goldenfront.ru | Периодика | Главное

Продолжайте не доверять статистике о безработице в США

5 сентября 2017  Источник http://goldenfront.ru/ http://thegreatrecession.info/
Одной из причин, по которой я начал вести собственный экономический блог, было то, что я устал читать изрыгаемую правительством полуправду об экономике. Ничего не изменилось. В то время как Newsmax и другие издания сообщают на этой неделе, что июль был обильным месяцем для людей с низкой зарплатой, мне по-прежнему приходится самостоятельно пробираться сквозь прикрасы, чтобы найти крупицы погребенной уродливой истины. Для начала, красочное сообщение:

«На восьмом году экономического восстановления американцы, находящиеся на низших ступенях лестницы, наконец обретают некоторое облегчение на рынке труда, и это, вероятно, только начало.

В сообщенном в пятницу (04.08) приросте числа работников в июле на 209,000, что больше, чем прогнозировалось, существенную долю составляет рост трудоустройства в индустриях с низкой зарплатой, таких как рестораны и медицинское обслуживание на дому. В то время как общий уровень вовлеченности рабочей силы увеличился на 0.1%, для людей возрастом от 25 лет без полного среднего образования этот показатель достиг наивысшей отметки с 2011 г. Годовой прирост заработной платы в гостиничной и рекреационной сфере, где зарплаты обычно более низкие, составил 3.8% и обошел средние показатели».

Все это замечательно, но если читать между строк и поискать некоторую основополагающую статистику, то возникает жуткая картина постоянно ухудшающегося рынка труда. Давайте проанализируем: тогда как уровень безработицы в июле предположительно сократился до 4.3%, весь прирост рабочих мест в прошлом месяце приходится на рабочие места с частичной занятостью, в основном с минимальной зарплатой. Если углубиться в статистику, не приведенную в этой статье, то рабочие места с полной занятостью в июле на самом деле сократились на 54,000. Заголовок должен бы выглядеть как «Рабочие места с полной занятостью сокращаются», потому что именно такие рабочие места нас заботят. Число рабочих мест с частичной занятостью, с другой стороны, существенно выросло (на 393,000). (Цифры не совпадают, потому что прирост на 209,000 взят из данных Бюро трудовой статистики (БТС) для несельскохозяйственного сектора, тогда как другие цифры (+393,000 рабочих мест с полной занятостью и -54,000 с частичной занятостью) взяты из его «данных по домохозяйствам» для более полной картины).

Покойный Генри Хэзлитт (Henry Hazlitt), экономический обозреватель New York Times (в те времена, когда они еще занимались настоящим новостным бизнесом) говорил:

«Плохой экономист видит только то, что непосредственно бросается в глаза; хороший экономист этим не ограничивается. Плохой экономист видит только прямые последствия предложенного курса; хороший экономист видит также долгосрочные и косвенные последствия. Плохой экономист видит только прошлое или будущее влияние той или иной политики на одну частную группу; хороший экономист интересуется влиянием политики на все группы». (Mises Institute).

Рассмотрение влияния на разные группы существенно меняет картину. Рост числа рабочих мест с частичной занятостью в июле был самым высоким за почти год, но сколько из них приходится на тех 54,000 людей, кто потерял работу с полной занятостью?

Вследствие такого большого скачка рабочих мест с частичной занятостью в данном секторе следует ожидать небольшого повышения зарплаты. Однако даже это повышение может приходиться лишь на те части страны, где на местном уровне подняли минимальную зарплату, – данный фактор сложно отсеять. Определенно, отмеченное повышение зарплаты всецело приходится на сектор, привлекший в последнее время много разговоров о повышении минимальной зарплаты. (Сиэтл – показательный пример города, проголосовавшего несколько лет назад за постепенное повышение минимальной зарплаты до $15 в час, – данный шаг все еще в процессе).

Сомневаюсь, что упомянутый годовой прирост зарплат на 3.8% является тем, чем кажется, хотя это все равно незначительное повышение, когда речь идет о таких низких зарплатах. Из статьи Newsmax не совсем ясно, являются ли эти 3.8% действительным годовым приростом, или же это цифра «в годовом пересчете», показывающая, что будет, если тенденция прошлого месяца сохранится в течение следующих 12 месяцев. Если имелось в виду последнее, то вряд ли такой прогноз сбудется.

Так или иначе, следовало бы ожидать, что в данном секторе будет самый большой процентный прирост, потому что: 1) мы говорим о самых низких зарплатах, где увеличение на 1% – это копейки; и 2) происходит переход от рабочих мест с полной занятостью и лучшей зарплатой к рабочим местам с частичной занятостью и более низкой зарплатой, что позволяет компаниям поднять зарплаты для частичной занятости. Данный несущественный прирост зарплаты не учитывает (и именно поэтому я называю его «несущественным») огромную потерю дополнительных вознаграждений, однозначно сопровождающую эту миграцию кадров с рабочих мест с полной занятостью с дополнительными вознаграждениями на рабочие места с частичной занятостью без таковых. Компании готовы увеличить зарплаты на пару шекелей, тогда как они экономят сотни долларов на дополнительных вознаграждениях. В итоге такой переход определенно выгоден богатым.

Таким образом, вот что произошло в этом месяце на самом деле: рабочие места с полной занятостью в действительности сократились, тогда как рабочие места с частичной занятостью – выросли. Мне кажется, это не столько улучшение ситуации на рынке труда, сколько перевешивание весов с одной стороны экономики на другую. Правительство никогда не измеряет (или, по крайней мере, никогда не сообщает) изменения в эквиваленте рабочих мест с полной занятостью. В прошлом месяце на этом фронте, вероятно, также происходило убывание, но мы не можем сказать точно, потому что не знаем, насколько частичной была занятость на рабочих местах с частичной занятостью (три четверти, половина, четверть полного рабочего дня, полдня в неделю?). Остается только гадать.

Так как в подобных статьях, попугаем повторяющих правительственную статистику, цифры приукрашены для отвода глаз, кажется, будто бедные люди наконец получили такое желанное улучшение. Аллилуйя! Зарплата начинает по чуть-чуть расти! Какова же правда на самом деле? Больше людей, ранее работавших с полной занятостью, становятся беднее, работая с частичной занятостью. Ох. Печально.

Нам приходилось выслушивать подобную чушь в течение Великой рецессии и ее отголосков, потому что журналистские расследования мертвы. Цифры, необходимые для получения более полной картины, просто не предоставляются, за исключением альтернативных информационных сайтов, таких как ZeroHedge.

Тогда как в июле рынок труда существенно ухудшился в сторону роста рабочих мест с частичной занятостью, в настоящем месяце новости о рабочих местах еще хуже.

Коварное зло, таящееся в данных по рынку труда

Федеральный резервный банк Нью-Йорка сообщил по прошлому году следующее, хотя нерадивая пресса об этом мало пишет: Доля трудоустройства среди людей с дипломом о полном среднем образовании и ниже в прошлом году выросла, тогда как среди людей с высшим образованием – упала.

Кажется, будто растет число барменов, домработниц и работников общепита. Так и есть: статистика за июль показывает, что почти весь прирост рабочих мест приходится на эти индустрии, ставшие самыми горячими секторами по найму как в прошлом месяце, так и за последние семь лет. В июле наибольший прирост рабочих мест наблюдался в «общественном питании и питейных заведениях». (Все сходится, так как в этой индустрии много рабочих мест с частичной занятостью). Безусловно, стране в последнее время нужно больше барменов, учитывая, сколько работников розничной сферы потеряли работу из-за того, что в этом и следующем году 20,000 розничных заведений закрывают свои двери (среди них много крупных розничных магазинов).

При средней зарплате в гостиничном секторе $13.35/час годовой прирост 3.8% (если это действительная цифра, а не прогноз в годовом пересчете) означает повышение на 50 центов в час. Конечно, это лучше, чем проломить голову острым камнем… если только многие из этих людей раньше не имели работу с полной занятостью, с лучшей зарплатой и дополнительными вознаграждениями.

Другие сферы с наибольшим приростом – «услуги по утилизации отходов» и «здравоохранение» (из-за старения населения).

Осчастливленный возможностью использовать все это как доказательство своего успеха, Трамп (Trump) расхвалил июльский отчет как «превосходную трудовую статистику», отметив, что он «только начал»! Америка снова становится великой!

Чушь от БТС

Ох, но постойте-ка. Есть еще кое-что. Один нюанс, редко упоминаемый и НИГДЕ не формулируемый так, как здесь:

Прирост рабочих мест в июле всецело связан с «сезонной поправкой». Реальная цифра, без правительственных манипуляций, показывает сокращение рабочих мест на 1.3 МЛН!

Упс. (Интересно, признает ли Трамп свою ответственность за это).

Как сообщает New York Post:

«Американская экономика в июле потеряла 1.03 млн рабочих мест. Таковы факты.

Но… Разве Министерство труда в прошлую пятницу не сообщило о приросте рабочих мест в июле?

Да, и расхождение, как я объяснял в прошлую субботу и неоднократно до этого, связано с сезонной поправкой.

Поправка на сезонные факторы – например, когда учителя массово оставляют работу летом, а работники розницы – после Рождества, – это нормально и приемлемо для экономистов…

Но, как говорится, черт прячется в деталях. Применялась ли сезонная поправка в июле справедливо и последовательно?

Факты указывают на то, что нет…

Если бы БТС использовало в этом году сезонную поправку на те же 1.22 млн, что и в прошлом году, то в прошедшем месяце получилось бы на 65,000 новых рабочих мест меньше…

Данные 65,000 рабочих мест появляются тогда, когда американская экономика явно слабее, чем в 2015 г., – так зачем увеличивать поправку на 5%?»

И ЕЩЕ РАЗ УПС. Данная статья была написана в прошлом году (в августе 2016 г.), когда Министерство труда использовало намного большую сезонную поправку, чем в 2015 г., что привело к лучшей цифре рабочих мест в год выборов, 2016 г., что и вызвало удивление у этого экономического обозревателя. (Поэтому и упоминается 1.03 млн, а не 1.3 млн, но я хотел указать на тенденцию в том, что уже в 2016 г. выглядело плохо). В настоящем году поправка БТС была еще хуже – намного хуже!

Вот какова тенденция лживой статистики:
В 2015 г. Министерство труда добавило к июльской цифре в качестве сезонной поправки 1.22 млн рабочих мест.
В 2016 г. оно добавило к июльской цифре в качестве сезонной поправки 1.29 млн рабочих мест (на 6% больше в сравнении с поправкой 2015 г.).
Сколько оно добавило в июле 2017 г.? 1.51 млн! (на 17% больше в сравнении с поправкой 2016 г.).

Каждый год поправка становится лучше… для правительства, независимо от погоды и т. п. Я не утверждаю, что знаю, откуда БТС Министерства труда берет сезонную поправку, но кажется подозрительным, что год за годом его экономисты повышают поправку, чтобы и дальше получать положительное число рабочих мест. Особенно подозрительно, что «поправка» за год подпрыгивает настолько, причем изменение сезонной поправки с прошлого июля по этот июль было больше, чем общее число рабочих мест, предположительно прибавившихся к экономике в июле.

Я не говорю, что БТС намеренно лжет, но и не исключаю этого. Я просто удивляюсь, насколько в выборе поправки на сезонные факторы играет роль предвзятость подтверждения. БТС выдает ровно столько чуши, сколько может принять средний человек, и я считаю, что фактор чуши растет быстрее, чем собственно фактор занятости.

Как отмечал Хэзлитт:

«В экономике искажений больше, чем в любой другой науке, известной человеку… Они умножаются тысячекратно из-за… специального потакания эгоистическим интересам. Хотя у каждой группы есть определенные экономические интересы, идентичные интересам всех групп, у каждой группы есть также… интересы, антагонистичные к интересам всех других групп. Тогда как одна государственная политика в конечном счете принесет пользу всем, другая принесет пользу только одной группе за счет всех других. Группа, извлекающая выгоду из такой политики… будет правдоподобно и настойчиво ее отстаивать. Она наймет лучшие продающиеся умы, чтобы те посвятили все свое время представлению ее доводов. И в конечном итоге она либо убедит общественность в здравости своих доводов, либо настолько запудрит ей мозги, что ясно мыслить на эту тему станет практически невозможно».

Реальная правда об июле, очищенная от запудривания и трезвона (Trumpeting), заключается в том, что Америка становится не великой, а слабой:
Рабочие места с полной занятостью сократились, а с частичной – выросли. Ослабление!
Фактические потери рабочих мест превысили миллион, а заявленный прирост всецело приходится на сомнительную поправку. Сильное ослабление!
Сезонная поправка в сравнении с прошлым годом увеличилась на 17% без указания причины, почему данный сезон в 2017 г. настолько лучше, чем аналогичный сезон в 2016 г., чтобы увеличение поправки (в процентах) в три раза превысило увеличение поправки в сравнении с предыдущим годом! Слабость на слабости!
Уровень занятости для людей с высшим образованием снизился, а увеличился лишь для тех, кто имеет среднее образование или ниже. Для кого-то хуже, для кого-то лучше. Но в целом не хорошо.
Прирост зарплаты наблюдался лишь на нижнем ярусе рабочих мест с частичной занятостью, что, возможно, связано в основном с обязательным повышением минимальной зарплаты. Слабость!

Так время ли петь «аллилуйя» или спросить «какого хрена»?
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=357221. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.