Что будет с рублем до выборов

В пресс-релизе к последнему заседанию совета директоров 27 октября Банк России пообещал продолжить постепенный переход от умеренно жесткой к нейтральной денежно-кредитной политике. Действительно ЦБ снизил ключевую ставку на двух последних заседаниях, продолжая таким образом смягчать процентную политику, однако делает это весьма осторожно. С конца 2015 года ключевая ставка сократилась с 11% до 8,25% годовых, в то время как темп прироста инфляции снизился с двузначных отметок до уровня ниже 3%. Целевой уровень инфляции в 4% годовых, преследуемый ЦБ, был достигнут уже в июле текущего года, и на сегодняшний день инфляция втрое ниже ключевой ставки регулятора.

Приветствуя каждый раз снижение ставки, участники рынка тем не менее постоянно подгоняют регулятора к дальнейшему смягчению процентной политики, ссылаясь на необходимость стимулирования кредитования экономики. ЦБ, в свою очередь, не торопится и постоянно повторяет о повышенных инфляционных ожиданиях и среднесрочных рисках превышения целевого ориентира по инфляции в 4%.

Перечисляя инфляционные риски, регулятор в своих последних пресс-релизах по ставке старательно избегал упоминаний растущего профицита ликвидности в банковской системе. С 2017 года показатель профицита (или дефицита) ликвидности публикуется Банком России на ежедневной основе и представляет собой превышение средств банков, размещенных ими на депозитах и в облигации ЦБ, над задолженностью банков по инструментам рефинансирования регулятора. Обратная ситуация представляет собой уже дефицит ликвидности.

Если в начале и в отдельные месяцы 2017 года периодически наблюдался структурный дефицит ликвидности или пограничное значение показателя, то в последние месяцы на рынке окончательно сформировался внушительный профицит ликвидности, который демонстрирует почти непрерывной рост со второй половины августа. С октября текущего года ежедневное значение профицита в среднем превышает отметку в 1,3 трлн рублей, отражая объемы свободной ликвидности у банков. Банковская система пополняется ресурсами как по бюджетному каналу (преимущественно в рамках финансирования дефицита бюджета), так и в рамках операций по оздоровлению крупных банков с использованием средств Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС). Сохраняющийся приток средств в банковскую систему уже вынудил регулятора повысить прогноз профицита ликвидности на конец 2017 года — до 1,8—2,3 трлн рублей (и до 2—3 трлн рублей по итогам 2020 года).

В условиях растущего профицита ликвидности и фактически отсутствия задолженности банков перед ЦБ эффективность ключевой ставки как инструмента стимулирования кредитования практически сводится к нулю.

Приток бюджетной ликвидности в банковскую систему привел к тому, что уже сейчас максимальные ставки по классическим однолетним вкладам стабильных банков из топ-20 (за исключением игроков, проходящих процедуру оздоровления и активно замещающих отток клиентских средств) на уровне 7+% годовых, как правило, сопровождаются заградительными условиями в виде минимальной суммы, превышающей страховку АСВ, отсутствия возможности пополнения вклада, выплаты процентов в конце срока и т. п. Ставки по большинству срочных вкладов крупнейшего государственного игрока и вовсе близки к целевому уровню инфляции ЦБ в 4%.

Иными словами, деньги банкам просто не нужны. Основные игроки уже давно имеют возможность привлекать необходимые объемы фондирования по стоимости заметно ниже ключевой ставки ЦБ. Однако при наличии профицита ликвидности банковский сектор демонстрирует невразумительную динамику кредитования предприятий и организаций, не испытывая особого желания восстанавливать экономику. Поэтому разница в снижении ключевой ставки на 25, 50 или даже 100 базисных пунктов для банкиров, по сути, отсутствует.

Но если в условиях избытка дешевой ликвидности ключевая ставка потеряла свою роль в стимулировании кредитования, то для регулятора она остается действенным инструментом поддержания привлекательности рубля. Благодаря низким темпам снижения ключевой ставки российским банкам и зарубежным инвесторам по-прежнему интересна доходность основных рублевых инструментов — депозитов в ЦБ и облигаций федерального займа (ОФЗ). Средний ежедневный остаток средств банков на депозитах в ЦБ с конца сентября держится на уровне 1,4 трлн рублей, а в отдельные месяцы достигал и даже превышал 2 трлн рублей. В свою очередь, доля зарубежных инвесторов на рынке ОФЗ, по данным ЦБ, составила 31,6% (на 1 сентября 2017 года ), что также превышает 2 трлн рублей в номинальном выражении. В совокупности 4 трлн рублей — это, для сравнения, примерный объем внутримесячного оборота по паре доллар/рубль в 2017 году.

В случае снижения рублевых ставок до непривлекательных отметок банки и инвесторы первыми же начнут игру против отечественной валюты и направят средства из рублевых инструментов на покупку валюты. С середины октября рубль уже отступил с позиций 57,0—57,5 за доллар в район 60 рублей, и предпосылки для дальнейшей игры против него пока сохраняются. Так, на внешних рынках доллар укрепляется с первой половины сентября и продолжает получать поддержку на ожиданиях ужесточения денежно-кредитной политики, а также реализации налоговой реформы в США. Кроме того, в конце текущего и начале следующего года российским банкам и компаниям предстоят крупные платежи по внешнему долгу с сопутствующим увеличением спроса на валютную ликвидность.

Наконец, главным, хотя пока и гипотетическим риском для рубля остается введение санкций в отношении зарубежных инвестиций в российский госдолг. В этой ситуации на стороне рубля пока остаются комфортные цены на нефть и привлекательные ставки по рублевым инструментам. Это отлично понимает и ЦБ. Поэтому, какие бы рекорды снижения ни ставила инфляция, регулятор постарается максимально затянуть с циклом снижения ключевой ставки, чтобы избежать ненужного давления на отечественную валюту в предвыборный период.

Источник http://www.banki.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=369664 обязательна
Условия использования материалов