Золото и серебро. Воспоминания о будущем?

Фундаментальные факторы спроса и предложения на рынках золота и серебра выглядят неоднозначно в ближайшем будущем. Средние цены на #золото и #серебро за последние несколько лет нанесли серьёзный ущерб горнодобывающей промышленности. Добывающие компании продолжали эксплуатировать существующие шахты, иногда даже при низкой рентабельности или убытках, а также сокращали инвестиции в разведку и разработку новых проектов. Казалось, это означало годы стагнации или даже снижения будущих поставок. Однако всё не так плохо. Компании извлекли уроки и реализовали программы сокращения издержек и наращивания капитальных вложений, расходов на разведку и новые проекты.

Посмотрим, например, на ситуацию за последние пять лет с себестоимостью AISC (общие затраты на добычу одной тройской унции All-in sustaining costs) добычи серебра у некоторых крупных добывающих компаний:

Золото и серебро. Воспоминания о будущем?


Как видите, компании сокращали свои издержки. Я не хочу повторяться, поскольку уже подробно писал на эту тему в статье «Вновь о возможном сокращении, издержках и особенностях добычи золота и серебра». Хочу только отметить, что компания Tahoe Resources Inc. так до сих пор и судится с властями Гватемалы по поводу возобновления нормальной добычи на рудниках Escobal – второго по объёмам добычи почти исключительно серебряного месторождения в мире. Риски юрисдикции продолжают влиять на предложение металла. Основные же объёмы первичного производства серебра сейчас добываются на комплексных месторождениях, где серебро – побочный или сопутствующий продукт добычи других металлов.

Согласно данным геологической службы США (USGS), после 2014 года добыча серебра в мире снижалась:



Мировое производство первичного серебра сократилось в 2017 году до 25 000 тонн, главным образом в результате сокращения добычи на шахтах в Аргентине, Австралии, Боливии, Чили, Перу и США. Крупнейшие мировые производители серебра показали сокращение производства из-за проблем с лицензированием в конкретных юрисдикциях, истощением рудных тел и забастовками рабочих в различных проектах. В США, скажем, добыча серебра сократилась на 11% в 2017 году по сравнению с 2016 годом в основном из-за забастовки на одном из четырёх первичных серебряных рудников, которая началась во втором квартале 2017 года. С учётом сокращения физического спроса и относительно умеренных цен на серебро, развитие новых проектов также замедлилось.



Серебро остаётся доминирующим продуктом только на нескольких крупных месторождениях в мире. Основные объёмы серебра добываются в качестве побочного продукта на свинцово-цинковых, медных и золотых рудниках в порядке убывания производства. На месторождения полиметаллических руд, из которых извлекается серебро, приходится более двух третей мировых запасов и запасов серебра в США. Самые последние открытия новых месторождений были связаны с разведкой золота, где серебро – сопутствующий металл. Однако обнаружение новых медных и свинцово-цинковых месторождений, которые содержат побочное серебро, будут и впредь определять значительную долю запасов и ресурсов серебра в будущем.

Что касается золота, я уже приводил статистику USGS в статье «Золото. Обзоры рынков и прогнозы. Часть I». Здесь хочу показать изменения объёмов мирового производства золота добывающими компаниями с 2005 по 2017 год по данным USGS. В 2005 году во всём мире шахтёрами было произведено около 2470 метрических тонн золота. К 2008 году добыча сократилась до локального минимума 2300 тонн, однако с тех пор неуклонно возрастала, достигнув 3150 тонн в 2017 году.



А дальше начинается «Terra Incognita» - область прогнозов. Прогнозы – тема неблагодарная, но тем не менее, вот интересный прогноз от BMO Capital Markets изменения первичного предложения золота от добывающих компаний до 2025 года.



Если мы посмотрим на исторические данные USGS, такие объёмы добычи, как предполагает BMO Capital Markets в 2025 году – 2000 тонн, были зафиксированы последний раз в 1989 году, и с тех пор эти объёмы только росли.



По крайней мере, BMO предполагает рост добычи до 2019 года. Уже хорошо. Посмотрим, что считает The Silver Institute в сравнении с USGS:

Баланс спроса и предложения на мировом рынке серебра в 2018 году будет склонен к небольшому дефициту, при этом и спрос, и предложение, достигнут величины около 1 млрд унций каждый (31,1 тыс. тонн). Первичное мировое предложение металла сократилось на 1% в 2016 году, который стал первым годом снижения после 14 лет постепенного роста. В 2017 году тренд продолжался, и по итогам года мировое предложение первичного серебра сократилось ещё на 2% — до 870 млн унций (27 тыс. тонн). Перебои в производстве металла в Южной Америке на фоне снижения капитальных затрат в последние пять лет, снова повлияют на добычу в текущем году. Однако, активное восстановление цен на базовые металлы с начала 2018 года может оказать небольшую поддержку производителям попутного серебра.

Предложение вторичного серебра в прошлом году немного увеличилось за счёт большого объёма переработки лома промышленных процессов. Несмотря на то, что с 2011 года сектор снижал объёмы, в текущем году объёмы стабилизируются на уровне 150 млн унций, что будет составлять примерно 15% от общего предложения.

В 2018 году на рынке ожидается небольшой дефицит серебра. Все надземные запасы металла (above-ground stocks, включая металлы, не участвующие в текущем спросе и предложении, которые находятся на длительном хранении у инвесторов, на складах компаний, в банках и т.д.) будут использованы, чтобы компенсировать его недостаток. Такое развитие будет положительным, так как по итогам прошлого года запасы выросли на 9% на фоне слабого спроса в США и Азии. Данные на конец 2017 года пока не известны, но на конец 2016 года запасы серебра составляли 2,6 млрд унций (81 тыс. тонн).


Вообще, на крайне непрозрачном рынке золота и отчасти – серебра, сложно оценивать истинные объёмы предложения. Скажем, аккредитация на LBMA Good Delivery List во всём мире признана эталоном для поставок золотых и серебряных слитков, учитывая строгие критерии, которым должен удовлетворять аффинажёр. Поставки аккредитованных на LBMA аффинажных предприятий составляют около 90% мирового годового производства золота.

98 предприятий аккредитованы на LBMA, и все они обязаны подтверждать происхождение металла и сообщать о своей приверженности ответственному сорсингу. Они должны пройти строгие проверки относительно их истории на рынке, их финансового состояния и способности производить слитки, отвечающие строгим стандартам London Good Delivery (LGD).



Таким образом, через структуры LBMA, так или иначе, проходят 90% от всех поставок физического металла в реальных 400-унцовых слитках LGD (около 12,5 кг) на внебиржевых (OTC) и биржевых рынках. На ежегодных конференциях, проводимых LBMA, оцениваются годовые объёмы производства слитков LGD из аффинированного металла – стандартных 400-уцовых слитков золота и 1000-унцовых слитков серебра.



Конечно, эти цифры не отражают поставки золота для промышленных применений в виде гранул, несертифицированных слитков или сплава Доре, содержащего не менее 70 % золота и/или серебра. К тому же аффинаж производится также при переработке золотого лома (скрапа), переплавке нестандартных слитков и т.п. Поэтому эти цифры интересны только в плане более-менее адекватного понимания истинных объёмов торгов на Loco London и других мировых площадках, которые, если смотреть, скажем, на данные оборота от LBMA или SGE, превышают ежемесячно все мыслимые и немыслимые запасы физического золота на Земле. Вот, например, данные по обороту на SGE за январь 2018 года:



Кратко посмотрим на спрос. USGS:

В 2017 году мировое потребление серебра, по оценкам, сократилось на 5% по сравнению с 2016 годом. Значительное снижение потребления серебра в монетах и слитках, которое, по прогнозам, упадёт до 10-летнего минимума после рекордно высоких продаж в 2015 году, слегка компенсируется увеличением потребления для промышленного производства и изготовления ювелирных изделий. В промышленных применениях ожидается, что потребление серебра для пайки и сплавов, электроники, оксида этилена и солнечных батарей возрастёт в 2018 году. Глобальные запасы аффинированного серебра продолжали расти и, по прогнозам, достигли 10-летнего максимума из-за сокращения потребления физического серебра.

Цифровое изображение, киноплёнка с пониженным содержанием серебра и ксерография заменяют традиционные фотографические приложения для серебра. Хирургические штифты и пластины могут быть изготовлены из нержавеющей стали, тантала и титана вместо серебра. Нержавеющая сталь может заменить серебряную посуду. Несеребряные батареи могут заменить серебряные батареи при внедрении некоторых технологий. Алюминий и родий можно использовать для замены серебра, которое традиционно использовалось в зеркалах и других отражающих поверхностях. Серебро может использоваться для замены более дорогостоящих металлов в каталитических нейтрализаторах для автомобилей.


Однако самый большой рынок и сектор роста для промышленного использования, как серебра, так и золота, помимо того, что они являются инвестиционными драгоценными металлами, находится в технологических применениях. Посмотрим на Apple (AAPL) iPhones, iPads и аналогичные продукты конкурентов. Одна только Apple создала огромный промышленный спрос на драгоценные металлы. Вот посмотрите, что находится внутри чипов в современных iPhone:



Золото, как и серебро, широко используется в этих высокотехнологичных устройствах. В среднем в каждом сотовом телефоне или смартфоне сейчас используется около 0,19 г серебра. Казалось бы, это не так много для одного телефона, однако следует учитывать, что в 2017 году в мире насчитывалось более 5 млрд мобильных абонентов, число которых продолжает расти. Предполагая в среднем серебро по 19 центов на телефон, мы генерируем спрос на серебро на сумму около $ 1 млрд только на новых мобильных устройствах, при условии, что каждый из этих 5 млрд подписчиков заменяет свой телефон только один раз.

В старых сотовых телефонах, электронике, фотографических плёнках и прочих приложениях, которые уже выведены с рынка, много золота и серебра. Они сейчас рециклируется. Однако для устройств с очень малым содержанием металлов (например, новых смартфонов) рециклирование часто неэффективно или даже практически невозможно из соображений рентабельности. Сейчас перерабатывается только около 10% всех старых телефонов. Поэтому по большей части в новых устройствах будет использоваться первичное золото и серебро.

Что касается прогнозов, они самые разные. Например, эксперты банков, опрошенные FocusEconomics в декабре прошлого года, прогнозируют следующие цены на серебро:



Goldman Sachs на неделе обновил свои прогнозы цен на золото в 2018 году. Теперь он ожидает $ 1350 за унцию через три месяца, $1375 через 6 месяцев и $ 1450 через 12 месяцев. Предыдущие прогнозы банка на этот год были гораздо ниже: $1225 - 3 месяца, $ 1200 - 6 месяцев, $ 1225 - 12 месяцев. А Bridgewater Associates миллиардера Рэя Далио, согласно отчёту в SEC, увеличила вложения в ETFs SPDR Gold Shares и iShares Gold Trust в IV квартале 2017 года. В понедельник управляющий фондом сказал, что риски рецессии в следующие 18-24 месяца возрастают. В прошлом году Рэй рекомендовал инвесторам рассмотреть возможность размещения от 5% до 10% портфеля активов в золоте.

Я уже давно не доверяю всем этим прогнозам, особенно от крупных банков и спекулянтов. Краткосрочно они чаще оказываются правы, но средне- и долгосрочно, увы, гораздо реже. Зачем маркетмейкерам рассказывать о своих планах каждому встречному?
Источник / https://ru-precious-met.livejournal.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=384719 обязательна
Условия использования материалов


Премиальный форекс брокер

1) Бонус за регистрацию и пополнение торгового счета 100% 2) Многократный бонус за пополнение торгового счета 50% 3) Отсутствие комиссии за пополнение и снятие

Регистрация счета

Брокер бинарных опционов

Binarium предоставляет профессиональные услуги начиная с 2012 года. Получите бонус 100% на депозит от 2000 рублей

Регистрируйтесь через социальные сети