Секрет Великого американского сланцевого пузыря

23 апреля 2018 AfterShock | Периодика | Главное | Oil
В 2008 г. Обри Мак-Клендон был самым высокооплачиваемым руководителем по версии Fortune 500 в Америке, который заработал $112 млн. в Chesapeake Energy. Позднее его назвали «Королем сланцев», он был на переднем крае очередного бума нефтегазовой индустрии. Это стало возможным благодаря успехам фрэкинга, который позволил добывать ископаемое топливо из сланцевых формаций в США.

Какой секрет был у Мак-Клендона? Вместо того, чтобы управлять компанией, которая нацелена на продажу нефти и газа, он по существу проворачивал недвижимость: приобретал в лизинг участки для бурения, а затем перепродал их в пять-десять раз дороже. Это, как объяснил Мак-Клендон, было намного выгоднее, чем «попытка добывать газ ». Но его история может быть предостережением для отрасли, которая продолжает давать большие обещания по заимствованным деньгам . А в это время инвесторы начинают терять терпение.

С 2008 по 2009 гг. акции Chesapeake Energy качались от $64 за акцию до $17. Сегодня это стоит всего $3 - та же цена, что и в 2000 г. Когда дело дошло до фрэкинга, Мак-Клендон усовершенствовал формулу заимствования денег, чтобы стимулировать революцию, которая переформатировала американский энергетический рынок.

Индустрия, основанная на долгах

По данным консалтинговой фирмы Evercore ISI, спустя десятилетие после восхождения Мак-Клендона Wall Street Journal сообщила, что «энергетические компании (с 2007 г.) потратили на $280 млрд. больше, чем они получили от операций».

В целом, американский эксперимент по фрэкингу стал финансовой катастрофой для многих инвесторов, а путь к прибыльности связан со значительными препятствиями. До этого момента индустрия бурила «сладкие места» в основных сланцевых формациях, добывая сначала самую легкую нефть.

Но в то же время энергетические компании берут больше денег, чтобы пробурить больше скважин. «Сладкие места» заканчиваются, образую «Уловку-22», поскольку больше бурения приносит больше долгов. «Вам необходимо бурить», сказал Дэвид Хьюз, геолог и специалист по добыче сланцевого газа и нефти. Но он также отметил, что, когда большинство «сладких мест» уже разбурено, производители вынуждены переходить в менее продуктивные районы. Каков результат? «Продуктивность снижается, а затраты остаются такими же». Хьюз понимает обоснованность отрасли в продолжении бурения новых скважин в убыток, но он сомневается в устойчивости этой практики. «Я не думаю, что в долгосрочной перспективе они могут вырваться из этого».

В то время как политики и мейнстрим медиа рекламируют американскую энергетическую «революцию», становится ясно, что (как и пузырь недвижимости всего несколько лет назад) американский нефтяной и газовый бум может обернуться самой большой потерей денег в истории страны. И это догнало Мак-Клендона.

В 2016 г. Королю сланцев предъявили обвинение в фальсификации на аукционах по аренде участков для бурения. Он скончался на следующий день в одиночной автомобильной катастрофе. Говорили, что Мак-Клендон покончил с собой. Начальник полиции отметил: «У него были возможности, но он не воспользовался».

То же самое можно сказать о нынешней сланцевой индустрии. У энергетических компаний есть много возможностей исправить путь, но вместо этого они роют на бешеной скорости с бизнес-моделью, которая, похоже, готова дать сбой.

Но, надежда умирает последней

Конечно, деловые СМИ и мозговые центры по-прежнему продают историю о том, что фрэкеры совершили экономическую и технологическую революцию.

В 2017 г. Investors Business Daily опубликовала статью с заголовком «Сланцевая революция - история успеха made in America». Как автор оценивает успех? Не через прибыль. Утверждается, что успех сланцевой индустрии в объемах добычи. И правда, объемы добываемой сланцевой нефти растут и в настоящее время достигли новых рекордных уровней. Но вот незадача - вы теряете деньги на каждой бочке нефти - чем больше вы качаете, тем больше денег вы теряете. Хотя индустрия добилась успеха в добыче нефти из-под земли, компании потеряли деньги, делая это.

Однако, как и в случае с бумом недвижимости, рассказываются фальшивые сказки, что сланцевая индустрия делает деньги, а не теряет их. Заголовок Wall Street Journal, начало 2018 г., демонстрирует вечный оптимизм: «Фрэкеры смогут заработать в 2018 г. больше денег, чем когда-либо, если не облажаются». Этот заголовок является одновременно и вводящим в заблуждение и правдивым. Вводящий в заблуждение, поскольку индустрия никогда не зарабатывала деньги. А правдивый, поскольку, если в 2018 г. нефтегазовые компании будут тратить деньги, то это будет более «чем когда-либо».

Тем не менее, нюанс заключается в подзаголовке: «Американские сланцевые компании готовы заработать реальные деньги в этом году впервые с момента начала кризиса». Готовы для «реальных денег» и «в первый раз». Или, говоря иначе, индустрия надеется в первый раз прекратить просирать большие суммы реальных денег в этом году.

В марте 2017 г. The Economist написал о финансах сланцевой индустрии, указав только, сколько денег жгут эти компании:

«За исключением авиакомпаний, государственных предприятий Китая и Силиконовой долины, сланцевые компании бегут по беспрецедентной проигрышной трассе. Около $11 млрд. было сожжено в последнем квартале, поскольку капитальные затраты превысили денежные потоки. В этом году показатель годового отжига может снова повыситься».

Исторические потери денег продолжались и, как ожидается, будут продолжаться, как сообщает Wall Street Journal: «Wood Mackenzie оценивает, что если цены на нефть будут в районе $50, сланцевые компании не будут генерировать положительный денежный поток до 2020 г.»

Иррациональный оптимизм

Во вступлении к своей книге Майкл Льюис пишет о том, как разворачивался финансовый кризис 2008 г. на рынке жилья:

«Все эти субстандартные кредитные компании росли так быстро и с использованием такого глупого бухучета, что они могли замаскировать тот факт, что у них не было реальных заработков. У них была важная черта схемы Понци: чтобы поддерживать фикцию, что они прибыльны, им требовалось все больше и больше капитала для создания все более субстандартных кредитов».

Если заменить на «сланцевые компании», то это станет подходящим описанием нынешней сланцевой индустрии. Эти компании теряют больше денег, чем зарабатывают, и могут поддерживать такой сценарий только в том случае, если кредиторы будут продолжать финансировать, позволяя сланцевой индустрии бурить больше скважин. Поскольку это указывает на рост добычи, а не на прибыль. Что, на данный момент, Уолл-стрит продолжает и делать.

Нефтяная индустрия всегда была отраслью бума или спада. И во время каждого бума кто-то неизбежно заявлял, что «на этот раз будет совсем другое», уверяя всех, что спада не будет. В начале 2000-х гг. было точно тоже, когда критика заглушалась игроками, утверждавшими: на этот раз все было по-другому. Они говорили, что «жилье не упадет в цене».

А как насчет сланцевой добычи? Неужели это действительно что-то другое? Похоже, некоторые считают так. «В этот раз все будет по-другому? Я думаю, да», - сказал менеджер по энергетическим активам Вилл Райли изданию Wall Street Journal. «Компании будут стремиться к увеличению роста, но в более умеренных темпах». Но, в индустрии пока нет свидетельств сдержанности или умеренности. Однако до тех пор, пока аналитики и инвесторы не начнут говорить о прибыли, а не о росте, на этот раз, вероятно, в какой-то момент все закончится вполне предсказуемо. Судьба Обри Мак-Клендон, Короля сланцев, догонит, в конце концов.

Источник http://aftershock.su/ https://www.desmogblog.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=395671 обязательна
Условия использования материалов

Торговые условия
FxPro отменяет комиссию с пластиковых карт

Торговые условия
Минимальный депозит - отсутствует
Комиссия за пополнение - не взимается
Бонусы до 100% - пожалуйста!