В Morgan Stanley уверяют, что история года — это ставки Libor, а не ставки Федрезерв

По мнению аналитиков Morgan Stanley, самым важным, хотя и недооцененным многими фактором для рисковых активов является рост ставки Libor и резкое расширение спреда Libor-OIS, который определяет стоимость краткосрочного финансирования и влияет на все, от стоимости банковского кредитования до маржинальных затрат по долговым обязательствам в триллионы долларов с плавающей ставкой.

Вчера Мэтт Кинг из Citi в своей объемной заметке подтвердил это, объяснив, почему резкое повышение Libor и спреда Libor-OIS подает зловещие сигналы:

«Ставка LIBOR остается ориентиром для большинства кредитов с левериджем, процентных свопов и некоторых ипотечных кредитов. В дополнение к этому непосредственному эффекту, рост ставок денежного рынка и слабость рисковых активов — два условия, которые с большой долей вероятности повлекут отток средств из взаимных фондов. Если это, в свою очередь, создаст условия для дальнейших распродаж на рынках, негативное влияние на экономику через эффект богатства может оказаться более ощутимым, чем прямой эффект от процентных ставок».

Теперь еще один банк присоединился к растущему хору голосов, предупреждающих о рисках взлета Libor и стремительного расширения спреда Libor-OIS. Джонатан Гарнер, старший стратег Morgan Stanley по азиатским и развивающимся рынкам, в интервью Bloomberg отметил, что рост ставок Libor сейчас вызывает большее беспокойство, нежели «ястребиный» настрой Федрезерва и на самом деле «это история текущего года».

Ставка Libor растет 31-ю сессию подряд, начиная с 7 февраля. Она достигла отметки 2.711%, что является максимальным с 2008 года значением. Тем временем спред Libor-OIS или надбавка к безрисковым ставкам, расширился более чем вдвое с конца января, достигнув невиданного с 2009 года уровня 55.6 базисных пунктов.

«Это главная причина, которая стоит за негативной динамикой рынков. Ускорение на рынке частного кредитования — вот история года, а не Федрезерв», — подчеркнул Гарнер.

Поистине любопытен тот факт, что на частных рынках, рынках Libor, ставка USD Libor уже поднялась гораздо более агрессивно, чем ставка по федеральным фондам ФРС. И если взглянуть на шестимесячную ставку USD Libor, она фактически дошла до отметки 2.475%, тогда как Федрезерв повысил ставку на четверть процента — до 1.75%. Таким образом, мы уже имеем процентную ставку, которая действительно определяет ситуацию, при которой корпоративные расходы очень активно растут в процентных ставках. Соответственно, мы уже наблюдаем значительное ужесточение монетарной политики в США, не поможет даже если Федрезерв превратится в «супер-голубя». В то же время свою политику ужесточает Китай, что главным образом объясняет осторожный настрой экспертов в отношении рынков.

Тем, кто говорит, что на сегодняшний день все, что имеет значение — это позиция ФРС и перспективы трех или четырех повышений ставки в 2018 году, Гарнер отвечает, что «на самом деле не Федрезерв диктует отношение к корпоративным расходам по финансированию. Рынки долларовой ставки Libor, которые как раз определяют стоимость корпоративных заимствований, уже достигли отметки 2.375% по 6-месячным займам, и это главная причина, по которой рынки снижаются, поскольку ускорение и ужесточение условий на частных рынках имеет большее значение, чем политика американского Центробанка.

Что это означает для мировых рынков?

«Наш тезис на этот год — усложнение ситуации, и у нас есть целый ряд поводов для беспокойства. Сокращение баланса ФРС и фактические фискальное смягчение в США — одна из причин, по которым условия на частных денежных рынках так сильно ужесточаются. Есть определенные свидетельства того, что эмиссия казначейских векселей в определенной степени вытесняет частных заемщиков, и в то же время мы имеем исключительно высокие уровни в нефинансовой части мировых фондовых рынков, а также излишне оптимистичные ожидания по корпоративным прибылям».

Гарнер подводит итоги, выражая согласие с мнением старшего экономиста Morgan Stanley Майком Уилсоном, который недавно сказал: «Все это готовит нас к рынку, который, мы уверены, уже достиг своих максимумов этого года во время эйфории, которая пришлась на третью неделю января, и остальная часть года будет непростой».

Все может оказаться гораздо хуже: ставка Libor служит 3-месячным опережающим индикатором для доллара и указывает на перспективы роста курса американской валюты, что может сильно ударить по рынкам рисковых активов во всем мире. Более того, глобальный дефицит финансирования, который отражается в резком расширении спреда Libor-OIS, наконец-то начинает влиять на динамику финансового кредитного риска, поэтому спред IG OAS снова расширяется. Банковские CDS уже подскочили к 6-месячным максимумам. Но худший аспект этого агрессивного ужесточения финансовых условий в том, что практически никто не может рационально объяснить, в чем причина происходящего, и что будет дальше.

«Как правило, мы не видим такой дивергенции ставок без наличия определенной кредитной проблемы. На каком этапе все это начнет оказывать негативное влияние, и как далеко это зайдет? В этом и проблема», — говорит Маргарет Керинс, главный стратег по рынкам с фиксированным доходом в BMO Capital Markets Corp., имея в виду расширение спреда Libor-OIS.

Мы наблюдаем стечение обстоятельств, которые способствуют ужесточению финансовых условий.

Источник http://www.profinance.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=390408 обязательна
Условия использования материалов