Кармен Рейнхарт Project Syndicate | Периодика

Кому я должен, я всем прощаю, или почему долги в мире растут, а дефолты - нет

2 ноября 2017  Источник http://www.project-syndicate.org/ http://www.forexpf.ru/
Как правило, внезапное прекращение притоков капитала провоцирует обвал национальных валют, иногда банковский кризис и зачастую – суверенный дефолт. Почему же тогда случаи дефолтов по суверенному долгу на развивающихся рынках выросли совсем незначительно?

Бумы и спады в международных потоках капитала и на сырьевых рынках, а также неустойчивость мировых процентных ставок уже долгое время ассоциируются с экономическими кризисами, особенно в развивающихся странах. «Типы» кризисов варьируются в зависимости от времени и места. Иногда внезапное прекращение притоков капитала провоцирует обвал национальных валют, иногда банковский кризис и зачастую – суверенный дефолт. Нередки случаи и так называемых двойных и тройных кризисов. Воздействие этих глобальных сил на открытые экономики и управление ими – тема для обсуждения, к которой мировые политики возвращаются снова и снова на протяжении многих десятилетий. Учитывая перспективы повышения ставки ФРС в кратко- и среднесрочной перспективе, неудивительно, что 18-я ежегодная научно-исследовательская конференция МВФ, которая пройдет 2-3 ноября, посвящена изучению и обсуждению мирового финансового цикла и его влияния на международные потоки капитала.

Повышение международных процентных ставок, как правило, негативно для стран, где правительства и/или частный сектор зависимы от внешнего заимствования. Но для многих развивающихся рынков внешние условия начали ухудшаться в 2012 году, когда рост китайской экономики начал замедляться, цены на сырье обвалились, а потоки капитала иссякли. Все эти события спровоцировали волну девальваций национальных валют практически в каждом регионе. За два последних столетия этот «двойной взрыв» (сырьевые площадки и потоки капитала) привел к резкому росту числа суверенных дефолтов, обычно с отставанием в 1-3 года. Впрочем, с момента достижения пиковых цен на сырье и мировых потоков капитала в 2011 году, частота дефолтов по всему миру возросла совсем незначительно.

Ключевой момент заключается в вероятности потенциально неверной оценки «реальной» частоты дефолтов, и мы пока не можем дать правильной количественной характеристики этому явлению в текущей ситуации, и в особенности это касается объемов китайских долгов. Во время последнего бума Поднебесная существенно увеличила объем кредитования по отношению ко многим развивающимся странам, особенно сырьевым производителям. И если львиная доля этих кредитов поступает из официальных китайских источников, большая часть объемов не отражена в данных Всемирного банка, и неизвестные суммы могут находиться в зоне дефолта или просрочки. Такое положение дел описывает ситуацию в ряде производящих сырье африканских стран и Венесуэле. Тогда как подконтрольная государству нефтяная компания Венесуэлы продолжает обслуживать свои облигации внешнего займа (поэтому рейтинговые агентства не ожидают дефолта), задолженность перед Китаем считается просроченной.

Также есть два варианта объяснения отсутствия дефолтов. Первый заключается в том, что экономики развивающихся рынков в этот раз более устойчивы. Это позволяет говорить о структурных изменениях, о чем в начале октября говорилось на одном из самых оптимистичных за последние годы заседании МВФ/Всемирного банка. Как показывают недавние исследования, менее проциклическая фискальная и монетарная политика, а также усиление макропруденциальных мер во время фазы притока или бума дает странам более прочный фундамент на случаи внезапного разворота трендов движения капитала. В прошлом было обычным делом для политиков убеждать себя в том, что бум цен на сырье и сопровождающий его рост государственных доходов является перманентным явлением. Так, во время бумов государственные расходы резко увеличивались, делая экономики уязвимыми при последующем сокращении доходов вследствие удешевления сырья. Помимо угасающей процикличности, макропруденциальные меры политики и контроль над капиталом помогают сдерживать интенсивность совокупных кредитных бумов и пузырей активов.

Второе объяснение завязано на внешних факторах. Самые масштабные случаи роста суверенных дефолтов, как правило, следовали за резкими изменениями движения капитала, которые совпадали с повышением процентных ставок. На сегодняшний день условия на глобальном рынке ликвидности не ужесточались настолько сильно или стремительно, как это было в предыдущих циклах. Исключительно низке и стабильные процентные ставки смягчили проблемы с обслуживанием долга в проблемных странах и отчасти также объясняют причину отсутствия дефолтов.

В целом, когда есть предпосылки предполагать, что макроэкономические управление ростом притоков капитала со временем улучшается в развивающихся странах, следует вспомнить, что до мирового финансового кризиса 2009-2009 гг. общераспространенное мнение заключалось в том, что бизнес-цикл «заглушили» развитые экономики. Это была короткая эпоха так называемой Великой Умеренности. Возможно, это изменение носит структурный характер. Но в рамках более осторожной интерпретации отсутствия дефолтов можно сказать, что затяжной характер ухудшения международных условий еще проявит свой накопительный эффект или что слабость станет очевидной после того, как ключевые Центробанки продвинутся дальше в нормализации своей монетарной политики.

Кармен Рейнхарт, профессор международной финансовой системы Гарвардской школы имени Кеннеди
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=366474. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.