Торговые войны Трампа – это идеальная дымовая завеса для рыночного краха

Во-первых, я хотел бы заявить, что выбор времени для объявления о введении тарифов необычен, если не сказать, что он безупречен.

И такое утверждение верно лишь в том случае, если план Трампа заключался в том, чтобы оказать услугу глобалистам, предоставив им прекрасное прикрытие в деле уничтожения рыночных пузырей, которые они создали с момента краха 2008 года.

Если его план не таков, тогда я не совсем понимаю, чего он надеется достичь. Уж, конечно, он не пытается покончить с торговым дефицитом и возвратить американскую промышленность. Но давайте рассмотрим эту ситуацию…

Трамп — это, на мой взгляд, современный Герберт Гувер. Одним из первых шагов Гувера в качестве президента в ответ на бюджетный дефицит 1929 года было поддержание увеличения налоговых льгот, прежде всего для корпораций (в 1932 году последовало значительное увеличение налоговой нагрузки в разгар депрессии, поэтому давайте посмотрим, что сделает Трамп в следующие пару лет). Затем он ввел тарифы через принятие Закона Смута-Хоули. Фокус его внимания был сосредоточен на масштабных расходах на инфраструктурные проекты, что привело к увеличению американского долга и не сделало ничего, чтобы исправить ужасную ситуацию на рынке труда. Фактически, инфраструктурные проекты, такие как плотина Гувера, которые были запущены в 1931 году, не окупились и в следующие 50 лет. Гувер наблюдал за началом Великой депрессии, и он оказался республиканским президентом, который просидел в президентском кресле один срок, и который создал социальные условия для прихода к власти Франклина Д. Рузвельта, по сути своей коммуниста и, возможно, худшего президента в американской истории.

Но это не значит, что Гувер был ответственен за Великую депрессию. Она произошла из-за Федерального Резерва, который сперва искусственно снизил процентные ставки, а затем внезапно поднял их в преддверии экономического спада, вызвав резкий крах пузыря (то есть сделал то, чем он занимается сейчас). Но Гувер действительно помог Федрезерву в деле подрыва экономической стабильности, проводя политику, которая была плохо рассчитана по времени.

Я поражаю читателей всем этим, потому что я довольно-таки устал от апологетов Трампа из движения свободы, бросающихся на защиту каждого шага Трампа независимо от того, насколько этот шаг оказывается нелогичен. Извините, но Трамп не “играет в 4D шахматы” против глобалистов. Его основные инициативы до сих пор служат лишь для того, чтобы отвлечь внимание публики от глобалистов.

Тревожный момент заключается в том, что многие меры, предлагаемые Трампом, — это вещи, к которым я и многие другие призывали в прошлом. Проблема в том, что он реализует их не по порядку, выбирая самое неподходящее время, и все это приведет только к тому, что его политика окажется разрушительной, а не конструктивной.

Что касается введения тарифов, то люди, которые сейчас защищают эту меру, похоже, не понимают основ международной торговли. Тарифы могут быть введены только с позиции экономической мощи. Эта мощь исходит из внутренней самодостаточности в производственной сфере. Это означает, что, если Америка хочет сократить сальдо торгового дефицита (что и должны делать тарифы), страна должна иметь сильную промышленную базу и ДОЛЖНА иметь возможность производить большинство, если не все необходимые товары, пользующиеся широким спросом.

Дело в том, что производство в США было полностью передано на аутсорсинг самими корпорациями, Трамп же просто предоставил им 10% -ные налоговые послабления, и восстановление национальной промышленной базы займет десятилетия. Почему? Потому что у корпораций нет никаких стимулов возвращать производство домой.

Как я уже сказал, Трамп проводит потенциально нужную политику, но он проводит ее беспорядочно. Сокращение налогов для корпораций должно было приниматься только для того, чтобы американские компании получили стимул для возвращения рабочих мест в Америку. Вместо этого корпорации получили снижение налоговой нагрузки абсолютно за просто так. И поспособствуют ли эти налоговые послабления созданию новых рабочих мест или развитию инноваций? Нет. Компании частично погасят беспрецедентные корпоративные долги и направят средства на обратные выкупы акций.

Обеспечит ли разгул бай-бэков новые максимумы для индекса Dow? Возможно, что нет. И я позже объясню, почему.

Если бы Трамп предоставил налоговые послабления корпорациям, чтобы те вернули производство в США, то он дал бы этим корпорациям несколько лет, и только тогда введение тарифов оказалось бы эффективным ходом. Но сейчас мы находимся в ситуации, когда в нашей стране располагаются минимальные производственные мощности, и наши долги, которыми владеют наши зарубежные конкуренты, находятся на исторических максимумах, при том что именно этим конкурентам Трамп и хочет “преподать урок”.

Интересно, кто тогда будет покупать эти долги? За последние несколько лет крупнейшим покупателем долга, эмитированного Казначейством США, стал Федеральный Резерв, который для этих покупок создавал фиатную валюту. Теперь Федрезерв сворачивает количественное смягчение и сокращает свой баланс быстрее, чем ожидалось ранее. Федрезерв вытаскивает вилку аппарата искусственной поддержки экономики из розетки.

Следующими крупнейшими покупателями американского долга являются крупные иностранные центральные банки таких стран, как Китай, Япония и, в некоторой степени, наднациональное объединение ЕС. Если покупатели долга последней инстанции теперь являются теми странами, против которых Трамп пытается ввести тарифы, чем, по вашему мнению, закончится это театральное представление? Да, сбросом казначейских облигаций США и, возможно, лишением доллара статуса мировой резервной валюты в этих странах.

А как насчет американского потребителя? Разве потребительский рынок Америки так привлекателен, что такие страны, как Китай, “никогда не посмеют” сбросить долг США или отказаться от доллара? Нет, не совсем. Если мы говорим о торговой “войне”, то именно такая страна, как Китай, которая имеет обширную производственную базу, и которая также наращивает собственный внутренний потребительский рынок, должна быть готова принести жертву. Америка испытает бо?льшую боль от угрозы дефолта и угрозы снижения международной покупательной способности доллара, чем Китай в случае потери американских потребителей. При введении тарифов они и так могут потерять американского потребителя.

Наш розничный рынок вряд ли такой же аппетитный, как это было 10 лет назад, учитывая тот факт, число граждан трудоспособного возраста, не являющихся частниками рынка труда, достигло рекордной отметки, а также то, что реальная заработная плата работников продолжала снижаться все последние годы, при том что американский потребитель залез в долги так глубоко, как никогда в любое другое время в истории.

Все эти негативные последствия давят на нашу экономику, а в это время Федеральный Резерв быстро сдувает мошеннические рынки, рост которых преподносился администрацией Обамы как доказательство “экономического восстановления” в штатах. Конечно, альтернативные экономисты с самого начала знали, что все эти утверждения были ложью, и единственное, что поддерживало экономику и фондовые рынки на плаву, были манипуляции центрального банка.

Федрезерв под руководством Джерома Пауэлла ясно дал понять, что они будут повышать процентные ставки и сокращать баланс, возможно, даже быстрее, чем предполагалось ранее. Без низких ставок и неуклонно растущего баланса мы уже видели, чем оборачивается ситуация на рынке. В феврале акции, в частности, обезумели, упав на 10% за неделю, чего не случалось уже несколько лет. Одно несомненно: как казалось ранее, бесконечный бычий рынок, срежиссированный Федрезервом несколько лет назад, уже закончился. Акции находятся в режиме сердечного приступа.

Не случайно, что первые два раза, когда Федрезерв сократил свой баланс, индекс Dow упал более чем на 1000 пунктов. Последний раунд сокращения баланса Феда на $23 млрд. в конце февраля привел к снижению индекса примерно на 1 500 пунктов. Слишком рано говорить о том, каков будет этот тренд, но мне кажется, что пар, содержащийся в рынке акций, будет стравливаться в каждом месяце.

Тем временем, “торговая война” Трампа выставляется главной виновницей снижения рынка акций, за которое фактически отвечает Федрезерв. Как я всегда говорил, Трамп – это идеальный козел отпущения, на которого будет возложена вина за неизбежный экономический кризис, к которому привели нас руководители центрального банка. Тарифы Трампа могут усугубить проблему, как это случилось с политикой Гувера в начале Великой депрессии, но истинные виновники предстоящих событий — это Федеральный Резерв и центральные банки других стран. Сможет ли среднестатистический человек понять эту динамику, когда в нашей финансовой системе осядет пыль? Возможно, что и нет.

Итак, подведем итог. Хотя Трамп действительно начал политику, которую наши консерваторы в целом склонны одобрять, он повел себя непрактично, сделав так, что в конечном итоге на него будет возложена вина за предстоящий крах рынка, в котором на самом деле будет повинен Федрезерв. Если на консервативные идеалы, такие как ограниченный размер правительства и суверенный протекционизм в сфере торговли, будет возложена вина за беспрецедентный экономический кризис, тогда саботаж консерватизма может продлиться в течение нескольких будущих поколений. На фоне разворачивания этого кризиса шансы на то, что публика примет режим социалистического кошмара после ухода из Белого дома Трампа, очень высоки. И банковские элиты, которые привели нас к этому бардаку, снова сумеют избежать какого-либо наказания.

Вопрос, который нам следует задать, звучит так: знает ли Трамп, что его политика идеально отвлекает внимание публики от банковских элит? Я считаю, что мы узнаем точный ответ на этот вопрос еще до завершения 2018 года.
Источник http://finview.ru/ http://www.alt-market.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=388004 обязательна
Условия использования материалов