Уильям Энгдаль Селадо | Обзор рынка | Главное

Рубль, юань и долларовая система

24 октября 2017  Источник http://celado.ru/
В официальном заявлении, размещённом на сайте Китайской валютной торговой системы (CFETS), содержится чрезвычайно важное замечание о том, что CFETS планирует ввести аналогичные PVP-системы для платежей в других валютах, основываясь на инициативе Китая «Один пояс, один путь».

Это подтверждает мой тезис, что важнейшим элементом грандиозного замысла, стоящего за проектом «Один пояс, один путь» (BRI), является основанная на золоте валюта, которая может изменить глобальный баланс сил в пользу стран Евразии, от России и стран-членов Евразийского экономического союза, до Китая и всей Азии.

Проект BRI, ранее называемый «Новый экономический шелковый путь», представляет собой обширную сеть высокоскоростных железнодорожных линий, которая строится, пересекая страны Евразии, включая Центральную Азию, Монголию, Пакистан, Казахстан и, конечно же, Российскую Федерацию, и простирается до Ирана, и далее потенциально до Турции и Восточной Африки. На сегодняшний день около 67 стран уже принимают участие или попросили присоединиться к этому амбициозному проекту, общая стоимость которого может превысить триллионы долларов и кардинально изменить мировую торговлю. По оценкам HSBC, инфраструктурный проект BRI, который сегодня охватывает страны, производящие почти треть мирового ВВП, ежегодно будет обеспечивать торговлю на сумму около 2,5 трлн.долларов. И это уже не смена лидера экономики. Это смена правил игры.

Создание резервной валюты

Научное изложение теории резервной валюты и всё, что с этим связано, зачастую вызывают жуткую скуку, по крайней мере у меня. Однако такого рода изменение валютного курса Китая и России – самый кардинальный поворот в мировой игре, с тех пор как в 1944 году в ходе Бреттон-Вудской конференции Министерство финансов США и банки Уолл-стрит предложили международную долларовую систему.

Речь идёт не о снижении валютных рисков в торговле между Россией и Китаем. Торговля между ними в национальных валютах, минуя доллар, уже значительна, поскольку США наложили санкции на Россию в 2014 году – чрезвычайно глупый шаг Министерства финансов Администрации Обамы. Речь идёт о создании обширной новой зоны альтернативной резервной валюты, не зависящей от доллара.

Доминирование «Американского века», провозглашённое издателем Time-Life Генри Люсом (Henry Luce) в 1941 году, воцарилось в конце войны. В 1945 году, когда бомбы перестали падать на Европу и Японию, президент Гарри Трумэн дал понять Англии, что Британской империи не быть соперником Штатов, отменив американские кредиты по ленд-лизу и потребовав от Великобритании, являвшейся на тот момент банкротом, вернуть свои военные долги Вашингтону, а также потребовал резкого сокращения мировой торговли в фунтах стерлингов, составлявшей на тот момент около 50% от общемировой. Британцы основывали свои надежды на восстановление Империи, основанной на Содружестве и его торговом регионе, где царил фунт. (Michael F. Hopkins, Oliver Franks and the Truman Administration: Anglo-American Relations, 1948-1952, Routledge, London, p. 32 ff.)

Благодаря Вашингтону и Уолл-стрит после 1945 года осталось место только для одной доминирующей державы - США. Британия была вынуждена, смирив свою гордость, обратиться к недавно созданному Международному валютному фонду и по финансовым соображениям шаг за шагом расформировать колонии Британской империи, начиная с Индии. Это привело к гегемонии доллара в мировой экономике за исключением коммунистических стран. С 1945 года власть Соединённых Штатов как мировой сверхдержавы покоилась на двух столпах – самой мощной армии и долларе в качестве бесспорной мировой резервной валюты, позволяя Вашингтону контролировать мировую экономику.

В 1944 году Федеральный резерв содержал более 70% мирового денежного золота. Все прочие валюты была привязана к доллару. Только доллар был привязан к золоту. Испытывающий недостаток в долларах послевоенный мир в 1950-х годах отчаянно нуждался в них для финансирования своего восстановления. Доллар начал своё восхождение, поддерживаемый мировыми центральными банками в качестве резервной (якорной) валюты, и тот факт, что страны ОПЕК соглашались продавать свою нефть только за доллары, ещё больше этому способствовал. Большая часть финансирования мировой торговли осуществлялась в долларах.

Никсон и великая инфляция доллара

Согласно Бреттон-Вудскому соглашению, Федеральный резерв США гарантировал, что другие страны, имеющие долларовые резервы, могут в любое время обменять их на золото Федерального резерва США. К концу 1960-х годов эти гарантии начали нарушаться, поскольку Франция и другие страны требовали золота в обмен на, как они считали, искусственно раздутые американские доллары. Промышленные станки США ржавели из-за отсутствия новых инвестиций, а федеральные дефициты росли как на дрожжах из-за войны во Вьетнаме. Другие страны больше не желали признавать, что «доллар был так же хорош, как золото». Они требовали золото и точка.

После «Никсоновского шока», когда в августе 1971 года президент Никсон разорвал Бреттон-Вудское соглашение, чтобы отпустить доллар в свободное плаванье без какого-либо погашения золотом, у мира не было другого выбора, кроме как принимать бумажные доллары, которые начали падать в стоимости с сумасшедшей скоростью после нефтяного шока 1973 года, срежессированного госсекретарём Генри Киссинджером и фракцией Рокфеллера (подробнее об этих событиях читайте в книге "Столетие войны"). Временная приостановка конвертируемости золота и доллара была реакцией Вашингтона на то, что центральные банки Франции, Германии и других стран ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) требовали от ФРС всё больше и больше золота за свои бумажные доллары, а запасы золота в США оказались под угрозой истощения.

Здесь и стоит искать корни величайшей мировой инфляции в истории, начиная с бюджетного дефицита США во время войны во Вьетнаме в 1970-х годах и 400%-го роста цен на нефть к 1974 году. Новую цену Министерство финансов Вашингтона установило в тайной сделке с Саудовской Аравией в 1974-75 годах, предполагавшей покупку нефти за доллары - мировые долларовые поставки росли астрономически. Доллар в мировом обороте, более не подкреплённый золотом, вырос на 2000% в период между 1971 и 2015 годами. А производство реальных товаров осталось прежним.

Тот факт, что доллар остаётся самой главной резервной валютой иностранных центральных банков и по-прежнему составляет около 64% всех мировых резервов, а евро с его 20% является ближайшим конкурентом, даёт правительству США чрезвычайное преимущество.

С 1971 года США испытывает бюджетный дефицит, единственным исключением стали четыре года в 1990-х годах, когда поколение беби-бумеров достигло пиковых доходов и выплаты в фонд социального обеспечения максимально возросли. Дефицит бюджета США только в 2009 году вырос на 1,4 трлн. долларов, также как на 1400 млрд. долларов во время финансового кризиса 2008 года. В 2000 году дефицит бюджета США составлял 3 млрд. долларов.

Другие страны весьма справедливо считают ущербом, что их инвестиции в облигации Минфина в долларах становятся бесполезным клочком бумаги для резервов собственных центральных банков. Поскольку они так или иначе вынуждены инвестировать сальдо торгового баланса, полученное от экспорта, в облигации либо векселя США, или аналогичные американские ценные бумаги. Ежегодный приток долларов из Китая, Японии, России (до 2014 года), Германии и других стран с профицитом внешней торговли позволяет американскому Министерству финансов удерживать процентные ставки на чрезмерно низком уровне. Это также позволяет Вашингтону финансировать свой бюджетный дефицит без особого напряжения. В этом году дефицит США достиг впечатляющей суммы в 585 млрд. долларов.

По сути Китай и Россия в последние годы финансируют военный бюджет США, покупая американские облигации и векселя, которые позволяют Министерству финансов компенсировать этот дефицит без повышения процентных ставок. Жестокая ирония заключается в том, что военный бюджет США, финансируемый Россией, а также необходимостью Китая удерживать долларовые резервы от возможных валютных войн с Вашингтоном, как это было сделано против России после 2014 года, направлен на удержание контроля над этими же странами и, в конечном итоге, на уничтожение их экономики.

Если законодательный проект Трампа о сокращении налогов станет законом, дефицит США взлетит до небес. Учитывая этот факт, можно понять, почему Китай, Россия и союзнические страны подготавливают почву для снижения зависимости перед обанкротившейся мировой долларовой системой. Если Китай, Россия и другие союзнические страны Евразии, особенно страны Шанхайской организации сотрудничества и её потенциальные члены, такие как Иран и Турция, обратятся к двусторонним соглашениям, как это сделали Китай и Россия для налаживания торговли, минуя доллар США, доминирование доллара прекратится, и его заменят другие валюты. Основной кандидат сейчас - это юань.

Резервный статус юаня

Последний шаг к прямому урегулированию двусторонней торговли между Китаем, Россией с другими странами посредством проекта “Шёлкового пути”, является основным фундаментом в создании жизнеспособной альтернативы доллару США в качестве резервной валюты.

Десять лет назад такая идея была отвергнута западными экономистами как абсурдная по своей сути. Они утверждали, что пройдут десятилетия до того, как мир примет юань в качестве резервной валюты. Юань не был конвертируемым.

В 2016 году МВФ включил китайский юань в корзину валют, составляющих специальные права заимствования или СДР (на ряду с долларом, евро, йеной и британским фунтом). Благодаря этому мировое сообщество начало воспринимать юань всерьёз.

До 2004 года юань не выходил за пределы Китая. С тех пор китайские органы денежно-кредитного регулирования заложили тщательную основу для интернационализации своей валюты. По данным Общества всемирной межбанковской финансовой телекоммуникации (SWIFT) интернационализация юаня происходит в три этапа: сначала валюта используется для финансирования торговли, затем для инвестиций и в долгосрочной перспективе - в качестве резервной валюты. Теперь же «долгосрочная перспектива» выглядит весьма близкой, поскольку Китай явно превзошёл ожидания экономистов по темпам интернационализации своего юаня. Перспектива того, что юань станет мировой якорной или резервной валютой, превышающей долю евро в ближайшие несколько лет, мягко говоря, тревожит казначейство США, Федеральный резерв и банки Уолл-стрит.

В отчёте за 2016 год банк HSBC сообщил, что с 2012 года юань стал пятой наиболее широко используемой платёжной валютой в мире.

Два года назад в октябре 2015 года Китай инициировал Китайскую международную платежную систему (CIPS). Так было подписано соглашение о сотрудничестве с доминирующим SWIFT, дающее потенциальную возможность, в случае наложения США санкций в отношении Китая, системе функционировать независимо от SWIFT. В 2012 году давление Вашингтона на частную бельгийскую международную банковскую клиринговую систему SWIFT, через которую проходят практически все международные транзакции между банковскими учреждениями, вылилось в блокировку транзакций иранских банков. В результате иранские зарубежные активы на сумму 100 млрд. долларов были заморожены, лишив Иран возможности экспортировать нефть. Это не осталось незамеченным ни в Пекине, ни в Москве, особенно когда некоторые “недальновидные” американские конгрессмены призывали к блокированию SWIFT для российских банков после 2014 года.

В марте текущего года глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина заявила: «Мы закончили работу над собственной платёжной системой, и, если что-то случится, все операции в формате SWIFT будут работать внутри страны. Мы создали альтернативу».

Новая валютная архитектура

Финансовые затраты на обширную инициативу Китая “Один пояс, один путь” достигают триллионов долларов. По оценкам Азиатского банка развития, только в Азию необходимо инвестировать 8 трлн. долларов в ближайшие годы. Открытие в прошлом году в Пекине Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB) стало важным шагом на пути к международному финансированию проекта BRI.

В апреле 2016 года Китай объявил о своём решении сделать Шанхайскую биржу золота, находящуюся под управлением Народного банка Китая, крупным международным центром ценообразования на золото и торговлю золотом в юанях, с расчётами в золоте между банками по операциям с драгоценными металлами, перерабатывающими заводами, производителями и торговыми домами. Помимо этого, решение Китая начать ежедневное снижение цен на золото в юанях может в конечном итоге сместить доминирующее положение Лондона в установлении цен на золото, систему, которую обвиняли в манипулировании мировыми ценами на золото в течение многих лет.

Анонсируя свою инициативу “Один пояс, один путь”, правительство Китая в малозаметном комментарии заявило, что маршруты высокоскоростных железных дорог, которые будут пролегать через страны Евразии, свяжут отдалённые, недоступные регионы, которые, как известно, имеют большие неразработанные золотые запасы, с мировыми рынками.

Действия Китая и России не направлены на то, чтобы атаковать или уничтожить доллар. Это очень маловероятно и ни для кого не выгодно. Скорее, это создание независимой альтернативной резервной валюты для других стран, желающих защитить себя от всё более частых финансовых атак Министерства финансов США, банков и хедж-фондов Уолл-стрит. Речь идёт о создании важнейшего элемента национального суверенитета, потому что сегодня долларовая система используется для разрушения экономического суверенитета остального мира. Как утверждал Генри Киссинджер в 1970-х годах: «Если вы контролируете деньги, вы контролируете весь мир».

Заявление китайского правительства о том, что его система расчётов “платёж против платежа” между Китаем и Россией будет распространяться и на другие страны BRI, закладывает ещё один кирпичик в строительство этой денежной системы, подкреплённой золотом и независимой от политически взрывоопасной долларовой системы США, которая станет буфером для стран Евразии в случае финансовой войны с Вашингтоном и ЕС.

Именно поэтому сегодня Вашингтон в смятении - его возможности постепенно сходят на нет. Военная, финансовая, цветная и кибер-революция - всё это уже теряет свою силу, так как страна, которая их инициирует, позволила уничтожить собственную промышленность и рабочую силу в интересах финансовой олигархии. Так рухнула Римская империя в четвёртом веке, тоже самое происходило с Британией между 1914 и 1945 годами, так было с любой империей в истории, основанной на долговом рабстве.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=364732. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.