Рынок опционов и обучение торговле

23 февраля 2018 utmagazine | Интервью
Джонатан Роуз (Jonathan Rose) стал таким трейдером, каким есть сейчас, благодаря тому, что использовал свой опыт работы биржевым маклером на Чикагской товарной бирже (CME) и в Чикагской торговой палате (CBOT) для выработки идей, имеющих практическую ценность в трейдинге.

Джонатан, расскажите немного о себе и о том, как вы заинтересовались торговлей.

Конечно. После окончания колледжа в 1997 году я переехал в Чикаго. Я всегда хорошо работал с числами и имел желание торговать. Поэтому у меня было два варианта - Нью-Йорк и Чикаго. В Чикаго мне удалось получить хорошую работу биржевого маклера на товарной бирже. Я занимался этим с 1997 по 2003 годы. Я собирался в конечном итоге вернуться в Нью-Джерси, но сумел найти хорошую работу в Чикаго и остался здесь. Здесь же познакомился со своей будущей женой, у нас появились дети. Так что, теперь я не планирую возвращаться.

С 1997 по 2003 годы я торговал Nasdaq на товарной бирже. В то время он ходил то по прямой вверх, то по прямой вниз. То было хорошее время для торговли Nasdaq, это был щадящий инструмент. Я торговал так называемый базис. Такая торговля строится на небольшой разнице между спотовой ценой определенного актива и ценой фьючерсного контракта на него. И вот однажды Nasdaq замедлился, просто иссяк. До этого люди каждый день зарабатывали деньги, а затем вдруг, в течение шести месяцев, тут и там начали закрываться предприятия. Я понял, что надо что-то менять. Несколько парней с биржи ушли в компанию, торговавшую облигациями. Я поговорил с ее руководителем и решил присоединиться к ним. В то время там было шестеро сотрудников. Я проработал там восемь лет. В течение этого времени Федеральный резерв то поднимал ставку, то понижал ее, так что скучать было некогда. Я наконец-то попал на действительно хороший, активный рынок. Компания разрослась с шести до более чем двухсот сотрудников. В 2010 году ее выкупила Peak6. После этого у меня был годовой перерыв, связанный с обязательством не участвовать в конкуренции. Но я с радостью занялся своим первым Ironman и целый год получал деньги, ничего не делая.

После этого опционы пережили огромный подъем. Я знал, что трейдер, работающий на собственные деньги, по-прежнему мог найти свое преимущество на рынке. Поэтому я внес на торговый счет некоторую сумму и стал маркетмейкером на Чикагской опционной бирже (CBOE). Вот и вся моя карьера.

Чем вы занимаетесь сейчас?

В конце 2015 года со мной связался товарищ, который занимается обучением, и сказал, что может создать сайт, если я согласен проводить на нем обучение. Мой стиль торговли дает большую гибкость, поэтому я ответил, что готов попробовать. Дело продвигалось очень быстро. Быстрее, чем я ожидал. Думаю, это связано главным образом с уникальностью контента, основанного на моем опыте профессионального и розничного трейдера.

В чем уникальность вашего контента?

Я преимущественно учу торговать фьючерсами на облигации, используя кривую доходности, относительную ценность на кривой доходности и оценку стоимости опционов. Что касается торговли опционами, мне нравится охотиться. Я - человек, больше склонный к анализу. Поэтому мне нравится искать опционы, цена на которые менее чем на $0.5 отличается от цены на акцию, с недооцененной волатильностью, но где можно ожидать неплохого движения. Я учу трейдеров рисковать в опционах фиксированной суммой ради крупной прибыли. Эти два компонента и делают мое предложение уникальным. При обучении, я много внимания уделяю управлению позициями. В самом начале очень многие люди хотели научиться торговать. Но я понял, что людям нужна была идея для торговли, и если я давал им что-то работающее, они считали, что я умный и кое-что знаю. Но если это не работало, они искали кого-то другого. Это было совершенно нереально, потому что они не имели представления о том, как управлять своими позициями. Я глубоко уверен, что если 10 человек совершат абсолютно одинаковые сделки, они получат 10 совершенно разных результатов. Поэтому аспект управления капиталом гораздо важнее, чем возможность оказаться в правильной сделке. По этой причине я стараюсь устанавливать долгосрочные отношения с теми, кто хочет учиться.

Есть ли большая разница между трейдерами, работающими с акциями и опционами?

По моим наблюдениям, розничные трейдеры, торгующие или желающие торговать опционами, отличаются тем, что они не понимают, что опционы - это всего лишь производный инструмент от акции. Поэтому, когда они покупают колл, и этот колл находится в деньгах, то многие розничные трейдеры хотят сразу же забрать прибыль. Я учу их торговать базовой акцией вокруг своей позиции. Это называется скальпированием гамма.

Трейдеры опционами применяют скальпирование гамма для компенсации тета (времени), которая является результатом опционной премии. Многие трейдеры плохо понимают, что такое гамма. А это - мера скорости изменения дельта опциона. Чтобы было легче понять гамма, надо сначала выучить тета (временная эрозия). Гамма - это противоположность тета. Я об этом много рассказываю. Я рассказываю о финансировании позиций и исполнении опционов. Мое секретное оружие состоит в том, чтобы заставить их мыслить в терминах волатильности, а не спекулятивного направления.

Я не пользуюсь никакими индикаторами и не даю никаких 100% гарантий на конкретную неделю. Я стараюсь отличаться от тех, кто дает пустые и бессмысленные обещания. Я хочу, чтобы люди захотели начать учиться торговать и уделяли этому время. Это непросто. Но если вы инвестируете свое время и торгуете на бумаге в течение 4-5 месяцев, то сможете доказать себе, что способны делать эту работу, прежде чем станете рисковать реальными деньгами. Все хотят быстро окунуться в рынок и торговать сразу на реальном счете. Они не воспринимают торговлю на бумаге, как реальную, да она таковой и не является. Но она отлично подходит для обучения и практики. Лучше учиться не теряя деньги. Вы обретаете уверенность, создаете свой банк памяти и получаете опыт. Затем, когда вы готовы, можно начать рисковать деньгами.

Мы разрабатываем разные упражнения, с помощью которых люди могут доказать, что способны заработать $200 в неделю или любую другую сумму. Мне нравится использовать аналогию с бегуном на длинные дистанции, так как я сам бегаю марафон. Находясь во время марафона на 15-м километре, нужно думать о 17-м, а не о 42-м. Чтобы скорее попасть домой, марафонцу на 15-м километре не нужно бежать быстрее. Нужно быть умным и беречь энергию. Ставить перед собой небольшие цели, но не забывать об общей картине. Этому же я учу и в торговле. Как правило, я призываю всех не торопиться и осознать, что, как и в любой другой профессии, этому нельзя научиться за три дня. Значительно полезнее, когда человек готов обучаться.

Многие ли приходят с надеждой быстрого заработка?

Я с самого начала даю понять, что, если они ищут именно этого, то обратились не к тому человеку. Думаю, что это повышает доверие ко мне со стороны конечного пользователя. Я обнаружил, что, поскольку я общаюсь с клиентами по телефону, то все они настроены скептически, и это справедливо. Предложений много, и многие клиенты раньше уже тратили деньги, ничего не получив взамен. Именно поэтому я акцентирую внимание на том, что, если вы ищете быструю отдачу, то вам - не ко мне. Но если вы хотите узнать о необычной активности опционов, научиться отслеживать институционалов, понимать разные аспекты опционов и уметь их интерпретировать, то я с радостью помогу.

Во многих случаях люди используют индикаторы, не понимая формул, на которых они основаны. Я ищу такие вещи, как необычная активность опционов или замораживание капитала после IPO, в результате чего на рынке появляется больше предложения, чем может переработать средний дневной объем торговли акции. Таким образом, для каждой сделки у меня должны быть основания - в этом мой метод.

Глядя на волатильность в условиях низких объемов, насколько трудно найти что-то для торговли?

Мне нравится находить потайные кармашки. Например, железная руда торгуется активно. Сталь торгуется очень активно. А сейчас золотодобывающие компании, которые традиционно являются самым волатильным сектором рынка, находятся на исторических минимумах. Когда золотодобывающие компании выстрелят, произойдет их переоценка. Я не торгую такие вещи, как Apple (AAPL). Там 100 аналитиков, 100 маркетмейкеров, поэтому в таких акциях наиболее эффективное ценообразование. В таких акциях больше возможностей, но, по моему мнению, автоматические маркетмейкеры делают такие инструменты слишком тесными.

Мое преимущество на рынке, как маркетмейкера, состоит в том, что я научился оценивать опционы с точностью до цента. И этим умением я делюсь с другими. Я просматриваю несколько названий - ликвидных, но в которых не более пяти аналитиков. Может быть 1-2 аналитика и парочка маркетмейкеров. Это затрудняет их правильную оценку широким кругом участников рынка. Здесь я имею преимущество.

Вот почему я перестал быть маркетмейкером. Я не был конкурентоспособным на рынке шириной пять центов в акции, которая слабо торгуется. Мне лучше быть по другую сторону сделки и иметь выбор - покупать или продавать. Если вы - маркетмейкер, вас постоянно раздражают люди, имеющие гораздо больше информации.

Думаю, каждый должен знать, в чем его преимущество. В чем особенность такой торговли? Использование индикаторов дает более глубокое понимание. Для поиска точек входа и выхода из сделок я могу пользоваться техническими индикаторами, но нужно что-то более существенное, чтобы вникнуть и поставить на кон деньги.

Чем торговля фьючерсами отличается от торговли опционами?

Торговля фьючерсами, на которой я специализируюсь, - это как раз то, чем я занимался в компании восемь лет. Как и остальная моя торговля, она основана на относительной ценности. Если смотреть на кривую доходности, двухлетнюю или пятилетнюю, нужно рассматривать их относительно друг друга. Я стараюсь найти в кривой доходности небольшие аномалии. Например, если на рынок заходит Китай и покупает целую кучу 5-летних фьючерсных контрактов, то вполне естественно, что эти контракты подорожают.

Но это не означает, что 10-летние контракты тоже пойдут вверх. Это вопрос только спроса и предложения. Трейдеры ищут такие небольшие проявления неэффективности. И когда они появляются, то, в нашем примере, можно продать некоторое количество 5-летних фьючерсных контрактов и купить 10-летние и 2-летние, и сделать бабочку. Это связано с торговлей относительной ценности и может быть представлено, как резиновая лента, которая растягивается, растягивается и растягивается, но затем возвращается в исходное состояние.

Думаю, что концепцию относительной ценности мы используем практически в каждом решении, которое принимаем за пределами фондового рынка. Но когда люди приходят на фондовый рынок, они смотрят на вещи изолированно. Для сравнения: выбирая телефон, мы смотрим, какие у него есть функции по сравнению с другими. На этом основывается наше решение. Или, допустим, вы покупаете дом в Чикаго. Ведь вы же не будете ориентироваться на дом в Монтане. Вы будете его сравнивать с жильем в той же районе.

Торговля с использованием кривой доходности отличается тем, что есть продукты, которые имеют высокую корреляцию, и их связь может в течение дня или недели нарушаться. А когда такая связь нарушается, появляются действительно хорошие возможности для торговли. Такой торговле учат на Чикагской товарной бирже. Этот метод пользуется популярностью среди моей аудитории, потому что я не встречал, чтобы кто-то еще в интернете учил, как совершать подобные сделки. Я обнаружил, что, даже если люди торгуют облигациями, то, когда они хотят что-то продать, они заходят на рынок и продают 30-летний фьючерс ZB. Или покупают его, если хотят открыть сделку в лонг. Я бы хотел, чтобы они проанализировали всю кривую доходности и поняли, что самое дорогое, что наименее дорогое, и сравнили одно с другим. И если они хотят что-то просто продать, им нужно хотя бы убедиться, что они продают наиболее дорогой контракт. Лично я люблю делать спред, потому что рассматриваю все в относительности. Для меня это полезнее. Мне нравится относительная взаимосвязь.

И вы торгуете так, как учите?

Я зарабатываю торговлей на жизнь. Я никогда не занимался ничем другим. Думаю, люди не понимают, что, когда торгуешь, чтобы зарабатывать себе на жизнь, через какое-то время становится одиноко и немного скучно, потому что нет общения с другими людьми. Вот почему я начал работать с розничными трейдерами. Сейчас я стараюсь иметь меньше участников, но устанавливать с ними более прочные отношения. В этом направлении я веду свой бизнес. Если люди не готовы инвестировать свое время и силы, они не увидят смысла в том, что я буду им показывать.

А в самом начале много людей регистрировалось? Сколько из них реально остается и готово тратить время на обучение?

Если люди выдержали первый месяц, значит, они прочно привязались. Но этот первый месяц может напугать их, потому что мой стиль торговли отличается от того, который они использовали раньше. Я быстро понял, что мне, на самом деле, нужны прочные отношения. Поэтому сейчас я предлагаю шестимесячную программу коучинга. В течение этих шести месяцев мы проводим занятия раз в неделю. Участники получают доступ ко всему моему обучению, а это - более 100 часов. В результате, выстраиваются шестимесячные отношения.

Когда люди подают заявку на эту программу, я беседую с каждым из них, чтобы убедиться, что она действительно подходит этому человеку, а он - мне. Беседы по телефону отнимают много времени. Но мне нужно понять ожидания и отсеять неподходящих кандидатов. Мне не нужно триста с лишним клиентов. Меня интересуют те, кто нацелен на получение настоящего образования в области торговли.

Это показывает, что есть люди, готовые обучаться и не жалеть времени.

Полностью согласен. Когда я начинал, то не знал, чего можно ожидать. Мотивацией для меня служила возможность общаться с людьми по телефону. После того, как они начали рассказывать мне свои истории, я начал больше стремиться к установлению отношений, а не к набору как можно большего числа участников. В основном, я продвигаю свой продукт по опционам с ценой менее $0.50. Считаю, что этот метод отлично подходит любому трейдеру, особенно - розничному. Не думаю, что кому-то стоит продавать стрэдлы, не покупая крылья, и иметь неограниченный риск. Все плохие истории, которые я слышал от людей, связаны с короткой волатильностью.

Слушать истории было большой мотивацией для меня. Люди проводят 50 часов в 50 разных вебинарах в течение трех месяцев. Это слишком много времени, чтобы тратить его на то, что не дает вам продвижения вперед. Вы получите много информации, которая может быть запутанной и противоречивой. Нужно остановиться на одном методе. Самое лучшее для всех, кто хочет научиться торговать опционами, - купить книгу по опционам и выучить их. Сейчас рынок опционов составляет более 50% от общей стоимости рынка ценных бумаг США. Не изучать его значит ставить себя в невыгодное положение.
Источник / https://utmagazine.ru/posts/21578-intervyu-s-treyderom-dzhonatonom-rouzom-jonathan-rose-rynok-opcionov-i-obuchenie-torgovle
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=385766 обязательна
Условия использования материалов