюю периодичность. Например, волновая теория Кондратьева утверждает, что существуют трендовая эра и рейнджевая эра. Есть разные масштабы рынка.

А. Г.: При всех тех изменениях, которые мы наблюдаем - структурные изменения, высокочастотная торговля - меня удивляет то, что продолжают работать те же фундаментальные концепции. В какие бы формы мы их ни облекали, но есть всего несколько вещей, которые работают: возврат к среднему, моментумная стратегия в режиме следования по тренду, паузы / консолидация или откаты по ходу тренда.

Если не вдаваться во взаимосвязи между рынками, то кроме перечисленного больше ничего и не существует. Сегодня я мог бы пользоваться теми же инструментами, которые использовал в первые годы своей торговли.

А. Т.: Почему вы думаете, что некоторые вещи работают из года в год?

А. Г.: Здесь нужно размышлять. На самом деле, я не знаю. Приверженцы следования по тренду всегда приводят тот аргумент, что если цена движется из одной точки в другую, то можно воспользоваться какой-то трендовой стратегией. В этом есть определенная доля правды. Пока существуют крупные тренды, трудно представить себе мир, в котором движение по тренду стало бы совершенно неэффективным.

Другая вещь, которая имеет место и которой в последние 10-20 лет все больше внимания уделяют академические специалисты, это поведенческий элемент. Все мы, реагируя на риск, волатильность и финансовые рынки, совершаем одни и те же эмоциональные ошибки. Я просматривал очень старые данные - цены акций в 18 и 19 веках и даже цены на сырье в средние века. Там можно увидеть все те же чрезмерные реакции, те же движения, когда рынок идет слишком далеко, а затем откатывает. Наверное, это фундаментальная составляющая человеческой психологии.

А. Т.: И она не меняется, независимо от того, торгуете ли вы оливками в доисторической Греции или ведете электронную ВЧ-торговлю сегодня. Психология осталась той же. И мы пытаемся использовать все то же когнитивное отклонение.

А. Г.: Когнитивные отклонения даже закладываются во многие алгоритмы. Даже если признать, что движение рынка все больше определяется машинами, эти поведенческие элементы все равно присутствуют, потому что программные коды пишут люди. Эмоции по-прежнему привносятся на рынок.

А. Т.: Используете ли вы одни и те же стратегии для различных классов активов, независимо от времени и месторасположения, или приходится иногда производить отбор?

А. Г.: По-разному. Реальность такова, что, рассматривая возврат к среднему, мы заметим, что этот принцип по-разному работает для разных классов активов. Все классы активов подчиняются принципу возврата к среднему, но делают это по-разному, с разной интенсивностью и на разных временных отрезках. Волатильность тоже ведет себя по-другому (например, для валют - не так, как для отдельных акций), поэтому требуется адаптация.

А. Т.: Вы упомянули, что в начале своей карьеры, особенно торгуя сельскохозяйственными товарами, вы много внимания уделяли спросу и предложению, а также количественным показателям, влияющим на цену. До какой степени это сохраняет актуальность сегодня? В какой мере вы используете какие-то другие, помимо просто текущей цены, сигналы - количественные или качественные, при создании своих стратегий торговли?

А. Г.: Мой ответ такой: я убрал их все. Я активно работаю над тем, чтобы анализировать рынок исключительно с точки зрения ценовых формаций. Я стараюсь не обращать никакого внимания на то, что говорят другие. Но реальность такова, что мой процесс торговли представляет собой смесь количественных и ситуативных инструментов. Безусловно, какие-то не связанные с ценой торговые сигналы присутствуют, но я стараюсь изолировать их, потому что считаю, что рынок достаточно эффективно учитывает всю важную информацию в цене.

Значительной частью моего бизнеса является оказание консультаций и предоставление рыночных сигналов людям, которые уже используют макроэкономические и фундаментальные данные. Для меня важно, чтобы я мог давать им некоррелированную информацию, поэтому я стараюсь смотреть только на количественные модели поведения цены.

А. Т.: Давайте поговорим о данных. Объем и разнообразие информации ошеломляют. Это не только отчеты компаний, спрос/предложение и производственные показатели. Существует много индикаторов "длинных хвостов", анализ настроений, спутниковые данные и информация о поставках. Все больше и больше людей вставляют это в свои торговые стратегии. Не считаете ли вы, что, не учитывая эту информацию, вы ставите себя в невыгодное положение? Или вы думаете, что четкий и устойчивый технический процесс важнее всего этого?

А. Г.: С точки зрения ведения бизнеса, это тот вопрос, который нужно себе постоянно задавать. В некоторых данных из социальных сетей может содержаться информация, способная дать преимущество в торговле, так как можно найти какие-то расхождения между настроением людей в социальных сетях и тем, что происходит на самом деле.

Возможно, такое информационное преимущество будет продолжать развиваться. Важно постоянно проводить исследование рынка; я это делаю в обязательном порядке. Я сужаю свой фокус и смотрю только на те инструменты, с которыми мне комфортно работать с учетом статистики. Я всегда обращаю внимание на новые идеи, но очень редко нахожу такую идею, которую стоит изучить глубже и внедрить в мой торговый процесс. Нужно добиться баланса между стабильностью и уверенностью и оставаться открытым для новых идей.

А. Т.: Да, добиться баланса - это важно. Ни одна модель не может работать, если ее постоянно подвергать сомнению. Вы просто будете метаться туда-сюда. В то же время, нельзя быть полностью изолированным. Нужно быть открытым для новой информации и новых идей. Достичь такого баланса трудно.

А. Г.: Трудно. И один из способов это сделать - постоянный мета-анализ наших результатов работы. Если замечаете, что результативность вашего торгового сигнала начинает ухудшаться, что может происходить довольно часто (в зависимости от точности настройки вашей системы), значит, пора внести корректировки. Я беседовал со многими розничными трейдерами, и могу сказать, что большинство из них уделяют этому недостаточное внимание. Анализируем ли мы свой собственный анализ? Понимаем ли мы свои показатели результативности?

А. Т.: Думаю, что такая тенденция характерна для человека. Если зарабатываешь деньги, стараешься не ставить стратегию под сомнение. Если теряешь деньги, стараешься ее не использовать. В любом случае, мы недостаточно анализируем себя.

А. Г.: Это соотносится с тем, о чем мы говорили раньше: важно стараться различать умение и везение. В общем случае, это очень трудная задача, но ею всегда надо заниматься, если хочешь выжить в долгосрочной перспективе.

А. Т.: Какие знания дала вам работа на товарной бирже, которыми вы хотели бы поделиться с теми, кто только сидит перед мониторами?

А. Г.: Я работал на товарной бирже, хотя и не в яме. Это - одна из самых больших удач в моей карьере. Я пошел учиться в школу бизнеса и хотел работать "на полу", но к тому времени "пол" уже отмирал, так что не было смысла туда идти. Было больно смотреть на этих биржевых маклеров с долгой и успешной карьерой, которые провели в яме по 30-40 лет, и оказались совершенно неподготовленными к работе в новых условиях. Я видел людей, которые считали, что проделывали очень трудную количественную работу. Они строили большие матрицы и использовали массу технических индикаторов, и когда те выстраивались правильным образом, они совершали сделку. Я понимаю, для чего все это было нужно, но основная масса того, что они использовали, не несло в себе никакого преимущества, поэтому их стратегии, по большому счету, не работали.

Видеть это было унизительно. Возвращаясь к нашему разговору, мне кажется, что за двадцать лет мало что изменилось. Но для той группы людей мир изменился полностью. Пруд высох, и вся их вселенная испарилась. Это впечатление не покидает меня до сих пор. Последствия для конкретных людей. Это хорошее напоминание о том, зачем нужен количественный подход к торговле. Ведь все это были очень мотивированные и состоятельные люди, но в большинстве случаев у них не было достаточных знаний количественного анализа. Не уверен, что можно добиться успеха на современном рынке без знания каких-то количественных показателей, в явном или неявном виде включенных в наш процесс торговли.

А. Т.: Да, мир развивается. Мне понравилась ваша мысль о том, что стратегии следует привязывать к каким-то вещам, которые не меняются, например человеческой психологии и когнитивному отклонению. Простота является важным мотивационным фактором вашей творческой философии.

А. Г.: Простота соответствует моему характеру. В жизни мне посчастливилось поработать подмастерьем у шеф-повара классической французской кухни. Я готовил французскую и средиземноморскую пищу. Но когда я начал готовить самостоятельно, то остановился на японской кухне, из-за ее минимализма. Идеальные ингредиенты, преподнесенные аккуратно и просто. Мне это близко - как в музыке, так и в еде, и в искусстве, и на рынке. Есть известная цитата Энйштейна, которая звучит примерно так: "Упрощай, насколько возможно, но не больше".

А. Т.: Хочу задать еще несколько тактических вопросов. Понятно, что каждая ситуация индивидуальна. Но в общем случае, стремитесь ли вы достичь соотношения прибыльных и убыточных сделок 50/50, но чтобы размер прибыли превышал размер убытка? Или вы хотите достичь 90/10, то есть чаще выигрывать, но допускать более крупные убытки?

А. Г.: Я перепробовал все, что можно. Я вполне комфортно себя чувствую, когда оказываюсь прав в половине случаев. В моем случае работает принцип "зарабатывать больше, чем терять". Ошибкой многих розничных трейдеров является то, что они ориентируются на торговлю с высокой вероятностью успеха. Лучше всего, когда у вас есть стратегия торговли с высокой вероятностью успеха и низким уровнем риска. Но такой не существует. Да это и невозможно. Пытаясь гнаться за двумя зайцами, люди упускают из виду, что их преимущество в торговле является сочетанием этих двух факторов - риска и потенциала прибыли. Вот на чем нужно сосредоточиться. Я, как трейдер, счастлив, что имею 50/50.

А. Т.: Вы, по натуре, человек, склонный идти против толпы? Или вам комфортнее быть на стороне моментума?

А. Г.: По натуре, я очень сильно склонен поступать не так, как все. Но зная эту свою особенность, я активно борюсь с ней в своей торговле. Да, большинство моих сделок действительно трендовые. В большинстве случаев, я ищу место, где тренд делает паузу или консолидируется на несколько дней, а затем стараюсь войти на моментуме.

Социальные сети очень в этом мешают. Как давно говорят о том, что нефть достигла дна? Как давно говорят о том, что акции достигли пика? Такая асимметрия выгодна "экспертам". Допустим, я - эксперт, который говорит, что ралли закончилось, и ошибается. Вы порадуетесь, что я ошибся, и вскоре забудете об этом. Но если я окажусь прав, то я - гений. Таким образом, я могу говорить это каждый месяц в течение шести лет, и когда рынок действительно упадет, я буду гением.

На самом деле, я торгую как по тренду, так и против тренда. Большинство моих сделок - по тренду. Не могу сказать, что я специально придерживаюсь такого подхода. Я, скорее, торгую на разворотах. Не люблю отдавать заработанное. Стараюсь управлять рисками. Именно поэтому меня устраивает 50/50.

А. Т.: Вы говорите, что можно торговать по тренду, даже если любишь идти против толпы. Очень часто тренд возникает там, где все считают, что это невозможно. Еще одна особенность тех, кому присущ дух противоречия, - способность постоянно пересматривать собственные решения. Я говорю не о том, чтобы метаться туда-сюда, а о постоянной проверке своих предположений.

А. Г.: В этом отношении, у меня довольно необычный подход. Большинству людей невозможно объяснить, что, каждый раз, когда я открываю сделку, я ожидаю, что потеряю в ней деньги. Это создает интересную ситуацию. Психологически, у меня нет проблем с получением убытков, потому что, открывая сделку, я готов потерять деньги. Это избавляет меня от необходимости искать дополнительные подтверждения моих предположений.

Затем, когда сделка начинает идти в мою сторону, я просто подтягиваю стоп и сокращаю риск. В какой-то момент, я начинаю зарабатывать. Я не рассчитываю на это; это просто приятный сюрприз. Это трудно объяснять людям, так как они подумают, что я торгую с позиции психологической слабости. Но все как раз наоборот.

А. Т.: Вы когда-то говорили о том, что мелкие трейдеры имеют преимущество над крупными участниками рынка. Они более проворны, могут хвататься даже за небольшие возможности, имеют большую терпимость к рискам. Но есть также крупные недостатки, связанные с информацией и доступом к рынку. Вы согласны?

А. Г.: Сейчас инвесторы и трейдеры могут собирать информацию на разных уровнях. Получать данные, которых не имели раньше. Это большое изменение. Просто потрясающе, к какой информации мелкие трейдеры сегодня имеют доступ.

А. Т.: Вы считаете, что сегодня индивидуальный трейдер может добиться успеха?

А. Г.: Может. Все начинают с книг типа "Волшебники рынка". Возможно, некоторые легендарные истории богатства сегодня были бы невозможны. Но кому-то может повезти, и это происходит. Сложность заключается в том, что многие розничные трейдеры имеют крайне недостаточную капитализацию. Прийти на рынок с 3000$-5000$ и пытаться конкурировать... Этого достаточно для прохождения обучения. За такие деньги можно многому научиться, но получить какую-нибудь существенную отдачу, - это совсем другое.

Нужно иметь скромные ожидания. Вы не заработаете 400% в год на свой капитал. Нужно иметь приемлемую капитальную базу.

Розничные трейдеры часто спрашивают меня: "Если все эти управляющие крупными фондами не могут победить рынок, как это могу сделать я?" Дело в том, что многие из них даже не пытаются превзойти показатели рынка. На самом деле, многие из этих крупных фирм не могут опередить рынок, потому что они сами и есть рынок. Крупной фирме это трудно сделать. У мелких и более проворных розничных трейдеров есть много возможностей. Следует лишь не переставать делать то, что нужно сделать для успеха. И тогда - вполне возможно.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=354005. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.