Следующий Маэстро

“I’m making records, my fans they can’t wait They write me letters, tell me I’m great” – Joe Walsh
В следующей статье рассказывается о том, что воспринимаемое многими как экономическое процветание последних десятилетий во многом является результатом беспринципности политиков. Те, кто отвечает за монетарную политику, неоднократно отказывались действовать в лучших интересах общества, пытаясь либо избежать критики, либо сохранить свой статус. Хотя этот момент зачастую игнорируется, указанная динамика имеет решающее значение для формирования долгосрочных ожиданий касательно цен активов.

Современный процесс печати цифровых долларов из чистого воздуха, буквально из ничего, напоминает о латинской фразе “ex nihilo, nihil fit”, которая переводится как “из ничего, ничего не приходит”. Если это утверждение верно, и недолгие размышления, несомненно, приводят к логическому выводу, что все так и есть, то тогда чего же хотят достичь центральные банки, производя на свет валюту из… ничего? Чего они хотят добиться, устанавливая процентные ставки на отметке ниже, чем ничего? Если ничто не может происходить из ничего, то тогда и идея о том, что, печатая доллары и раздувая цены активов можно создать что-либо (продолжительное органическое восстановление экономики), ошибочна.

Хотя чистый результат такой политики для самой экономики будет нулевым, для отдельных лиц этот результат, по-видимому, будет выражаться в перераспределении богатства в экономике. В конце концов, становится ясно, что эти практики не приносят выгоду широкой публике, а скорее работают на пользу крупным финансовым институтам, а аргументация достоинств такой политики – это отражение политической целесообразности и высокомерия. Если все это было бы не так, тогда зачем Федеральный Резерв привлекал ветеранов-лоббистов (бывший сотрудников компании Enron и администрации Клинтона) в последующие несколько месяцев после финансового кризиса?

Дома на холме и пятнадцать авто

Человек, которым овладевает идея создания чего-либо из ничего, – и особенно денег, – в какой-то мере хочет уподобить себя Богу. И это стремление к богоподобности все более заметно у каждого нового поколения руководителей Федерального Резерва. В последние годы нас все более настойчиво заставляют свыкнуться с мыслью, что их суждения и авторитет безукоризненны.

Алан Гринспен: Абсурдное отношение к руководителям центральных банков, будто бы они являются рок-звездами, было популяризировано Аланом Гринспеном. Он приобрел статус знаменитости, продвинув интервенционизм Федерального Резерва, как никто из его предшественников. Вот некоторые его авторские работы: быстрое восстановление рынка акций после краха в Черный Понедельник 1987 года, знаменитый термин “иррациональное изобилие”, появившийся в 1996 году, его появление на обложке журнала Time в качестве члена “Комитета по спасению мира”, возникновение ключевого рыночного термина “Пут Гринспена”, и, конечно же, книга, написанная о нем знаменитым репортером Washington Post Бобом Вудвордом задолго до окончания его пребывания на посту главы Федрезерва. Это те вещи, к которым стремится каждый председатель Феда – на самом деле, к этому стремится каждый руководитель центрального банка, в какой бы стране мира он ни жил.

Бен Бернанке: Так отчаянно желавший быть похожим на своего предшественника, Бен Бернанке не стал ждать, когда кто-то напишет о нем книгу, поэтому, уйдя в отставку с поста председателя Федрезерва, он написал эту книгу сам, без лишней скромности назвав ее “Мужество действовать”. В дополнение к его публичным выступлениям, за которые он получает высокие вознаграждения, его отчаянное стремление к известности также проявляется в услугах консалтинга, которые он оказывает некоторым крупнейшим хедж-фондам, а также в его нерегулярной блоггерской деятельности. Его наследие, которому он так стремится придать выгодную для него форму, похоже на ту позолоченную скульптуру, которую изваял для себя Гринспен.

Джанет Йеллен: Занимая пост Председателя Федрезерва, Йеллен оказалась бенефициаром фортуны, и она не сделала ничего, чтобы поправить курс корабля. Как пишет New York Times, “снижающийся уровень безработицы и неизменно низкий уровень инфляции превратили Миссис Йеллен в феномен поп-культуры”. Эта гипербола, использованная для того, чтобы пролоббировать для Джанет Йеллен статус рок-звезды, смехотворна. Здоровье экономики в ее естественном состоянии портится посредством чрезмерного использования долга. Пропасть имущественного неравенства между богатыми и бедными еще никогда не достигала такой ширины, как при Йеллен, и она многое сделала в деле уничтожения среднего класса, придерживаясь политики “наказания сберегателей”, удерживая процентные ставки вблизи нуля. Политика просачивания доходов привела к росту активов, что, несомненно, принесло выгоду богатым в ущерб всему обществу. Ориентируясь лишь на традиционные метрики инфляции, она использовала свои полномочия, чтобы продолжить кризисную политику печатания денег и способствовать дальнейшему накоплению долгов. Вероятно, что неспособность нормализовать монетарную политику несколько лет назад посеяла семена следующего кризиса. Как и в случае с Бернанке, она вошла в историю как “великий” руководитель центрального банка, но этот статус будет проверен временем и конечным результатом этого экономического цикла.

Джером Пауэлл: Найдет ли у себя нынешний председатель Федрезерва Джером Пауэлл мужество действовать? Подвергшийся резкой критике в конце 1970-х и начале 1980-х годов за повышение процентных ставок и временное удушение экономической активности, председатель Федрезерва Пол Волкер имел характер, чтобы пожертвовать своей популярностью и принять удар за краткосрочные последствия в обмен на долгосрочные экономические выгоды. Он сделал это, потому что сдерживание инфляции было в интересах страны. У Мистера Пауэлла есть выбор. Он может делать то, что лучше для страны, или он может попытаться стать “феноменом поп-культуры” и продолжать идти по проторенной дорожке, но он не может сделать все это вместе. Время покажет.

… Перед падением

Стремление современных руководителей центробанков к индивидуальной славе и наследию противоречит той роли, которую они играют в формировании бизнес-цикла. Их влияние на траекторию экономики должно быть настолько тонким, что его едва ли можно было бы уловить. Как и в случае с МакКейбом, Мартином и Бернсом, немногие должны знать их имена. Несоответствие этой страсти среди властной элиты, которая управляет печатным станком в крупнейших экономиках мира, тем задачам, которые они должны решать, сродни контрасту между гордыней и смирением. Любой, кто думает про себя что он обладает квалификацией, чтобы управлять монетарной политикой в сложной системе крупной экономики, не имеет необходимого смирения, и он слишком обманут своей гордыней, чтобы годиться на такую работу. Человек, подверженный гордыне, всегда смотрит сверху вниз на вещи и на людей и, конечно же, когда он смотрит вниз, он не может понять, что больше — наилучшие интересы людей или демократия.
Источник http://finview.ru/ https://realinvestmentadvice.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=381537 обязательна
Условия использования материалов