Нам не дано предугадать?

Можно ли сегодня возлагать надежды на отечественную финансовую аналитику? Насколько ее качественный уровень отвечает всевозможным ожиданиям? Об этом портал Finversia.ru расспросил участников рынка.

Актуальность данного вопроса ни у кого не вызывает сомнений. «Качество аналитики и ее «употребимости» – крайне актуальная на сегодня тема», – согласился Алексей Мамонтов президент ММВА, глава Содружества профессионалов финансового рынка. «В кризис стоимость активов начинает двигаться с увеличенной амплитудой, неопределенности очень много, поэтому, безусловно, ценность качественной аналитики в такие периоды возрастает в разы», – подтверждает Карен Кесоян, директор по маркетингу инвестиционных продуктов ФГ БКС.

В целом оценки «аналитической информсреды», которые получил наш портал в ходе своего мини-опроса, можно охарактеризовать как «ниже средного». «Сегодня в России существует проблема достаточно низкой квалификации специалистов по финансовому и экономическому анализу. Многие так называемые эксперты дают свои комментарии и прогнозы, полагаясь скорее на интуицию, чем на объективные математические расчеты. Вследствие этого их предсказания скорее напоминают гадание на кофейной гуще, чем взвешенный и адекватный анализ экономической конъюнктуры, – считает Никита Моисеев, доцент кафедры математических методов в экономике Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова.

«Сегодня в России существует проблема достаточно низкой квалификации специалистов по финансовому и экономическому анализу»

Изобилие разнообразной финансовой аналитики в российском информационном поле наводит на закономерный вопрос – как отделить зерна от плевел. На какие прогнозы можно полагаться, а на какие нет. При этом все понимают, что в отрытый эфир попадает только очень общая информация – все самое ценное находится под грифом «для служебного пользования» (ДСП) и эти данные либо совсем закрыты, либо продаются за деньги. Известная история с письмом сотрудника УК «Альфа-Капитал» о наличии проблем в ряде крупных российских банков со ссылкой на непубличные данные, с одной стороны, является прецедентом серьезного нарушения корпоративных и отраслевых правил, но с другой, демонстрирует, что открытая аналитика может являться не до конца полной и объективной.

Впрочем, разделение на информацию для широкого и узкого потребления – это вполне закономерная картина, говорят участники рынка. «Финансовую аналитику все же нужно делить на два блока. Общерыночных экспертов, которые занимаются макроэкономикой и дают прогнозы по ключевым экономическим показателям. И есть ребята из специальных подразделений банков и инвестиционных компаний, которые делают микроанализ на предмет тех или иных объектов инвестирования. Это разные истории. Естественно уровень качества оценки, равно как и ответственности, здесь разный. Когда люди за что-то платят, то рассчитывают получить более детальные вещи. И, может быть, я даже добавил бы третий блок – это частные инвесторы, которые пишут блоги, дают комментарии, исходя из собственной практики, просто рассказывают, что они делают и на основании чего. К этим людям тоже стоит прислушиваться – они в отличие от штатных экспертов голосуют своим кошельком. Когда мне нужно составить картину близкую к реальной, то я в числе прочего изучаю такие комментарии», – говорит Владимир Козинец, президент Ассоциации корпоративных казначеев (АКК).
«Каким бы умным и профессиональным не был такой специалист, его предсказания сбываются не очень часто. А если сбываются, то человек становится героем дня, месяца и т.д… До тех пор, пока не ошибется»

При этом аналитика для узкого круга, которая используется при принятии решений банками, инвесторами, связана с предоставлением кредитных ресурсов, открытием лимитов, по словам эксперта, может стать предметом для различных инсинуаций. «Потому что есть вопрос недостаточной квалификации, когда кто-то что-то может «ляпнуть», не подумав. И есть вопрос морально-этического свойства, когда люди, особенно представляющие публичные компании, должны понимать, что их слова могут привести к определенным рыночным движениям. И не исключено, что кто-то может этим воспользоваться для получения прямой или аффилированной выгоды», – продолжил глава АКК.

Аналитический ширпотреб

Впрочем, нередко даже макроэкомические прогнозы довольно сильно расходятся в показаниях. В условиях то ли восстановления, то ли стагнации, то ли продолжающегося упадка (как опять же говорят разные эксперты, расставляя акценты на разные показатели). Довольно часто тон прогнозов коррелируется с политическими взглядами, которых придерживается тот или иной специалист. «В каждом уважающем себя банке, в каждой инвесткомпании есть свои «говорящие головы», которые выступают на различных открытых мероприятиях, публикуются в СМИ. Но, как показывает практика, каким бы умным и профессиональным не был такой специалист, его предсказания сбываются не очень часто. А если сбываются, то человек становится героем дня, месяца и т.д… До тех пор, пока не ошибется. А у любого даже самого авторитетного аналитика рано или поздно какой-нибудь «косяк» да появится», – замечает Владимир Козинец.

«Прогнозы сводятся к чему-то типа «в ближайшее время существенных изменений ожидать не стоит», «тренд на укрепление в среднесрочной перспективе скорее всего сохранится» и т. п.»

Еще одной негативной чертой российской финаналитики является тиражирование неких штампов, многие из которых вовсе не носят перманентную актуальность. «Наиболее распространенный штамп: «для защиты капитала от инфляции и валютных рисков россиянам следует разбить свой капитал поровну на следующие валюты: рубль, доллар и евро». На самом деле оптимальным портфелем на сегодня является 95% капитала в рублях и 5% в долларах. Некоторые эксперты уже на протяжении двух-трех лет повторяют, что мы находимся на пороге нового финансового кризиса. А он все никак не наступит. Столь же уверенно раньше многие аналитики озвучивали штамп, что нефть не упадет ниже $80 за баррель. А вы видите, на каких значения она сейчас», – говорит Никита Моисеев.

По словам Алексея Мамонтова, многие аналитики склонны к инерционным оценкам и прогнозам. Когда они видят картину сегодняшнего дня и текущий тренд, и просто описывают происходящее, объясняя, что и почему происходит. Прогнозы сводятся к чему-то типа «в ближайшее время существенных изменений ожидать не стоит», «тренд на укрепление в среднесрочной перспективе скорее всего сохранится» и т. п. «Вот эти фразы: «скорее всего», «очевидно», «если не…», «малоожидаемо», как правило, говорят либо о слабости аналитики, либо о ее робости. К сожалению, такая аналитика внешнего употребления составляет драматичное большинство», – комментирует Алексей Мамонтов.

В качестве примера глава ММВБ вспомнил период резкого падения национальной валюты осенью 2014 года. «Тогда в моменте курсовое соотношение с евро доходило до 100 рублей, а доллар подходил к 80 рублям. Я могу назвать только одного аналитика, который делал соответствующие прогнозы за полгода до этого. Такие люди – на вес золота. Которые, умеют видеть контринерционные сценарии, дать контринерционный прогноз (а в этом и заключается качество аналитика), кто несмотря на кажущиеся очевидность и устойчивость текущей «нештормовой» ситуации может взять на себя смелость говорить о сломе тренда. И не когда-нибудь – поскольку это обязательно произойдет, ни один тренд не бывает бесконечным – а назвать примерное время хотя бы на горизонте ближайших трех месяцев», – продолжает глава ММВБ.

«Сказать, что курс будет такой-то если нефть будет такая, а инфляция другая, обычно могут все. А когда начинаешь спрашивать конкретные вещи, то многие люди чувствуют себя дискомфортно»

Владимир Козинец рассказал, что в свое время «развлекал себя тем, что читал и сопоставлял макроэкономические обзоры нескольких известных очень уважаемых экспертов». Для того, чтобы посмотреть, что они говорят, когда эти прогнозы не сбывались с точностью до наоборот. «Макроэкономические обзоры. Ситуация в сентябре-октябре 2014 года и феврале-марте 2015-ого. Одни и те же очень уважаемые люди. Сначала они очень логично и разумно описывали одну ситуацию. А когда все развернулось на 180 градусов, они опять же очень грамотно всем объяснили, почему так произошло. Но в чем тогда их ценность такой аналитики?, – спрашивает Владимир Козинец. – Если посмотреть на все эти обзоры, то они носят очень общий характер. И если делать сухую выжимку, то все говорят похожие базовые вещи. Скорее, имеет значение их интерпретация. Сказать, что курс будет такой-то если нефть будет такая, а инфляция другая, обычно могут все. А когда начинаешь спрашивать конкретные вещи, то многие люди чувствуют себя дискомфортно».

Сторону защиты в этой ситуации занял Карен Кесоян. «Что касается противоположных прогнозов и рекомендаций от разных инвесткомпаний, то это естественное для рынка явление. Никто точно не знает, в каком направлении пойдет цена, факторов влияния на ее динамику может быть множество. И посему один аналитик, оперируя массой информации, получает одну оценку, другой – путем не менее кропотливого труда – вполне возможно, противоположную», – сказал он.

Хотите качества – платите

Качественный уровень финансовой аналитики «для служебного пользования», которая поступает в кредитные комитеты и топ-менеджерам банков, в целом оценить, конечно, невозможно. Поскольку она закрыта, как резонно заметил Алексей Мамонтов.

Но при этом у всех уважающих себя банков и инвесткомпаний есть платные рассылки для клиентов. «Но, надо сказать, что эти рассылки не сильно отличаются друг от друга в силу того, что они базируются на общих фактах и официальной статистике. При этом в отчетах все равно всегда делаются какие-то оговорки для подстраховки. Поэтому для меня работа с такой аналитикой заключается в том, что я изучаю несколько прогнозов (как платных, так и общих), чтобы получить фактические материалы как пищу для собственных выводов. Но никак не пользоваться ими как руководством к действию», – говорит Владимир Козинец.

«Абсолютное большинство аналитиков имеет прямой финансовый интерес в написании верных прогнозов, поскольку их бонус обычно зависит от «процента попаданий»

Карен Кесоян предлагает смотреть на рейтинги аналитических команд и результаты доверительных управляющих. «Если в 7 из 10 случаев компания выдала верные прогнозы, то можно предположить, что и следующие 10 прогнозов будут иметь сопоставимое качество. При этом нужно понимать, что абсолютное большинство аналитиков имеет прямой финансовый интерес в написании верных прогнозов, поскольку их бонус обычно зависит от «процента попаданий»», – говорит он.

Владимир Козинец рассказал, что АКК раньше даже составляла свои рейтинги аналитиков. «Мы смотрели, кто и что говорит, насколько это сбывается и делали рейтинги аналитических подразделений банков и инвестиционных компаний по средневзвешенным «весам угадывания. Но потом стали использовать те рейтинги, которые дают Bloomberg иThomson Reuters», – говорит глава казначейской ассоциации. При этом Владимир Козинец отмечает, что сами эти крупнейшие мировые информационно-аналитические агентства дают аналитику по макроэкономике и по отраслям высочайшего качества. «Однако проблема в том, что эти отчеты продаются за очень большие деньги, и весь огромный объем информации предлагается оптом. А мне, например, она нужна по достаточно узкому спектру либо контрагентов, либо показателей. Для большинства компаний, для которых финансовые рынки не являются ключевыми, переплачивать за излишнюю массу информации – слишком большая роскошь. А разделить отчеты и купить только какой-то отдельный, нужный тебе блок нельзя. А это было бы очень удобно, особенно для корпоратов. Периодически возникают какие-то отечественные разработки «поблочной аналитики», но потом они куда-то исчезают», – продолжает он.

Алчность и разум

Могла бы качественная аналитика сделать рынок лучше? Никита Моисеев считает, что да. «С развитием СМИ и увеличением числа граждан, интересующихся экономической ситуацией, количество финансовых экспертов и их статей зашкаливает и неискушенному читателю невероятно сложно ориентироваться в таком огромном пространстве разнородной и зачастую противоречивой информации. На мой взгляд эксперты, претендующие на эфирное время или публикацию своих комментариев в СМИ должны проходить более строгий отбор и нести как минимум репутационную ответственность за высказываемые мнения», – говорит эксперт. По его мнению, озвучиваемые прогнозы должны соотноситься с реальными данными по прошествии горизонта прогнозирования, на основе чего необходимо делать выводы относительно компетенций того или иного эксперта. «Сейчас в России такая практика практически отсутствует, в связи с чем у финансовых экспертов полностью «развязаны руки» относительно того, что они говорят. При этом многие зачатую стремятся дать «сенсационный» прогноз, нежели более реальный», – продолжает Никита Моисеев.
«Когда что-то дает сиюминутный финансовый результат, то очень трудно от этого отказаться, и прислушаться к аналитику. Даже если его «процент угадывания» приближается к максимуму»

Между тем, по словам Алексея Мамонтова, точные прогнозы не являются панацеей для избегания проблем. Мало оценить текущую ситуацию и спрогнозировать последующий сценарий. Нужно еще уметь это грамотно использовать. Ведь решение в конечном итоге принимает не аналитик, а профучастник. А он зачастую ориентируется на объективные данные, а на другие вещи. «Алчность и авось – неистребимые грехи нашего российского рынка. Возьмем 1998 год. Сейчас все понимают, что существовала грандиозная пирамида. При этом еще год до «черного понедельника» были немногочисленные аналитики, которые говорили, что все рухнет. И я поддерживал эти взгляды, и всем, кто ко мне обращался в той тревожной ситуации (а это были десятки людей), говорил: зарывайтесь все, выводите все средства из банков, выводите все средства из рублей. За три месяца. Вы думаете, хоть один послушал? А как было послушать, если тогда по ГКО летом проходили аукционы, и можно было заработать до 1200% в валюте в первый день размещения. То есть, покупая ценные бумаги и тут же закрываясь, можно было заработать колоссальные суммы. Но никто не закрывался. Ни у кого не поднималась рука. А потом все рухнуло, как и предсказывали наиболее мудрые люди. Или взять того одного аналитика который на нашей конференции весной 2014 года сказал, что рубль обрушится. Двести человек слышали. Вы думаете, хоть один побежал «вдолгую по валюте»? Никто. Потому что тогда рубль укреплялся. Когда что-то дает сиюминутный финансовый результат, то очень трудно от этого отказаться, и прислушаться к аналитику, который это советует сделать. Даже если его «процент угадывания» приближается к максимуму. Так что алчность переживет нас всех, и никакая аналитика не поможет», – высказал мнение Алексей Мамонтов.

«В любом случае, за решения, которые влияют на состояние наших финансов, мы несем самостоятельную ответственность, несмотря на то, кто и что нам рассказывает и советует. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы нам все предсказывали, например, курс доллара с вероятностью, стремящейся к 100%», – соглашается Владимир Козинец. Впрочем, он замечает, что если есть люди, которые на это способны, то они вряд ли где-то работают. «Скорее, они тихо живут себе на каких-нибудь теплых экзотических островах, сладко спят, вкусно пьют и едят», – резюмирует он.
Источник http://www.finversia.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=369726 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников