Прайс Уго Салинас goldenfront.ru | Периодика

Уго Салинас Прайс

«От смерти панацеи нет!»

1 сентября 2017  Источник http://goldenfront.ru/ http://www.plata.com.mx/
В 1934 г., посредством Закона о золотом резерве (Gold Reserve Act), президент Франклин Делано Рузвельт (Franklin Delano Roosevelt) девальвировал доллар с $20.67 до $35 за унцию золота.

Девальвация была преувеличенной, подразумевая, что, при $35 за унцию, мир предпочтет владеть американскими долларами – как недооцененными – вместо золота. По этой причине, а также из-за опасений по поводу новой мировой войны, мир транспортировал в США огромное количество золота в обмен на американские доллары.

Как следствие, в конце Второй мировой войны американские запасы золота составили примерно 22,000 т.

Огромной ошибкой, допущенной американской администрацией на международной конференции в Бреттон-Вудсе, Нью-Гэмпшир, в 1944 г., где определялся денежный порядок послевоенного мира, было навязывание миру дефектной денежной системы: фундаментом послевоенной мировой экономики должно было стать золото, поддерживаемое американским долларом, считавшимся – нравится вам это или нет – ничем не хуже золота.

Такая серьезная ошибка привела США и мир к непомерному экономическому искажению: сегодня все производство во всех странах мира и все экономические отношения, как внутригосударственные, так и международные, лишены связи с реальностью.

После войны США продолжили свою излюбленную политику: кредитную экспансию. Как следствие, недооценка доллара 1934 г. превратилась в переоценку, и остальные страны мира стали покупать американское золото, по, как считалось, все более привлекательной цене – $35 за унцию. Соответственно, американские золотые запасы стали сокращаться, поскольку золото покидало страну.

Я помню, как в 1955 г., когда мне было 23 и я возвращался со своей невестой из путешествия в Европу на итальянском пассажирском лайнере «Andrea Doria», я вел послеобеденные беседы в комнате для отдыха со старшими джентльменами об устойчивой потере Соединенными Штатами золота.

В послевоенный период, в результате Бреттон-Вудского соглашения 1944 г., другие страны мира накопили долларовые резервы – «ничем не хуже золота», – что помогло замаскировать последствия постоянной американской кредитной экспансии. Однако в бочке меда была ложка дегтя: проницательный Жак Рюэф (Jacques Rueff), министр экономики при президенте Франции генерале Шарле де Голле (Charles de Gaulle), предупредил последнего, что США, отправляя во Францию американские доллары в качестве платежа за французский импорт в США, расширяют и внутренний американский кредит, и внешний: принятие французами платежей долларами означало, по сути, кредитование США, и, согласно Рюэфу, это было неблагоразумно.

Генерал де Голль, как следствие, настоял на возвращении хранимых в Банке Франции долларов в США и потребовал взамен золото, по праву принадлежащее его стране. В мае 1968 г. Париж сотрясли очень жесткие леворадикальные протесты, и президент де Голль едва не был свергнут. Очевидно, США были недовольны позицией генерала де Голля.

Тем не менее отток золота из Форт-Нокса в другие страны мира не терял размаха. За дешевые доллары можно было купить много золота по цене $35 за унцию.

Как все мы знаем, Форт-Нокс продолжал терять золото до 15 августа 1971 г., когда, при достижении золотыми резервами примерно 8,000 т, президент Ричард Никсон (Richard Nixon) «временно» прикрыл золотое окно. Части Бреттон-Вудского соглашения 1944 г. о «ничем не хуже золота» пришел конец. Неконвертируемый американский доллар – плод воображения – теперь стал основой мировой экономики.

Мировая торговля не остановилась. Мир продолжал вращаться вокруг собственной оси 24 часа в сутки, и страны мира продолжали использовать неконвертируемый доллар как основу своей национальной экономики и банковской системы.

Золотые резервы перестали иметь какую-либо важность для финансовых министров всего мира. Золото стало «варварским пережитком» Дж. М. Кейнса (J. M. Keynes). Главнейшей целью финансовых министров и глав центральных банков стало владение долларами.

Для остальных стран мира отпал вопрос: «Мы не можем позволить себе чрезмерную кредитную экспансию, потому что нам нужно защищать свои золотые резервы». После 15 августа 1971 г. появился новый вопрос: «Нам нужно экспортировать больше, чем импортировать, чтобы иметь растущие резервы американских долларов; потому что, если у нас будет больше долларов, то мы также сможем расширять кредит – как США – и развивать экономику». Если остальной мир хотел иметь больше долларов, чтобы «развивать экономику», то, в конечном итоге, была лишь одна страна, поставляющая необходимые доллары: США.

Как следствие, остальной мир стал стремиться продать США все, что мог, чтобы получить взамен доллары. Национальное благополучие для остального мира требовало оживленного рынка экспорта в США. Те, кому было нечего продавать США, оказались неудачниками. Те же, кто продавал США много всякой всячины, процветали.

В чем был ключ продаж в США для получения взамен важнейших долларов?

Ключ для всех стран был в том, чтобы продавать то, что у них имеется, дешевле, чем локальные американские производители. Другого способа заполучить доллары не было.

Стоит вспомнить, как рады были американцы в 1970-х закрытию своих дымящих, загрязняющих окружающую среду производств и замене их экологически чистыми торговыми центрами и приятными кафе, с пространством для тренировок, солнечных ванн и шоппинга. Те времена воспевали как «озеленение Америки».

То, что случилось с Америкой, – это гипертрофированная греческая трагедия. США уничтожили себя собственными руками. Их огромное преимущество – право эмитировать фундаментальные мировые деньги, доллар, – превратилось в меч, вспоровший их же живот.

Никакого «сделаем Америку снова великой» не будет. Президенту Дональду Трампу (DonaldTrump), в конечном итоге, не удастся провести новую индустриализацию США: это невозможно, если только доллар не перестанет быть мировой резервной валютой. На поверхность выходят огромные трещины в социальной структуре США. Остальной мир в шоке наблюдает за тем, что происходит в США.

США поражены «неизлечимой болезнью». Но привнесем немного веселья в это мрачное эссе:

Хилэр Беллок (Hilaire Belloc), «ГЕНРИ КИНГ, который любил жевать шнурки и в страшных мучениях рано ушел из жизни» (HENRYKING, whochewedbitsofstring, andwasearlycutoff, indreadfulagonies)

К несчастью, юный Кинг привык

Шнурки жевать, класть под язык:

Они в желудке очутились

И в страшные узлы скрутились.

Светила тут же подоспели,

Раздели Генри, осмотрели,

И, скорбно деньги получая,

Сказали, головой качая:

«Какой обидный прецедент –

От смерти панацеи нет!».

Родители давай стенать,

Шнурки и Генри проклинать;

А тот, собрав остаток сил,

Сказал: «Друзья, я вас любил,

Нельзя шнурки жевать помногу!»

Сказал и отдал душу богу.

(перевод: Вячеслав Чистяков)

Возврат США к золоту немыслим. Слишком поздно. Такой шаг породил бы невообразимый социальный хаос в США и положил конец всемогущему «военно-промышленно-конгрессному комплексу». Впереди, по мере усугубления болезни, неизбежно ждет тотальный хаос; но ни один политик не захочет ускорить его наступление путем денежной реформы.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=356752. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.