Константин Воробьев Forbes | Периодика

Субъективный идеализм: почему ЦБ нужно признать ошибки в надзоре

28 сентября 2017  Источник http://www.forbes.ru/
Поведение регулятора в отношении «Югры», Бинбанка и «Открытия» кардинально отличаются. Почему так происходит?

Недавно спикер Госдумы Вячеслав Володин сообщил, что в СМИ появилась информация о выводе средства из банков «Югра», «Открытие» и Бинбанк. Депутаты попросят ЦБ и правоохранительные органы разобраться в ситуации в этих банках, а также установить виновных и, возможно, «привлечь к ответственности лиц, в том числе должностных лиц ЦБ», которые не провели необходимые надзорные мероприятия и не смогли противодействовать нарушениям.

Банк России принял несколько надзорных решений вокруг которых появилась много споров . Почему у «Югры» и других банков была отозвана лицензия, а у «Открытия» и Бинбанка она не только осталась, но и Банк России без труда выделил им полтора триллиона рублей на поддержку, санирует их через Фонд консолидации банковского сектора.

Причем в случае «Югры» с «дырой» (отрицательная разница между активами и пассивами) около 86 млрд рублей, Банк России сам обратился в правоохранительные органы, то в случае «Открытия» и Бинбанка, где размеры «дыр» в каждом случае точно свыше 250 млрд рублей, не пытается наказать неудачливых банкиров. При этом ЦБ публично признал, что серьезные массовые нарушения в этих банках были. Например, в «Открытии» были обнаружены: манипулирование котировками гособлигаций, украшение отчетности, неправомерные выплаты бонусов перед банкротством. Последнее нарушение фактически приравнивается к преднамеренному выводу активов банка.


В чем ключевые отличия положения «Югры» от Бинбанка с «Открытием»? Первый банк предпочитал собирать вклады и помогать бизнесу акционера, Бинбанк и «Открытие», также не гнушались вести бизнес со своими владельцами, но за счет масштаба деятельности (активы «Открытия» свыше 3 трлн рублей, финансовые активы «Сафмара» свыше 1 трлн рублей) они глубже проникли в российскую экономику — на санации получили от АСВ и ЦБ около 500 млрд рублей, вели скупку непрофильных активов за счет средств пенсионных фондов.
Финансисты, обсуждая невероятный рост Бинбанка или «Открытия», замечают, что их акционеры строили структуры с сотнями тысяч сотрудников и клиентов в стиле «too big to fail» (слишком большие чтобы провалиться) и переплетали активы вместе с пенсионными деньгами, страховыми и лизинговыми компаниями и девелопментом. Владельцы банков понимали, что чем больше их группа, тем меньше шансов на отзыв лицензии и последующее претензии. Что в итоге и реализовалось.

Сегодня можно констатировать, что важным нюансом при принятии решения Банком России является состав кредиторов, акционеров и вкладчиков банка. Если в банке деньги частных игроков (в большинстве случаев), то судьба кредитной организации скорее всего будет печальной, а если госкомпаний и у акционеров есть административный ресурс («Пересвет», «Открытие», Бинбанк), то шанс на санацию и минимизацию претензий заметно выше. Публично ЦБ не объясняет разницу в подходах, но все меньше сомнений, что зачастую там превалирует субъективный характер и личные отношения.

В отличие от России, регуляторы в ЕС и Америки быстро и объективно реагируют на проблемы не усугубляя их — забирают под государство банки, у которых капитал ниже конкретного уровня, но после их капитализировали и отправляют их обратно на рынок. В отличие от ЦБ, ФРС боится критики на пустые траты налогоплательщиков и обвинений в монополизации. Госструктуры в России продолжают коллекционировать бывшие частные банки — Глобэкс, Связь-банк, Российский капитал, а теперь еще «Открытие» и Бинбанк. Назвать государство эффективным собственником для банка назвать точно нельзя.
Возможно, спокойствие Банка России связано с тем, что у него особый правовой статус в государстве, независимый бюджет и имущество. Протесты банкиров на решения для ЦБ какой-то заметной роли не играют. В сегодняшних реалиях у банкиров нет инструментов, которые позволят законными способами защитить свой бизнес, если субъективное решение сотрудников Банка России оказывается сильнее объективных обстоятельств.

Попытка банкиров найти какую-то защиту в суде (такой вариант решения предлагают сами сотрудники ЦБ) носит лишь декларативный или репутационный характер. К примеру, если конкретный сотрудник ЦБ ошибся, то Банк России не несет никакой ответственности за решение вызванное низким качеством надзора, а «оживить» банк после ошибочного решения ЦБ невозможно. Даже если регулятор проигрывает в суде.
Прецеденты есть — Объединенный промышленный банк (2002), РТБ-банк (2006), «Вест» (2010) и «Атлас» (2015) умудрялись побеждать ЦБ в суде и даже возвращать лицензии, но в итоге все равно проигрывали и не могли восстановить работу. Выполнить решение суда нельзя из-за отсутствия прописанных юридических процедур и длительности судебного процесса. Например, банк «Атлас» до победы над ЦБ в суде просто исключили из единого госреестра юрлиц. Поэтому эти победы несут скорее имиджевый характер и связаны скорее с моральной сатисфакцией.

Хотелось бы надеяться, что последние резонансные случаи помогут Банку России, Госдуме и правительству сделать правильные выводы из происходящего. Проблемы «Открытия», Бинбанка, «Югры» раскрывают пробелы в надзоре и невозможность регулятора предупреждать проблемы даже для избранных системообразующих банков. Сотрудники ЦБ не замечают проблем даже работая внутри банков (например, так было в «Открытии»).

Банк России до сих пор публично не признал свои ошибки, а их признание это первый шаг к исправлению ситуации, они помогают в дальнейшем поставить задачи и выстроить процедуры чтобы проблемы в банках не повторялись. Появление под крылом ЦБ Бинбанка и «Открытия» приведет к тому, что количество конфликтов внутри ЦБ вырастет, а если Банк России будет ощутимо помогать этим банкам, то может быть окончательно добита конкуренция с частными кредитными организациями. Положение в котором оказался ЦБ похоже на шизофрению – глупо управлять банками и осуществлять надзор за ними.

Банку России пора расстаться с иллюзиями, что любую проблему можно затушить деньгами – рано или поздно это закончится ростом внутреннего долга, а затем, возможно, и внешнего долга страны. Стоимость ошибок Банка России уже слишком высока, так как она впрямую отразится на росте экономики государства, стоимости денег для бизнеса, а также настоящего и будущего финансового благосостояния россиян.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=360802. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.