… ушла, но вероятно, еще не распрощалась

1. В первом информационном сообщении нового года Росстат подтвердил свою флэш-оценку годовой инфляции, сделанную, по традиции, в последний рабочий день уходящего года (2.5%). Она, хоть и перестала снижаться по сравнению с той, что была месяцем ранее, но всё же оставалась на протяжении полугода на атипично низком уровне (ниже 4%-ной цели ЦБ).

Среднегодовой уровень потребительских цен вырос на 3.7%, и чтобы не обижать перед выборами свое электоральное ядро, правительство использовало для индексации пенсий (тем, кому они индексируются) именно его. И это, да - более справедливо. В прошлом году, не говоря уже о позапрошлом (когда индексацию вообще заныкали, отдав лишь 4% вместо 15.5%, вытекавших из увеличения среднегодовых цен) подобной щедрости не наблюдалось, и среднегодовая реальная пенсия уменьшалась.

Прирост потребительских цен за декабрь (0.4% NSA и 0.2% после поправки на сезонные удорожания) остался примерно на уровне предыдущих 3 мес. При этом месячная базовая инфляция, очищенная, в частности, от тарифов и цен, подверженных влиянию административного регулирования (услуги, водка, бензин и др.) оказалась, по-видимому, на самом низком уровне за всю историю наблюдений этого показателя с 2003г. А поддержало совсем уже было остановившийся к концу года рост потребительских цен как раз их госрегулирование. Билеты в поезда дальнего следования в декабре подорожали на 10.8%, моторное топливо (в ожидании увеличения акцизов на него на 50 коп. с 1 янв., и еще на 50 – с 1 июля, что само по себе поднимает цену литра бензина для потребителя на 1.2 руб.) – от 1.4% до 2.8% в зависимости от вида. Всего за 2017г. бензин подорожал на 7.3%, отражая благоприятные для России изменения конъюнктуры нефтяного рынка.))

2. Аномально низкие цифры инфляции, скорее всего, будут постепенно покидать нас на протяжении наступившего года, как это можно понять из рисунка выше. Инфляционные индикаторы, генерируемые внутренними факторами и, по возможности, очищенные от влияния курсовых и «плодоовощных» (снятие санкций с турецких цитрусовых в прошлом году, а теперь еще и с помидоров) колебаний (цены услуг, трудовые издержки на единицу выпуска, дефлятор ВВП и т.п.) не опускались в течение года ниже 4%-ного таргета ЦБ. Экстраполируя на 2018г., например, среднемесячную общую инфляцию на уровне роста цен на услуги в 2017г., можно предположить, что прирост цен за год вернется к 4% в октябре, а за весь 2018г. прирост цен будет 4.4% (благодаря низкой базе 2-ой половины 2017г.). Как следствие, реакцией ЦБ, возможно, станет ускоренное снижение ставки в нейтральный (по его оценке) интервал 6.5-7% к середине года, и сохранение её там во втором полугодии.

… ушла, но вероятно, еще не распрощалась



3. В качестве источника атипично низкой инфляции 2017г обычно фигурирует обнищание населения, реальные располагаемые доходы которого снижались 4-ий год подряд, что якобы придавило потребительский спрос, в частности, на еду. Она во в второй половине года, если снять сезонность, не дорожала вообще. Но это не совсем так. Как видно из обнародованного опять же в последний рабочий день прошлого года покомпонентного состава конечного спроса, как раз рост потребительских расходов был наиболее динамичным его «двигателем» - прирост (физобъёма) за год в 3-ем кв. 5.2% (почти втрое больше прироста ВВП за тот же период).

Так же, наиболее динамичным видом доходов в составе ВВП была оплата труда, выросшая в 3-ем квартале на 4.4% YoY в реальном выражении (дефлирована на рост потребительских цен). С учетом продолжающей снижаться доли чистых сбережений в доходах населения эта цифра вполне «рифмуется» с быстрым ростом потребительского спроса. Так что возможно, разрыв в динамике расходов и доходов домохозяйств (последние статистически считаются от первых, в том числе и заграничных, с досчётом на "теневые" доходы) просто объясняется какими-то методическими особенностями.

Главной же причиной, приведшей к снижению инфляции, равно как и к росту ВВП в физобъёме, стал приток импорта товаров и услуг на российский рынок. Он вырос на 17.8% в реальном выражении за 3 квартал 2017г. (к 3-м кварталам), потянув за собой оживление в обслуживающих импортные поставки видах деятельности (торговля, логистика, финансы и т.п.), внесших подавляющую часть позитивного вклада в прирост ВВП.

Правда, на протяжении 2017г. росли и ацикличные по отношению курсу рубля и объемам импорта отрасли – добыча полезных ископаемых (в 1-м пг.) и село (3-ий кв.). Так что совсем уж сводить успехи в управлении российской экономикой в минувшем году к влиянию выросшей цены нефти было бы не вполне честно. Тем более, что в наступившем году модифицированное («ацикличное» по отношению к потокам капитала) бюджетное правило, ограничивающее цену нефти для госсектора 40 долларами, позволит несколько сильнее купировать прирост ВВП и дезинфляцию под влиянием повышения цены нефти




Источник / https://zhu-s.livejournal.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=377630 обязательна
Условия использования материалов