Тяжкое бремя долга: 67-триллионный кошмар рынка акций

Ситуация становится абсурдной. Недавно я уточнил размер федерального долга в тот момент, когда я, двадцатичетырехлетний мужчина, приехал в Вашингтон. Это было в июне 1970 года, а федеральный долг, находящийся в собственности публики, был равен $275 млрд.

Имейте в виду, в тот момент эта цифра не считалась маленькой, ведь потребовалось 188 лет для ее накопления. То есть дядя Сэм занимал в среднем $28 000 в неделю в течение 9 776 недель с тех пор, как Джордж Вашингтон был приведен к присяге в качестве первого президента страны.

Мы размышляем об этой кажущейся неважной исторической динамике, потому что так случилось, что Казначейство США на этой неделе продаст государственный долг на сумму $258 млрд.

Вы не ослышались. Плановая эмиссия долга дяди Сэма на этой неделе почти сравнима с его совокупными заимствованиями в первые 188 лет, в течение которых сменилось 37 президентов страны!

И, да, с июня 1970 года случилась значительная инфляция. И не в последнюю очередь потому, что ровно через 13 месяцев после той даты “Хитрый Дик” Никсон решил покончить с Бреттон-Вудской системой и отвязать доллар от золота.

Нужно ли говорить, что финансовая дисциплина, которую поддерживают обеспеченные золотом деньги, несомненно, спровоцировала бы экономическую рецессию и кучу неудобств для перспектив переизбрания Никсона в 1972 году, не упраздни он золотой стандарт. Но взамен американская экономика получила масштабную инфляцию и разрушительную финансиализацию на следующую половину столетия.

Соответственно, согласно значениям дефлятора ВВП, сегодняшний уровень цен в 5 раз выше значений полувековой давности. Таким образом, в сегодняшних долларах федеральный долг в 1970 году был равен примерно $1,2 трлн.

Все это говорит нам о том, что мы не зря назвали Дональда Трампа Королем Долга, а республиканцев в Конгрессе – фискальными Бенедиктами Арнольдами. Их принятый бюджетный план заключается в том, чтобы занимать столько денег в течение предстоящего финансового года, сколько заняли первые 37 президентов США!

Нет сомнений, что кейнсианцы, политики из обеих партий и игроки Уолл-Стрит знают, что у США есть проблема монументального долга, и она определенно не “не включена в цену” активов.

Поэтому наша цель в этой серии из двух частей состоит в том, чтобы объяснить, как случилось, что эта проблема не была “включена в цену”, и почему это аномальное положение дел приведет к распродажам на рынках.

Внесем ясность, мы говорим не только о $21 трлн. государственного долга, который будет учтен в бухгалтерских регистрах после заимствований, которые состоятся на этой неделе, но и в целом о $67 трлн. государственного и частного долга, который теперь душит экономику США.

Мы говорим в этом случае о плачевном результате непрекращающегося национального финансируемого выкупа, который экономика США претерпевает с июня 1970 года.

Дело в том, что общий объем государственного и частного долга в размере $1,5 трлн. в 1970 году соответствовал 150% ВВП. И этот неявный национальный коэффициент левериджа на отметке 1,5 практически не изменился за предшествующие 100 лет устойчивого экономического роста и 25-кратного роста реальных доходов на душу населения.

Напротив, сегодня, когда общий долг равен $67 трлн., коэффициент левериджа США составляет почти 3,5. Если бы исторически сложившееся соотношение левериджа в размере 150% от национального дохода не было бы вероломно нарушено Хитрым Диком, то сегодня в экономике США было бы $30 трлн. совокупного долга, а не $67 трлн.

Таким образом, эти два лишних оборота левериджа составляют $37 трлн. – и это экономические жернова, неуклонно измельчающие снижающийся капиталистический рост.

И теперь масштабный рост кредита центрального банка, развязанный безумным поступком Никсона в 1971 году, наконец достиг своего предела — даже с точки зрения наших откровенно прокейнсианских руководителей центрального банка. Таким образом, теперь они приступают к эпохальному сокращению баланса Федрезерва, который радикально изменит фундаментальную динамику финансовой системы и продемонстрирует масштабную фальсификацию цен финансовых активов.

Нынешняя кейнсианская система приняла свой современный облик в первую очередь потому, что Никсон выбросил за борт золото: он поступил так, послушавшись советов тех, кого мы называли “пресноводными кейнсианцами”, вьющимися вокруг Милтона Фридмана, которые почти ничем не отличались от их “морских” коллег из Кембриджа. Их небольшое различие заключалось в технических деталях между монетарными и фискальными инструментами.

Увы, когда кейнсианцы практикуют свои методы в течение достаточно продолжительного периода времени, они буквально теряют рассудок. Они также теряют историческую память.

Иными словами, они становятся неизлечимо зараженными “предвзятостью к рецессиям”, и поэтому перспектива их чреды ошибок, совершаемых ими вслепую и приводящих к аномалиям, — это разрушение схемы, в основе которой лежит накопление долга.

К слову сказать, по состоянию на июнь 1970 года баланс Федрезерва был равен всего $55 млрд., и эта цифра накапливалась в течение 56 лет работы в сфере печатания денег.

То, что произошло в течение следующих 48 лет, конечно, было не чем иным, как монетарным извержением — тем самым, что было вызвано глупостью Ричарда Никсона. Так, баланс Федрезерва увеличился с тех пор в 82 раза, то есть в среднем его ежегодный прирост был равен 10% в течение полувека.

Само собой разумеется, что в июне 1970 года в Вашингтоне, Кембридже или Чикаго вы не смогли бы найти ни одного экономиста (или даже непрофессионала), который бы рекомендовал или даже мог бы себе представить 82-кратный прирост баланса центрального банка в течение следующих 50 лет. Даже одержимому монетарному популисту конгрессмену Райту Патману из Техаса, занимавшему должность председателя банковского и валютного комитета Палаты представителей, такое не могло присниться и в страшном сне.

Остальное — это история, и она не терпит сослагательного наклонения. Таким образом, 82-кратный взлет кредита центрального банка породил причудливый график ниже.

Так, в 1970 году ВВП был равен $1,1 трлн., и с тех пор он увеличился в 18 раз до $19,6 трлн. Совокупный государственный и частный долг был равен $1,58 трлн., и с тех пор он увеличился в 42 раза до $67 трлн.

Нужно ли говорить, что расхождение этих тенденций еще в течение десятилетия привело бы к полнейшему абсурду. Представьте себе $35 трлн. номинального ВВП на фоне $150 трлн. долга.

Фактически, нелепость ситуации, возможно, объясняет, почему Федрезерв прекратил публикацию общей суммы долгов в своем ежеквартальном отчете “Flow of Funds”, начиная с 4 квартала 2015 года, когда эта цифра составляла $63,5 трлн. Но компоненты этого показателя все еще есть в отчете, и их сложение дает нам цифру в $67 трлн.

Излишне говорить, что эта диаграмма является самой важной в надвигающуюся эпоху нормализации процентных ставок и количественного ужесточения (QT). Одно дело, когда процентные ставки растут на 200-300 базисных пунктов, и размер долгов в экономике при этом равен $30 трлн., и совсем другое, когда долговое бремя составляет $67 трлн.

Короче говоря, предвзятость к рецессиям станет ахиллесовой пятой эпохи Пузырных Финансов. Экономика США занимала и печатала деньги так долго, что ее позиция на экономической и финансовой карте была утеряна – иными словами, влияние предстоящего эпохального разворота центрального банка не оценено даже отдаленно.

Давайте вновь посмотрим на баланс Федрезерва. Даже если бы США придерживались правила роста денежной массы Милтона Фридмана примерно на 3% в год, баланс Федрезерва размером в $55 млрд. по состоянию на июнь 1970 года составлял бы сегодня всего $230 млрд.

Думаем ли мы, что $4,2 трлн. дополнительного кредита центрального банка изменили все?

Да, мы так думаем.

Тяжкое бремя долга: 67-триллионный кошмар рынка акций


Между тем, представим вам одну единственную диаграмму, которая должна отпугнуть всех тех, у кого еще осталось чувство реальности, от игроков казино, пребывающих в опьянении от торговых графиков, встроенных в алгоритмические машины, и от фантазий на заказ, продаваемых брокерами с Уолл-стрит.



Двухтриллионных просадок баланса центрального банка раньше никогда не случалось. Подобным образом, в июне 1970 года никто себе и представить не мог, каково будет воздействие 82-кратного увеличения баланса Федрезерва.
Источник http://finview.ru/ http://davidstockmanscontracorner.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=385960 обязательна
Условия использования материалов