Приближающаяся зима недовольства

Трагедия заключается в том, что слишком малое количество людей прибегает к действиям, когда крах предсказуемо неизбежен, но еще не проявляется в повседневной жизни.

Этот холод, который вы ощущаете в финансовой погоде, возвещает о приближении беспрецедентной — и для большинства людей неожиданно суровой — зимы недовольства. Вместо того, чтобы смягчать тона, рассказывая о грядущих катаклизмах, давайте просто поговорим откровенно: ни одно из обещаний, которые были даны вам, не будет выполнено.

Речь идет о недвусмысленных обещаниях предоставить гарантии дохода и права на здравоохранение и т. д., и о подразумеваемых обещаниях, которые не нужно формулировать открыто: валюта, которая сохраняет свою ценность, высокоэффективная общественная инфраструктура и т. д.

Почти “бесплатное” (для вас) здравоохранение: нет.

Щедрые государственные пенсии: нет.

Социальное обеспечение с покупательной способностью эквивалентной счетам, выставленным сегодня: нет.

Что касается подразумеваемых обещаний:

Национальная валюта, которая сохраняет свою ценность: нет.

Высокоэффективная общественная инфраструктура: может быть, в нескольких местах, но не повсюду.

Работающая демократия, в которой простые граждане могут влиять на изменения, даже если структура власти защищает дисфункциональный и коррумпированный статус-кво: нет.

Система высшего образования, которая позволяет своим выпускникам получать хорошую работу в реальной экономике: скорее нет.

Дешевое, обильное ископаемое топливо и электричество: во время эпизодов рецессии, да, но в обычное время, нет.

Высокий доход на стандартный капитал (тот, что создается и распространяется центральными банками): нет.

Правительство, которое может бесконечно заимствовать триллионы долларов, не оказывая влияния на процентные ставки или реальную экономику: нет.

Рост зарплат, который не отстает от реальной инфляции: нет.

Беспрестанно растущие корпоративные прибыли: нет.

Вы поняли, о чем речь: статус-кво не сможет выполнить бесчисленные обещания, данные публике, явные и неявные. Причину не сложно понять:

Правительства ревностно защищают свое право на создание валюты (“денег”) из воздуха. Это процесс известен как сеньораж. Технически, это прибыль, полученная за счет выпуска “денег” с рыночной стоимостью выше себестоимости их изготовления. Например, если стоимость изготовления $100 стоит 10 центов, то сеньораж правительства составляет $99,90.

(Центральные банки являются частью правительства. Хотя центральный банк Америки, Федеральный резерв, находится в частной собственности, он тем не менее функционирует как центральный банк федерального правительства).

Чтобы вознаградить друзей и выиграть выборы, политики обещают отблагодарить их впоследствии. Основным донорам кампании обещаются налоговые льготы. Крупнейшим корпорациям обещают дать разрешение построить картели или монополии. Частным банкам обещают дешевый кредит. Общественным объединениям выдаются обещания поднять заработные платы. Избирателям обещают построить инфраструктуру, а также увеличить траты на образование и социальные нужды.

И т.д.

Финансирование всех этих постоянно расширяющихся обещаний требует более высоких налогов. Любая попытка сократить финансирование, обещанное какой-либо группе, приводит пробуждению лоббистов, которые начинают шумно заявлять о наступлении бедствия, если даже копейка из обещанных сумм не будет выделена.

Что касается повышения налогов, то такой подход не только политически непопулярен, но и имеет экономические последствия: каждый дополнительный доллар, взятый в виде налогов, отнимает один доллар у домохозяйств и предприятий, которые могли бы его потратить, сэкономить или инвестировать.

Если бы каждый дополнительный налоговый доллар был использован в экономике с такой же эффективностью, как и у частных расходов и инвестиций, то эти дополнительные правительственные расходы уменьшали бы расходы домохозяйств и предприятий на ту же сумму, при этом последствия оказались бы примерно таким же, как и без повышения налогов. Проблема, однако, заключается в том, что правительствам недоступна эффективность трат домохозяйств и компаний.

Так как же политикам выполнять все свои обещания, которые со временем стоят все дороже и дороже, не создавая при этом неблагоприятные политические или экономические последствия? Заимствуйте и/или создайте деньги, необходимые для финансирования обещаний. Фактически, это один из механизмов, как показала на своем примере Япония: правительство заимствует триллион, затем центральный банк создает триллион из воздуха и покупает правительственные облигации.

Если центральные банки могут удерживать низкие процентные ставки, стоимость обслуживания нового долга является совсем не большой — и проценты могут выплачиваться за счет дальнейших заимствований. Если центральный банк покупает новый долг, то это похоже на финансовый перпетуум мобиле: правительство может заимствовать неограниченную суммы валюты, так как каждая новая казначейская облигация аккуратно покупается центральным банком за новую валюту, создаваемую из воздуха.

Таким образом, создается самоусиливающаяся петля обратной связи. Легкость заимствований и изначально скромные затраты на обслуживание этой дополнительной задолженности стимулируют бо?льшую зависимость от заимствований в попытке выполнить все свои политические обещания.

Последствия увеличения темпа создания валюты/государственных заимствований видны не сразу, так как буферы финансовой системы компенсируют/ослабляют неблагоприятные последствия.

Другими словами, режим неограниченного создания денег/неограниченных заимствований выглядит стабильным и устойчивым, поскольку риски и последствия таких практик оказываются погребены глубоко в финансовой системе.

Но кажущееся отсутствие последствий не означает, что их никогда не будет. Дело в том, что дисбалансы и крайности накапливаются под поверхностью финансовой системы, а в это время ее буферы истончаются. Новые крайности необходимы для поддержания системы на плаву, но никакого верхнего ограничителя для процесса создания денег или новых правительственных заимствований нет.

Когда буферы ломаются, все накопленные последствия проявляются внезапно. Вот диаграмма черного (“свободного”) обменного курса венесуэльского Боливара на американский доллар.

Нас убеждают, что “здесь такого случиться не может”, но история говорит нам о том, что в конечном итоге это всегда “случается здесь”. Десять лет назад мало кто из представителей среднего класса Венесуэлы считал, что их национальная валюта может так обесцениться, что 100 000 боливаров будут стоить всего лишь 41 американский цент.

График показывает динамику: валюта может разрушаться в течение многих лет с небольшими явными последствиями, а затем буферы внезапно рушатся, и валюта становится практически бесполезной.

Коллапс покупательной способности валюты может быть медленным или быстрым. Десять лет при годовой инфляции 10% в экономике с нулевой инфляцией заработной платы сделает свое дело. Подобным образом, внезапный кризис доверия обесценивает валюту в короткий промежуток времени: никто не хочет расставаться с чем-либо ценным в обмен на эту валюту.

Ужасный финансовый ураган уничтожает все накопленные сбережения (то есть накопленную покупательную способность) у всех людей, кто хранит валюту в качестве “средства сбережения”. Только те, кто перевел свою валюту в надежные объекты, сохраняющие стоимость, до коллапса (объекты, которые не может экспроприировать правительство), сохранили свои сбережения/покупательную способность.

Подобно тому, как здания незаметно ветшают до того, как они обрушиваются, превращаясь в кучу обломков, подрыв национальных валют чрезмерным выпуском новой валюты/кредита и эмиссией государственного долга также неощутим. Политики и функционеры, на ком лежит вина за разрушение валюты, сначала нервничают, что рынок может учуять их прегрешения; но спокойное отношение рынков и общественности к их мошенничеству дает им зеленый свет для увеличения выпуска валюты и долга.

Их уверенность в том, что они смогут уйти, выполнив все данные ими обещания деньгами, заимствованными из будущего, приводит к неизбежному фатальному итогу.

Трагедия заключается в том, что слишком малое количество людей прибегает к действиям, когда крах предсказуемо неизбежен, но еще не проявляется в повседневной жизни. Крики о том, что нам что-то обещали, не предотвратят приход урагана.
Источник http://finview.ru/ https://www.oftwominds.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=384578 обязательна
Условия использования материалов