Горчаков Александр smart-lab.ru | Системы / Стратегии

О трудностях низкой волатильности

14 ноября 2017  Источник / https://smart-lab.ru/blog/432677.php
Существует ошибочное мнение, что трендовые системы зарабатывают на движениях. Это не совсем точное выражение. На движениях меньше нескольких волатильностей реального таймфрейма (что это такое «реальный таймфрейм системы» – чуть ниже) трендовые системы как раз и не забатывают, а либо в нуле, либо в минусе, размер которого грамотная трендовая система и призвана ограничивать.

Что такое реальный таймфрейм для любой системы, не только трендовой? Это время в 2-3 раза меньше среднего времени в позиции. Для простейших систем «вошел-вышел» реальный таймфрейм вычисляется легко, для систем с пирамидингом и(или) усреднением – чуть сложнее, но это тоже возможно.

Что такое волатильность таймфрейма? Это стандартное отклонение приращения цены в %. Точное значение мы его не знаем, но можем оценить через выборочное стандартное отклонение с некоторым «окном». Выбор «окна» расчета – это тоже интересный вопрос. Маленькое «окно» — большая ошибка, большое «окно» — увидим изменения в реальной волатильности с большой задержкой. Надо искать «золотую середину», например, использовать два «окна» или другие «танцы с бубнами».

Но в любой выборочной волатильности неявно заложена и «трендовость» рынка. Почему? А все дело в корреляции соседних приращений. При положительной корреляции дисперсия суммы приращений будет больше суммы дисперсий, при отрицательной – меньше. Если мы не имеем дело с отрезком роста или падения на статистически одинаковое число %% каждый такт таймфрейма (а где такие рынки, кроме облиг?), то корреляция соседних приращений отразится и в выборочной волатильности либо плюсом (тренды), либо минусом (контртренды).

А значит доход трендовой системы – это просто премия за пребывание выборочной волатильности выше некоторой границы. В отличии от продавцов и покупателей волатильности, трендовикам неважно, как движется эта волатильность при нахождении выше границы, но падение ниже границы – это потеря той самой премии и, как я уже писал выше, нуль или убыток.

Итак, где и почему зарабатывает трендовая система, мы разобрались. Возникает вопрос: а что делать, если волатильность ниже той самой границы? Собственно направлений несколько:

— другой реальный таймфрейм (из-за существования нестационарных зависимостей в приращениях относительный уровень волатильности на разных таймфреймах может отличаться, например, дневная волатильность у нынешнего SPY «ниже плинтуса», а месячная очень даже ничего), причем не только там торговать тренд, но и возможно контртренд (это вопрос тестов);

— продажа волатильности с большим плечом (с маленьким неинтересно – доходность низкая и не покроет убытков);

— другие инструменты, где волатильность выше границы;

— контртренд с «фильтром волатильности»;

— контртренд на спредах с плечом (непонятно почему, но его разделяют на «парный трейдинг», «баскеттрейдинг» и «индексный арбиртаж»), так как без плеча тоже не интересно по доходности.

Единственное, что бессмысленно – это постоянная торговля контртренда с тем же реальным таймфреймом.

Какие у этих альтернатив «подводные камни»?

— для относительно больших денег, опуститься до реального таймфрейма ниже 30 минут, практически нереально, а низкая волатильность от 30 минуток до неделек – сплошь и рядом, к тому же рост реального таймфрейма для трендовых систем при одинаковых проскальзывании и плече приводит к ухудшению соотношения Доходность/MAXDD;

— контртренд без плеча — априори низкодоходные системы, а при большом плече небольшая задержка «фильтра волатильности» и «в пролете» и все ограничение рисков, которые делает грамотная трендовая система летит «в тартарары», так что тут как повезет;

— глубокое заблуждение опционщиков, что волатильность растет на падении рынка и падает на росте. Ничего подобного. Это верно лишь «в среднем», но локально совсем не так. Последний рост Сбербанка – это в том числе и рост волатильности, рост индекса ММВБ в марте-июне 2009-го – это тоже высокая волатильность. К тому же для продажи волатильности, когда она низкая, верно все тоже самое, что и для контртренда: доходность без плеча низкая, а плечи – это неконтролируемый убыток с ростом волатильности.

— с другими инструментами тоже могут быть проблемы. Раньше падение волатильности в рубле с высокой на среднюю или даже низкую (в моей классификации), как правило, сопровождалось последующей высокой волатильностью на фондовом рынке. 2016-й показал, что и это может быть не так. Более того, и в США можно найти достаточно длинные периоды низкой волатильности дневок на всех акциях из Доу-Джонса одновременно на фоне стагнирующих нефти и золота.

— спреды без плеча – это опять же низкая доходность. А хотя и спреды постабильней волатильности, но тоже не обладают полной стационарностью. Потому для нестабильных спредов будут те же «прелести», что и для контртрендов. А те спреды, которые обладают достаточной стабильностью (как правило, это индекс против корзины наиболее «весомых» его составляющих) заняты HFTшниками «по самые уши» и влезть туда можно лишь с большим трудом и кучей программистских затрат.

Ну вот и получается, что убыток трендовику с солидным капиталом и(или) без дорогостоящих затрат (а затраты — это тот же убыток, только «вид сбоку») уменьшить альтернативами на низкой волатильности можно, но добиться высокой доходности без отказа от контроля за рисками не получится. Вот такой выбор и другого не дано.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=368333. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.