Маклауд Алесдер goldenfront.ru | Криптовалюта | Главное

Криптовалюты могут дестабилизировать бумажные валюты

23 ноября 2017  Источник http://goldenfront.ru/ https://www.goldmoney.com/

Существует предположение, что криптовалюты заменят золото в качестве денег или, по крайней мере, бросят ему вызов. Данная ошибка основана на неправильном понимании каталлактики, или теории обмена. Также игнорируется тот факт, что, за исключением нескольких европейских стран и Северной Америки, золото в глазах простых людей непоколебимо остается деньгами. Я написал статью на эту тему, объяснив, почему криптовалюты не являются новой формой денег - См. ее на Goldenfront здесь.

Любой читающий настоящую статью, возможно, захочет сначала прочесть мою оригинальную статью, чтобы понять истинный статус криптовалют. Я сделал вывод, что криптовалюты – чистейшая форма финансового пузыря в истории спекуляций, которая возымеет большой теоретический интерес для будущих поколений, подобно тому, какой сегодня для нас имеют феномены пузырей компаний Миссисипи и Южных морей и пузырь тюльпанов. Я также писал, что:

«Стоит отметить, что вместе все криптовалюты стоят $120 млрд, причем из них $55 млрд приходится на биткойны. Это лишь небольшая частица наличных и депозитов по всему миру. Так что точка, когда закончатся новые деньги для подпитки ажиотажа, похоже, еще не достигнута, и еще есть куда расти».

То было в августе, когда биткойны стоили примерно $3,000, тогда как сегодня их цена в два с небольшим раза выше. Что касается ближайших перспектив, то всевозможные сомнительные подстрекатели рассылают непрошенные приглашения покупать, обещая прирост цены в тысячи процентов. Очень вероятно, что эти промоутеры сами владеют криптовалютами и раздувают собственный интерес. Если клюнет недостаточно наивных людей, это запросто может привести к резкой коррекции.

Нам следует смотреть дальше этого. Настоящая статья более пристально исследует динамику, движущую биткойнами и другими криптовалютами, и приходит к выводу, что, если ажиотаж продолжится, то это с намного большей вероятностью дестабилизирует не золото, а бумажные валюты.

Но сначала нам нужно понять, как формируются и прогрессируют пузыри. Предупреждение: ниже следует теоретическое описание развития и последующего схлопывания пузырей, включая то, что может быть актуально для криптовалют. На развитие цен, скорее всего, будут влиять и другие факторы, и не в последнюю очередь – основополагающая динамика глобального кредитного цикла, управляемого банковской системой. Грядущий кредитный кризис, независимо от криптовалютного ажиотажа, грозит стать самым разрушительным на нашем веку и может запросто взять верх над циклом криптовалютного пузыря. Настоящая статья не пытается определить все риски этого нового класса активов.

Динамика финансового пузыря – начальная фаза

Пузыри, как и рынки, обычно проходят через три отличительных фазы. Первая – это начальное движение, провоцируемое осведомленными участниками или приближенными к подстрекателям, инициирующим схему. Разумные, опытные инвесторы уже на раннем этапе понимают, что цены нового предприятия, финансового инструмента или даже физического товара раздуты, по их мнению, иррационально, и поэтому не принимают в этом участия. Более широкая публика на данном этапе в целом ничего не знает, и многие из тех, кто сделал ранние ставки, могут столкнуться с резкими коррекциями, банкротством контрагента или откровенным мошенничеством. Как следствие, цены в основном движимы инсайдерами, ранними покупателями, создателями новой возможности заработать деньги.

В случае криптовалют это гики и технически подкованные предприниматели, хорошо понимающие динамику, движущую стоимость. Такова история криптовалют на настоящий момент. Биткойны, лидер среди примерно 1,000 разных криптовалют, за менее чем десятилетие поднялись от нуля до более чем $7,000 на момент написания данных строк.

Уже сейчас это пузырь с почти рекордной инфляцией. У каждого пузыря есть свои характеристики, но этот особенный. Изобретение блокчейна, центрального для биткойнов процесса самоаудита, гарантирует подтверждение платежей и бесспорность прав собственности. Блокчейн сам по себе может оказаться одним из величайших финансовых и технологических наследий нашего века. В основе криптовалют лежит сочетание финансовых и технологических элементов – мощная комбинация в сравнении с одномерными пузырями прошлого.

Ограничение новых резервов отдельных криптовалют должно гарантировать, что рост популярности будет двигать цены вверх. Такой подход контрастирует с бумажными валютами, где кредитная экспансия на эластичном фундаменте денежной базы означает, что рост их резервов практически неограничен. Различие этих двух характеристик, вероятно, будет становиться все более важным для будущих цен криптовалют, измеряемых в бумажных валютах.

Ограничение нового спроса до сих пор было существенным, потому что требовалось преодолеть некоторые недостатки. Помимо того, что инвестиционные институты пренебрегают криптовалютами, этот рынок не регулируется, а, следовательно, считается опасным для инвестирования. Правительства закрывали биржи биткойнов под тем предлогом, что криптовалюты используются для уклонения от уплаты налогов и отмывания преступных доходов. Тогда как технологическая сторона феномена совершенствуется и в целом работает, финансовые аспекты варьируются от любительских до мошеннических. Получилась современная версия Дикого Запада, частично движимая антиправительственным либертарианством.

Правительства пока не знают, как на это реагировать, но, помимо выражения интереса к технологии блокчейна, они в основном несведущи и застигнуты врасплох. Криптовалюты могут подорвать контроль над движением капитала, что важно для Китая и многих других стран, пытающихся защитить стоимость своих бумажных валют, а, следовательно, в этом плане они вызывают дискомфорт.

Однако мы теперь покидаем ранние стадии развития, когда криптовалюты в основном были прерогативой любителей технологий и мечтательных либертарианцев. Переход может оказаться непростым. Почти все влиятельные лица сами инвестировали по полной, поэтому существенный спад может создать для них проблемы. Подобного рода неприятным тревожным звонком, после такого огромного начального прироста, не стоит так просто пренебрегать.

Произойдет ли такая коррекция цены или нет, биржи и другие поставщики услуг начинают осознавать, что иметь дело с незнакомцами без всяких вопросов непрактично, когда правительства настаивают на отслеживании всех транзакций. Те предприниматели, кто не выйдет из игры до второй фазы, будут работать над улучшением своей репутации и, скорее всего, согласятся с регулированием.

Фаза 2 – принятие в широких инвесторских кругах

Интерес, порожденный начальной фазой пузыря, теперь привлек внимание профессиональных инвесторов, в частности более авантюрных хедж-фондов и некоторых других квазиинституциональных игроков. Они замечают, что традиционные объекты инвестиций достигли максимально обоснованной стоимости, и поэтому активно рассматривают альтернативы. В конце концов, если процентные ставки будут расти, облигации, а, следовательно, и акции, скорее всего, упадут в цене. Те, кто в этом разбирается, могут играть на товарном цикле и, возможно, золоте. Однако большая часть инвестиций вложена в регулируемые активы, имеющие, вероятно, очень мало потенциала роста.

Такие профессиональные спекулянты будут пристально наблюдать за правительственной политикой в отношении криптовалют. То, что криптовалюты не регулируются, является серьезным препятствием для инвестиционных институтов. Поэтому недавнее заявление Чикагской товарной биржи (Chicago Mercantile Exchange (CME)) о запуске до конца года биткойновых фьючерсов – это знаковый шаг. Фьючерсы – это регулируемые объекты инвестиций, и они позволят принадлежащим к категории «управляющих фондами» на Comex спекулировать на цене биткойнов. Предложенные контракты будут торговаться с денежными расчетами по ориентирному курсу биткойнов, т. е. поставка не может требоваться. Иронично, что первое регулируемое средство инвестирования в биткойны использует тот же механизм, что и ставки на скачках, но, по крайней мере, фьючерсные контракты не зависят от нерегулируемых контрагентов.

Если CME запустит эти контракты, за ней, вероятно, последуют другие регулируемые биржи, и спрос на фьючерсы, охватывающие другие пользующиеся доверием криптовалюты, вырастет. Вскоре состоятельные клиенты будут спрашивать своих фондовых менеджеров об их инвестиционной политике в отношении криптовалют, и ими нельзя будет больше пренебрегать как неактуальными. Именно поэтому контракты CME – такой важный шаг. Хотя это отнимет часть спроса второй фазы у настоящих биткойнов из-за создания параллельного рынка торгов, это узаконит инвестиции в базовый продукт.

Тогда центральные банки и их правительства встретятся с огромным вызовом. Они знают, что этот новый феномен – не деньги, но беспокоятся, что он может стать деньгами. Честно говоря, у правительственных экономистов нет достаточных теоретических знаний, чтобы убедительно разобраться в этом вопросе. Кто-то, как китайцы, может продолжать закручивать гайки, где это возможно, из-за угрозы их контролю над капиталом. Другие правительства, вероятно, займут противоположную позицию, на том основании, что если поставщики криптовалютных услуг будут регулироваться или, по крайней мере, будут подчиняться финансовому регулированию, огромная получаемая прибыль будет желанным дополнительным источником налоговых поступлений.

Налоги – это стимул, способный стать важным ключом для будущего принятия криптовалют. И если правительства позволят криптовалютам обрести широкое распространение, только самые смелые фондовые менеджеры все еще будут отказываться в этом участвовать. Снова получится инвестирование не на основе реальной стоимости, а по инерции, инвестирование в новинку, как в случае технологического пузыря конца 90-х.

Конец второй и начало третьей фазы вряд ли можно будет легко различить. Когда в пузырь вовлечены инвестиционные институты, публика непременно тоже в него втянется. Наше разделение чисто теоретическое, на практике же переход от второй к третьей фазе может быть незаметным. По мере развития второй фазы на рынок захочет выйти огромная денежная масса, и как раз здесь начинается третья и последняя фаза – настоящее безумие толпы.

Фаза 3 – движимая алчностью публики

Никто не знает, насколько высоко биткойны и другие криптовалюты поднимутся во второй фазе. Несомненно одно: в конце ее надо быть настоящим финансовым отшельником, чтобы не знать, что самый верный способ заработать больше денег, чем на чем-либо другом, – это покупка криптовалют. Конечно, к тому времени цена биткойнов не будет в десятках или сотнях тысяч, потому что они будут деноминированы в отношении тысяча или даже десять тысяч к одному. Все, что нужно знать жаждущей наживы публике, – это что цена низкая, доступная и может идти только вверх. Так было со всеми пузырями в истории, но этот может разрастись намного больше. Чтобы насладиться возбуждением пузырей компаний Миссисипи и Южных морей, нужно было находиться вблизи Парижа и Лондона соответственно. Те, кто жил далеко от этих столиц, рискуя нарваться на разбойников, перевозили свое золото в почтовых каретах и искали жилье поближе к брокерам. Истерия пузыря охватывала, вероятно, не больше нескольких десятков тысяч человек. То были богачи в те времена, когда даже независимого среднего класса практически не было.

Во времена тех пузырей деньги в основном были устойчивыми. Другими словами, спекулятивные покупки нужно было оплачивать реальными деньгами, не задействованными в других применениях. Результатом была инфляция цен в Париже и Лондоне, отражающая количество денег, текущих в эти центры. В то же время цены в соседних провинциях понижались из-за отсутствия денег в обращении. Те, кто извлекал прибыль, получали реальные деньги, золото и серебро.

Ричард Кантильон (Richard Cantillon), банкир Джон Ло (John Law) в Париже, ссужал реальные деньги (золото свое и своих вкладчиков) парижским аристократам, чтобы те вкладывали их в бумажную схему Джона Ло. Он принимал акции Компании Миссисипи в качестве залога и тайно продавал их за золото. Кантильон ретировался в Италию в ожидании развития событий, и пузырь созданной Ло Компании Миссисипи, как и следовало ожидать, лопнул.

Дефляция пузыря обычно отражает корректировку стоимости и ожиданий больше, чем фактические продажи. Из Парижа было высосано достаточно денег, благодаря в основном смышленым игрокам наподобие Кантильона, чтобы гарантировать схлопывание пузыря. Богатство просто исчезло, оставив всех, включая не покупавших акции, обедневшими.

Нельзя сказать, что за пузырем не стояло кредита, но до появления банковской системы частичного обеспечения эмиссия необеспеченного кредита была для банков слишком рискованной, да еще и мошеннической. Сегодня у криптовалют нет таких препятствий. Их покупка полностью оплачивается расширенным банковским кредитом и необеспеченными бумажными деньгами, созданными из воздуха. Современная банковская практика может со временем позволить принимать криптовалюты в качестве залога, и банки будут лишь знать, что цены растут и что это прибыльный кредитный бизнес.

Помимо доступности бумажных денег, больше не нужно находиться поблизости места действий. Присоединиться может любой, у кого есть банковский счет и мобильный телефон; не только парижская или лондонская аристократия, но миллиарды людей по всему миру. Предложение, в виде новых валют и пока не изобретенных инвестиционных средств, вероятно, не будет поспевать за публичным спросом, по крайней мере какое-то время. Методы направления денег публики в криптовалюты будут должным образом регулироваться, что придаст им респектабельность в глазах публики.

Как раз когда публика будет знать лишь одно – что криптовалюты представляют собой финансовое чудо и беспроигрышный способ заработать деньги, – они будут готовы обвалиться, о чем свидетельствует история пузырей. Последний вопрос, требующий нашего рассмотрения, – как это может произойти.

Развязка

Крах пузыря происходит, когда рост предложения догоняет спрос или спрос не поспевает за предложением. До того как государство санкционировало банковскую систему частичного резервирования, спрос ограничивался доступностью денег, что, как говорилось выше, означало, что деньги должны быть изъяты из других сфер, чтобы подпитывать пузырь. Сегодня же экспансия банковского кредита, по крайней мере теоретически, позволяет продлевать пузыри и расширять их масштабы.

На практике предложение в пузыре всегда сдерживается, как минимум желанием отдельных подстрекателей увидеть рост цен для осуществления их планов. Но пузырь Компании Южных морей показал, что одно успешное продвижение ведет к множеству имитаций, и это уже наблюдается в случае криптовалют. Пока очень мало из них закрепились на рынке, но будущие криптовалюты могут вызывать больше доверия, что увеличит число доступных объектов инвестирования. Поэтому, если у биткойнов есть ограничения предложения, то у рынка в целом – нет.

На рынке, вероятно, возникнут соответствующие деривативы и модификации, и они, конечно, будут более изощренными и приемлемыми. Фонды, объявляющие публичную подписку и инвестирующие в криптовалютные фьючерсы, получат официальное одобрение, став регулируемыми посредством котировки на фондовом рынке. Их котировки организуют дополнительный спрос, но наступит момент, когда дополнительный спрос будет полностью поглощаться. По крайней мере теоретически, такой момент пока еще не очень близко.

Учитывая способность банков создавать кредит для раздувания пузыря, сложно представить конец безумия, если смотреть на одни лишь криптовалюты. Поэтому нам нужно рассмотреть перспективы бумажных валют, за которые покупаются криптовалюты, и то, как на них повлияет расширение криптовалютного пузыря. Потому что именно отсюда, скорее всего, придет конец.

В бумажном выражении любой пузырь представляет собой инфляцию цен. Исключение актуальных активов из правительственной инфляционной статистики означает, что влияние на потребительские цены будет событием второго порядка.

В целях иллюстрации допустим, что, при прочих равных, на пике пузыря с криптовалютами имеют дело 5% населения мира. Такое вполне возможно, учитывая распространенность мобильных телефонов и других электронных устройств. Бумажное богатство, созданное примерно 350 млн людей, наслаждающихся пузырем, а также небольшая часть огромной суммы, находящейся под профессиональным управлением, будет измеряться в триллионах, а может, в десятках триллионов. Богатство будет тратиться на товары и услуги, повсеместно поднимая потребительские цены. Скорее всего, эффект будет более ярко выражен в развитых экономиках, где очень мало людей не пользуются банковскими услугами, и где успешная спекуляция с большей вероятностью может напрямую подпитывать расходы.

И именно здесь общепринятая история о том, что криптовалюты рано или поздно заменят государственные валюты, становится опасной иллюзией. Центральные банки быстро поймут, что массовая прибыль публики с криптовалют подрывает покупательную способность необеспеченных правительственных валют. Тогда у них не будет другого выбора, кроме как поднять процентные ставки настолько, чтобы придушить спрос на них. А когда спрос урезан, быстрый крах практически гарантирован.

В отсутствие других факторов, можно почти не сомневаться в том, что именно так и произойдет с пузырем. У него есть предпосылки для того, чтобы оказаться чистейшим пузырем в истории денег, следующим трем импульсным движениям, традиционно ассоциируемым с бычьими рынками. Между бычьим рынком и пузырем нет существенной разницы, кроме масштабов, точно так же как нет четкой точки, после которой инфляция становится гиперинфляцией, а социализм – коммунизмом.

Основополагающий кредитный цикл и его влияние

На развитие данного феномена могут повлиять, вплоть до его пресечения, и другие факторы, в частности существующий кредитный цикл. Промышленная революция в Азии, возглавляемая Китаем и Россией, в ближайшие год-два почти наверняка окажет глубокое влияние на всемирные цены товаров и услуг. Можно ожидать не только роста цен на товары, но и переливания средств из традиционных объектов инвестиций в капитальные проекты, что поднимет спрос на квалифицированных работников и повысит их зарплаты.

Растущие цены и дефицит продуктов в любом случае вызовут рост номинальных процентных ставок, хотят центральные банки этого или нет. Любое расширение банковского кредита для поддержки криптовалютной спекуляции будет лишь дополнять эти факторы конца цикла. Поэтому кажется вероятным, что процентные ставки поднимутся достаточно для того, чтобы спровоцировать кредитный кризис до того, как криптовалютный пузырь успеет пройти свой теоретический путь до конца.

Если после следующего кредитного кризиса коммерческие банки будут спасены, прерванный криптовалютный пузырь может продолжиться, возможно, после сильного колебания. Банковские депозиты останутся нетронутыми, так как у вкладчиков в целом будет и так значительно больше бумажной валюты, чем им нужно. Центральные банки почти наверняка снова опустят процентные ставки к нулю или в отрицательную сторону, что сделает криптовалюты более привлекательной альтернативой банковским депозитам.

Из всего этого возможен единственный вывод: если он продолжится, криптовалютный пузырь сыграет ключевую роль в подрыве покупательной способности бумажных валют, причем, возможно, в довольно резком виде. Если вовлечение публики в финальную фазу пузыря состоится до следующего кредитного кризиса, то это может ускорить и усилить этот кредитный кризис. Если же пузырь будет все еще активен после кредитного кризиса, то он может подорвать покупательную способность бумажных валют по его завершении, чего мы не видели в случае кризиса Лиман Бразерс.

Окажет ли это отрицательное влияние на цену золота? Очевидно, кое-кто из публики может так думать и продавать золото или отсрочивать его покупку, чтобы инвестировать в криптовалюты. Но золото – это реальные деньги, и оно пережило подобные эпизоды в прошлом. Конечной жертвой этого пузыря станут необеспеченные государственные деньги. Золото будет оставаться устойчивыми деньгами задолго после того, как криптовалютный пузырь войдет в исторические книги как самое убедительное и чистое свидетельство безумия и заблуждений толпы.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=369866. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.