Кошмар для кредитора. Почему приставы не могут взыскать долг в криптовалюте

Арбитражный суд отказался включать криптовалюты в конкурсную массу. Это может привести к негативным последствиям — банкроты станут переводить свои активы в криптовалюты, которые судебные приставы просто не смогут взыскать

Несмотря на постоянные разговоры о «цифровой экономике», реального регулирования в этой сфере нет. Первый выпуск биткоина состоялся еще в 2009 году. С тех пор ни Госдума, ни правительство России так и не создали нормативной базы для его использования. Политическая позиция необходима и Верховному суду, наделенного правом законодательной инициативы, поскольку отсутствие специализированных норм вынуждает судебную систему применять существующее законодательство в меру своего понимания.

Но, к сожалению, никакой цели поддержки и защиты бизнеса суд не может иметь по природе — он просто толкует закон так, как ему кажется правильным, исходя из теории права, а не из экономического интереса страны.

Не для пристава

Арбитражный суд города Москвы решением от 26 февраля 2018 года отказал во включении биткоинов в конкурсную массу. То есть биткоин, несомненно, является собственностью должника, но, по мнению суда, не считается его имуществом или имущественным правом.

Ситуация абсурдная, но такая позиция суда ожидаема и в целом находится в русле сложившейся практики. Суды отказывают в удовлетворении любых требований, которые связаны со сделками с криптовалютой, на основании отсутствия правового регулирования. Создатель биткоина Сатоси Накамото, вероятно, немало удивляется, что объекты ценой более $10 000 за единицу российский суд даже не считает имуществом.


Вопрос о включении криптовалюты в конкурсную массу должника мог быть решен еще в 2015 году. Тогда в деле о банкротстве арбитражный суд Вологодской области потребовал документы, подтверждающие наличие у должника электронных денег. Криптовалюты не подпадают под существующее в России определение этих активов, но в рамках указанного дела к ним были отнесены как средства, используемые в известных платежных системах (PayPal, QIWI и т. д.), так и биткоин с лайткоином. В результате никаких криптовалют у должника выявлено не было.

Тем не менее иногда криптовалюта может находиться в поле гражданских отношений. Так, в 2016 году Шестой арбитражный апелляционный суд квалифицировал соглашение о замене возврата долга, выраженного в иностранной валюте, на обязательство по перечислению определенного количества биткоинов как новацию.

Но, в целом, в спорах относительно принадлежности прав на криптовалюты сторона, ссылающаяся на расчетный характер операций с цифровыми активами, сейчас несет высокие риски отказа в судебной защите своих интересов.

Если позиция арбитражного суда Москвы устоит в вышестоящих инстанциях, то рассматриваемое дело может привести к росту негативной практики, когда банкроты будут переводить имеющиеся активы в криптовалюту, которая не подлежит включению в конкурсную массу.

Таким образом, позиция судьи о непризнании биткоина имуществом, изложенная в решении от 26 февраля 2018 года, существенно навредит возможности исполнения судебных решений по любым экономическим спорам, так как должники будут просто переводить средства в биткоины и свободно ими распоряжаться — к недоумению кредиторов, налоговой инспекции и ФССП России.

Такую ситуацию Верховный суд явно не допустит. А значит, в ближайшем будущем мы наверняка получим прецедентное решение высшей судебной инстанции о том, что обращать взыскание на криптовалюты можно и нужно. Какую юридическую базу под это подведет Верховный суд, для кредиторов непринципиально.

Будущий статус

Не только в России, но и в мире нет единого понимания, что такое криптовалюта в юридическом смысле. Более всего она похожа на распределенное безусловное денежное обязательство, подтверждаемое цифровой записью. Служба внутренних доходов США однозначно определила биткоин как собственность и объект для целей налогообложения. Это значит, что в скором времени и другие страны начнут принимать такое решение вслед за флагманом западной экономики.

Борьба государств за контроль над эмиссией валюты давно проиграна с момента создания ФРС США в 1913 году и независимых Центральных банков в течение всего XX века. Мы все уже давно пользуемся частными, а не государственными деньгами, за исключением совсем уже тоталитарных или отсталых стран. В этой связи криптовалюты в скором времени станут такой же привычной данностью, как и частные деньги, известные нам под названием доллар США.

Все это приводит только к одному выводу: в скором времени с криптовалютами выйдут на рынок крупные банковские конгломераты. Их криптовалюты будут подкреплены не только доверием участников оборота, но и реальными финансами. Это позволит им заменить большую часть всех существующих банковских инструментов.

Так что, несмотря на отсутствие единого подхода к криптовалютам и информации на уровне государств и суда, проблема наверняка будет решена в ближайшие годы под давлением властей США. Остается только предполагать, будет ли это сделано в формате, аналогичном Вексельной конвенции ООН, либо США реализуют свою волю к контролю криптовалют через сеть международных договоров.
Источник http://www.forbes.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=387168 обязательна
Условия использования материалов