Райан Властелика MarketWatch | Интервью | ETF

Интервью с основателем iShares о развитии индустрии ETF

28 сентября 2017  Источник http://www.marketwatch.com/ http://sergeynaumov.com/
В 2017 году привлекательность биржевых фондов кажется настолько очевидной, что их стремительный рост и все более доминирующая роль на Уолл-стрит представляются практически неизбежными.

Однако, по данным Ли Кранефюсса, - центральной фигуры индустрии ETF в самом начале ее существования - инвесторы начали принимать ETF фонды только после события, напрямую с ними не связанного - банкротства энергетического гиганта Enron в 2001 г.

Кранефюсс является одним из руководителей компании 55 Capital Partners, которая составляет портфели, используя ETF. Кроме того, он был основателем iShares – управляющей компании ETF, которая в настоящее время принадлежит компании BlackRock. Доля iShares на рынке ETF – 36,9% (управляющая компания Vanguard, которая занимает второе место, имеет 18,9% рынка).

MarketWatch: Был ли какой-либо момент, когда Вы поняли, что ETF больше не будет нишевым продуктом?

Кранефюсс: Возможно, это было в 2002 г. или в 2003 г. Мы создали iShares в марте 2000 г., когда лопнул интернет-пузырь. У нас было твердое убеждение, что в конечном итоге люди осознают ценность ETF. Однако в самом начале, когда мы пытались объяснить суть биржевых фондов людям на институциональном рынке, было очень сложно.

Самой большой проблемой была информированность. Однако каждый раз, когда на рынке возникала какая-то проблема, это было положительным моментом для признания ETF. Интернет-пузырь показал, что многое из того, что говорили люди об активном управлении, оказалось неправдой. Управляющие говорили: «Я могу вас уберечь от падающего рынка». Однако этого не происходило. Мои друзья еще в 1998 г.- 1999 г. говорили мне, что мир изменился, и интернет-компании захватят весь мир и будут работать вечно. Конечно, они тогда были шокированы.

Еще больший перелом был связан с фондом iShares iBoxx $ Investment Grade Corporate Bond ETF (LQD) (крупнейшим фондом на основе корпоративных облигаций). В дополнение к серьезной коррекции на бирже Nasdaq, мы видели крах компании Enron, облигации которой имели наивысший рейтинг (ААА). Неожиданно оказалось, что рейтинг ААА не означал то, что должен был. Из-за того, что многие активные управляющие владели этими облигациями, мы вдруг увидели большее признание того, о чем говорили мы. Активные фонды были уже не так хороши после того, как многие управляющие вложили крупные суммы в акции технологических компаний и в облигации Enron.

MarketWatch: Таким образом, LQD предоставил простой способ для получения диверсификации?

Кранефюсс: Да, это так. LQD предложил что-то гораздо более дешевое и простое, чем владение отдельными облигациями. Я хочу сказать, что для инвестора самая сложная сделка с ETF – это первая сделка. Как только они получили конкретные примеры того, что они могли бы сделать, а не просто абстрактные объяснения, они заинтересовались.

MarketWatch: Вы удивлены тем, насколько большой стала индустрия ETF?

Кранефюсс: И да, и нет. Я помню свое интервью в 2003 году, и меня спросили, будут ли ETF вытеснять взаимные фонды. Это было в то время, когда ETF составляли 2% рынка. Мы росли при определенных ограничениях, и понадобилось некоторое время прежде, чем мы достигли хотя бы 10% рынка. Тем не менее, люди могли бы этому удивиться. Хотя, в конечном счете, я думаю, что остановить эти фундаментальные изменения было невозможно.

Меня все еще удивляет, насколько разнообразной стала индустрия ETF. В США сейчас существует более 2000 фондов – потому что многие люди видели определённый успех управляющих компаний ETF или даже какого-то одного фонда и попытались повторить это. Запустить новый ETF не так уж и дорого, однако сделать его успешным – достаточно трудно.



MarketWatch: Связано ли это Ваше мнение с тем количеством ETF, которые закрываются?

Кранефюсс: Да. Я не сильно беспокоюсь о чем-то системном, к примеру, о «мгновенном обвале». Я беспокоюсь о том, что может что-то случиться с небольшими управляющими компаниями ETF, которые не имеют достаточно ресурсов. Я не хочу, чтобы это произошло, после чего люди будут говорить: «Это одна из проблем ETF». Количество закрывающихся фондов приводит к путанице и разочарованию.

Вся идея ETF заключалась в том, чтобы они были строительным блоками, которые можно использовать для составления низкозатратного портфеля с необходимыми характеристиками. Это позволило привлечь людей, желающих получить доходность. И они делают это, выбирая ETF, а не отдельные акции.

Меня беспокоят «тематические» ETF, потому что они возвращаются к идее: «У тебя есть предчувствие, что это принесет доход? Тогда покупай на все деньги».

Я рассматриваю вселенную ETF как некое подобие iTunes. Там может предлагаться бесконечно много всего, и в этом есть определенная демократизация. На Нью-Йоркской фондовой бирже может обращаться 100 млн. ценных бумаг. В то же время порог для входа настолько низок, что он поощряет вещи, которые являются очень спекулятивными. Вот в чем проблема.

MarketWatch: ETF появились немногим более 20 лет назад. Какие перспективы у ETF в следующие 20 лет?

Кранефюсс: Ну, 20 лет – это очень долго. Думаю, одну вещь вы сможете увидеть – создание новых фондов будет постепенно замедляться. Больше людей осознают, что не смогут создать популярный фонд.

Обратная сторона этого будет в том, что крупные управляющие и институциональные инвесторы, которые пропустили волну ETF, выйдут на рынок со своими продуктами. Мы уже начинаем видеть это, к примеру, J.P. Morgan Chase & Co и Goldman Sachs Group Inc. недавно запустили свои собственные ETF.

MarketWatch: Не является ли количество ETF избыточным?

Кранефюсс: Существует слишком много фондов. Консультанты приходят к нам и говорят: «Я не знаю о них, я не понимаю их, их слишком много». Причина всему этому – предложение, а не спрос. Однако я не считаю, что должны быть какие-то искусственные ограничения. Я бы просто хотел, чтобы люди вели себя в создании фондов более рационально.

MarketWatch: Возможно ли, что в будущем мы увидим уменьшение количества фондов?

Кранефюсс: Да, думаю, так и будет. Сможет ли управляющая компания ETF продолжать работать, либо же ее фонды будут никому не нужны, определяет разнообразие и широта фондов, которые она предлагает. Если менее крупная компания не будет иметь «здорового» набора фондов, она закроется, либо будет поглощена более крупной управляющей компанией.

MarketWatch: Учитывая рост индустрии ETF, каково Ваше мнение, можно ли сказать, что «ETF фактически вбивают гвоздь в гроб взаимных фондов»?

Кранефюсс: Я считаю, что активное управление, под которым я подразумеваю выбор отдельных ценных бумаг - это умирающий бизнес. Он никогда не умрет полностью, потому что он приносит определенную ценность, но я не думаю, что традиционные взаимные фонды будут новой площадкой для роста. Просто очень сложно получить реальную доходность от выбора ценных бумаг, и эти цифры будут мало впечатляющими.

MarketWatch: Возможно ли, что ETF станут местом для индексного инвестирования, а активные управляющие останутся во взаимных фондах, и это основное отличие между ETF и взаимными фондами?

Кранефюсс: Конечно, вы никогда больше не увидите какую-то крупную компанию, которая выходит на рынок с индексным взаимным фондом – это просто не имеет смысла. Она будет создавать ETF, где есть преимущества масштаба и есть возможность быть первооткрывателем на рынке. Активное управление останется во взаимных фондах. В пенсионных активах будет некое среднее состояние, часть из них будет распределена в форме фондов жизненного цикла.

MarketWatch: Что вы скажете по поводу ETF «умной-беты», где базовые ценные бумаги отбираются в фонды по правилам, разработанным для реализации конкретных стратегий?

Кранефюсс: В этой категории есть некоторые интересные идеи, однако существует только несколько документально подтвержденных факторов – моментум, низкая волатильность и так далее. Вы можете легко реализовать их на уровне портфеля. К примеру, фактор стоимости во многом зависит от ориентации на конкретный сектор. И нет никакой необходимости тратить больше средств на фонд стоимости. Большинство из этих фондов, кажется, разработаны, чтобы выделиться в области маркетинга. Всегда бывают моменты, когда вы можете сказать, что какая-то стратегия является выигрышной по результатам тестирования за определенный период времени.

MarketWatch: Беспокоит ли вас что-то относительно того, куда движется индустрия ETF?

Кранефюсс: Один момент, который приходит в голову - это то, что в индустрии существует так много фондов, но одновременно с этим их достаточно мало. В индустрии существует большая концентрация, однако мы упускаем некоторые строительные блоки. Мы не нуждаемся в каких-то новых «горячих» идеях, мы не нуждаемся в небольших управляющих компаниях, пытающихся заработать на «горячих» темах на рынке.

Один из примеров, который я приведу, касается развивающихся рынков. Многие крупные компании развивающихся стран имеют высокую корреляцию с развитыми странами, потому что у них международный бизнес. Тогда почему вы платите высокие комиссии за то, чтобы получить доступ к рынку, который имеет высокую корреляцию с тем рынком, который вы можете купить дешево? Я могу себе представить способ инвестирования в развивающиеся страны, в рамках которого вы получаете часть рынка с высокой корреляцией через дешевые местные аналоги, а оставшуюся несвязанную часть рынка уже приобретаете отдельно. Это кажется полезной вещью.

Перевод – Сергей Наумов
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=360817. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.