Добро пожаловать в Веймар-1923, версия 2.0

Утром 24 января 2018 года на мировом финансовом рынке произошло важное, хотя и незаметное для многих событие. Индекс американской валюты (стоимость американской валюты относительно корзины ведущих мировых валют) пробил вниз важный технический уровень в 90 пунктов, сделал пару робких попыток вернуться назад и начал проваливаться дальше вниз. На момент написания данной заметки он находился у отметки 89,62 и продолжал снижаться.

Дополнительное влияние на ускорение этого процесса снижения американской валюты оказало заявление министра финансов США Мнучина о том, что слабая национальная валюта благоприятна для американской торговли и открывает новые возможности.

Если посмотреть в исторической перспективе, то у американской валюты еще есть достаточно пространства для снижения. Исторический минимум в 80 пунктов был зафиксирован в июле 2011 года, а два локальных минимума в 84 пункта наблюдались в октябре 1978 и июне 1995 годов.

Естественным ответом фьючерсного рынка на очередное удешевление американской валюты стал практически всеобщий рост фьючерсов на фондовом и, что гораздо важнее, на товарном рынке. Фондовый рынок в данном случае интересен лишь постольку-поскольку. Он давно оторвался от состояния реальной экономики, и это особенно ярко проявляется на таком показателе как соотношение цены и прибыльности (P/E ratio). Среднее значение этого показателя примерно 14. Оно означает, что потребуется 14 лет, чтобы отбить вложенные в покупку той или иной акции средства. Сейчас обобщенный показатель этой величины для индекса S&P500 находится у отметки 26,5, что почти вдвое больше средней величины, но это как средняя температура по больнице и ни в какой степени не сравнимо с результатами отдельных компаний. Например, для такого лидера биржевого рынка как Amazon.com этот показатель равен 343,9, для Netflix – 253,33, для специализирующейся на нефтегазовом оборудовании и услугах Halliburton – 235,81. Однако сейчас речь не о них и тех, кто, прикупив их по текущим ценам, вероятно, никогда не сможет вернуть свои средства обычным путем, и кого может спасти только спекуляция.

Такое резкое обесценивание американской и по совместительству мировой резервной валюты гораздо опаснее для обычных людей. Ее результатом будут два процесса, которые могут происходить как одновременно, так и с определенной задержкой друг относительно друга. Первый – это запуск центральными банками процесса обесценивания собственных валют, чтобы не допустить излишнего удешевления американской валюты относительно них. И это не было бы столь серьезно, если бы производимые по всему миру центральными банками фантики были оторваны от реальной жизни. Однако они тесно связаны с ней и влияют на нее. Поэтому второй процесс – потеря бумажными валютами своей покупательной способности и удорожание сырья, материалов и конечных изделий, включая, продукты питания, одежду, топливо, товары первой необходимости – будет касаться всех и каждого, и его влияние особенно сильно обычно сказывается на самых бедных и незащищенных слоях населения.

Ярчайшими примерами того, что происходит, когда подобные процессы достигают своих крайних форм, могут служить примеры Веймарской республики образца 1923 года или совсем недавней Зимбабве. Там тоже бешеными темпами росли фондовые индексы, но столь же быстро обесценивалась и бумажная необеспеченная валюта этих стран. Пока всё не лопнуло окончательно. Что-то похожее, судя по всему, американцы решили провернуть и со своей валютой. Разница лишь в том, что, решив пожертвовать валютой ради роста биржевых индексов, они, возможно, рассчитывают, что в критический момент смогут удержать свою валюту от полной катастрофы. Как показывает исторический опыт, пока такое еще никому не удавалось, и когда пузырь начинал лопаться, остановить его уже не могли. Это в полной мере относится и к американской валюте, которая базируется исключительно на доверии к ней и тем структурам, которые ее выпускают. Если же оно исчезнет, то за зеленый американский фантик можно будет получить только в морду, поскольку огромная масса людей во всем мире не без оснований посчитает себя обманутой.

Лекарство от этой грядущей вакханалии конкурентных девальваций и инфляции во всех ее формах существует. Оно проверено временем и остается совершенно надежным до сих пор. Лучшим средством от всего этого и прочих негативных финансово-экономических воздействий были и остаются твердые обеспеченные деньги, которыми на протяжении веков выступали драгоценные металлы – физическое золото и серебро. В отличие от печатной продукции, выпускаемой центральными банками, реальные деньги ценны сами по себе, также как и те товары и услуги, на которые они могут быть обменены всегда и везде практически по всему миру. Поэтому совершенно неудивительно, что они также отреагировали ростом на обесценивание своего основного конкурента. Что-то подсказывает, что это лишь самое начало процесса, когда на смену бумажным необеспеченным валютам вновь вернутся твердые обеспеченные деньги, и никакие валюты или криптовалюты помешать им в этом не смогут. Пока же рост мировой биржевой цены желтого металла за прошедшие 24 дня с начала года составил более 4%.
Источник / https://alexandrlezhava.livejournal.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=380083 обязательна
Условия использования материалов