Журавлев Сергей Живой журнал | Периодика | Главное

Выдержит ли российская экономика «шок дезинфляции»?

1 октября 2017  Источник / https://zhu-s.livejournal.com/
1. Переход к более низкой инфляции, как и укрепление (рубля), обычно означает перераспределение доходов экономики от бюджета и предприятий с банками к населению. Государство проигрывает, лишаясь возможности зарабатывать от недоиндексации расходов на поддержку населения/зарплат бюджетников в течение года, пока растут цены (а с ними – косвенные налоги). Из-за снижения темпов роста денежной массы теряется и часть сеньоража, зарабатываемого рефинансовыми операциями ЦБ.

Предприятия получают аналогичный «шок издержек», теряя прибыль от недоиндексирования зарплат и от обесценения задолженности. Банки дополнительно лишаются своеобразного «инфляционного налога», получаемого от неизбежного в условиях инфляции роста остатков на беспроцентных текущих/расчетных счетах клиентов. Недавняя волна фактических банкротств в банковской сфере и помимо неё, казалось бы, подкрепляет такие опасения.

2. Посмотрим на несколько графиков, иллюстрирующих проявление «дезинфляционного шока» в банках. В основном банковский сектор к началу текущего года оправился от предыдущего шока «условий торговли» конца 2014г., и как и в предыдущих эпизодах, спустя примерно год после окончания вызванной этим шоком рецессии (с «дном» в 1-м кв. 2016г.), началось восстановление соотношения «банковский кредит частному сектору/ВВП». Но на фоне предыдущего восстановительного эпизода, 2010-11гг., нынешнее выглядит вялым. Темпы расширения кредитного портфеля за 8 мес. тек. года составляли менее 4% в год. выражении, против, к примеру, 25%/год и выше в 2011г.

Расширяется, причем растущими темпами и уже с начала прошлого, 2016г., лишь кредитование населения. В частности – из-за быстрого роста ипотеки. Корпоративное кредитование в прошлом году сжималось (даже с нивелированием эффекта переоценки валютных кредитов за счет укрепления рубля). С начала текущего года корпоративный кредит в целом растет, но очень умеренными темпами и неровно. В номинале оба сегмента кредитования к началу осени практически свои исторические максимумы, для розницы – конца 2014г., для корп. кредитов - начала 2016г. Но до восстановления в физобъёмах всё ещё довольно далеко.

Выдержит ли российская экономика «шок дезинфляции»?



3. Вклады населения в банках продолжают расти, хотя темпы этого роста в нынешнем году ощутимо замедлились. Весной этого года они стали основным источником фондирования банков, догнав текущие/расчетных счета, депозиты и прочие привлечённые средства предприятий, остатки на которых на которых остаются примерно постоянными (по номиналу, с пересчётом валюты по текущим курсам) примерно с середины 2015г. Начиная с июля банки снова в растущем объёме фондируются Банком России. За 2 месяца объем привлечённых банками средств от БР, который до этого опустился до минимальных с конца 2011г. 1 трлн. руб., удвоился.

4. За 8 мес. банками получена прибыль 997 млрд. руб., превысившая прошлогодние 930 млрд. В значительной мере увеличение прибыльности банков связано с прекращением роста просроченных ссуд и, соответсвенно, уменьшением создаваемых провизий (резервов на возможные потери, РВПС). Однако в помесячных показателях прибыль, начиная со 2-ого квартала тек.года, сокращается.




5. Работа в условиях низкой инфляции потребует от предприятий и банков определённой адаптации бизнес-моделей, и, вероятно, как-то активизирует проинфляционное лобби (эй-ки-эй «партия роста»). Государство, после завершения выборной кампании 2018г., скорее всего, должно будет компенсировать потерю инфляционной маржи «непопулярными мерами» - усилением налоговой нагрузки и сокращением издержек на содержание населения.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=361193. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.