Инфляция и падение Римской империи

[Расшифровка 50-минутной лекции профессора Джозефа Педена (Joseph Peden) «Инфляция и падение Римской Империи» (Inflation and the Fall of the Roman Empire), прочитанной им на «Семинаре о деньгах и правительстве» (Seminar on Money and Government) в Хьюстоне, шт. Техас, 27 октября 1984 г. Оригинальная аудиозапись доступна для бесплатного скачивания в формате MP3]

Двести лет назад, в 1776 г, в Англии были опубликованы две книги, которые и сегодня читаются с большим интересом: «Исследование о природе и причинах богатства народов» (The Wealth of Nations) Адама Смита (Adam Smith) и «История упадка и разрушения Римской империи» Эдварда Гиббона (Edward Gibbon). Многотомник Гиббона посвящен истории государства, 12 столетий просуществовавшего на западе и еще 1000 лет на востоке, в Константинополе.

Изучая этот феномен, Гиббон отметил: удивительно не то, что Римская империя пала, а то, что сумела так долго продержаться. Ученые потратили не мало сил, пытаясь разобраться с этой загадкой: как же Римской империи удалось так долго просуществовать? Погибла ли она или просто трансформировалась во что-то другое (например, в Европейскую цивилизацию, наследниками которой являемся мы с вами)?

Меня попросили прочитать лекцию на тему римской истории, в частности о проблеме инфляции и ее последствиях. В своем анализе я придерживаюсь того мнения, что кредитно-денежную политику невозможно изучать или понимать без обращения к общей политике государства.

Валютные, финансовые, военные, политические и экономически вопросы тесно переплетаются между собой, так как каждое государство, как правило, стремится монополизировать денежные ресурсы на своей территории.

Таким образом, валютная политика служит, даже если служит плохо, субъективным нуждам правителей государства. Если она и призвана способствовать процветанию и прогрессу народа, то это лишь ее вторичная цель. Прежде всего, она обеспечивает нужды тех, кто руководит, а не тех, кем руководят. Я считаю, что это и есть основа основ, с которой начинается понимание курса валютной политики в поздней Римской империи.

Давайте начнем с того, что посмотрим на то, как воспринимали мир правители Римской империи конца II и III в от РХ. Историки называют этот период «Кризисом Римской империи III века». Римское общество того времени столкнулось с настолько серьезными проблемами, что кардинально изменилось практически во всех отношениях и уже не было похоже ни на общество I века, ни на общество II века.

Менталитет римских императоров хорошо понятен из предположительно последних слов Септимия Севера (Septimius Severus), сказанных им двум своим сыновьям, Каракалле (Caracalla) и Гете (Geta): «Живите в гармонии, приумножайте армию и игнорируйте всех остальных». А теперь поговорим о валютной политике того времени!

Каракалла не прислушался к первой части совета отца. Недолго думая, он убил своего брата. Что же касается армии, то к этому вопросу он подошел со всей серьезностью, даже мать восстала против него и уговаривала умерить свой пыл, сократить военные расходы и снизить новые обременительные налоги. На что услышала ответ: больше нет справедливых или несправедливых доходов. Но не стоит волноваться: «пока есть это», и он показал на свой меч, «у нас не будет недостатка в деньгах».

Он быстро расставил приоритеты: «Ни у кого не должно быть денег кроме меня, а мне они нужны, чтобы платить солдатам». Каракалла никогда не бросал слов на ветер и на 50% поднял солдатские жалования, для чего вдвое увеличил налог на наследство. Когда не стало хватать и этих средств, гражданство получили практически все жители Империи. То, что раньше считалось привилегией, теперь называлось расширением налоговой базы.

Но на этом он не остановился и начал обесценивать монеты. В то время, а мы сейчас говорим о 211 г н.э., в Римской империи в ходу был серебряный денарий, введенный еще Августом (Augustus) в конце I в до н.э. и на 95% состоящий из серебра. На протяжении практически двух столетий денарий был основным средством расчетов в Империи.

При Траяне (Trajan), в 117 г н.э., в денарии было уже всего 85% серебра. В период правления Марка Аврелия (Marcus Aurelius), 180 г н.э. — 75%. При Септимие содержание серебра упало до 60%, а Каракалла уровнял его до 50%.

В 217 г Каракалла был убит. И началась эпоха солдатских императоров, как называют ее историки. Все правители III века были солдатами и пришли к власти через те или иные военные перевороты.

За этот век сменилось 26 правителей, и лишь один из них умер своей смертью. Остальные либо погибли в бою, либо были убиты, что случалось крайне редко в римской истории, всего дважды: Нерон (Nero) покончил с собой, а Каллигулу (Caligula) убили.

Каракалла обесценил и золотые монеты. При Августе из фунта золота чеканили 45 монет. При Каракалле — 50. В течение 20 лет после него на фунт золота приходилось 72 монеты, в конце века Диоклетиан (Diocletian) сократил количество монет до 60, а Константин (Constantine) сократил его еще больше - до 72. Получается, что инфляция охватила даже золотые монеты.

Но настоящий кризис настиг Империю уже после Каракаллы, между 258 и 275 г, в период напряженной гражданской войны и вторжений извне. Императоры отказались от серебряных денег из практических соображений. К 268 г денарий всего на 0.5% состоял из серебра.

В этот период цены в большинстве районов Империи поднялись почти в 1,000 раз. Золотом императоры платили только наемным варварским войскам. Варвары были настолько нецивилизованны, что требовали оплаты своих услуг исключительно золотом.

Ситуация изменилась только с приходом к власти Диоклетиана в 284 г. Вскоре после вступления на трон он увеличил вес золотой монеты, ауреуса, и теперь на фунт золота приходилось не 72, а 60 монет.

Через 10 лет он наконец полностью отказался от серебряных денег, которые к тому времени уже состояли полностью из бронзы и лишь на мгновение окунались в серебро. Отказавшись от денария, Диоклетиан попытался выпустить новую серебряную монету, аргентеус: 96 монет на фунт металла. Аргентеус равнялся 50 старым денариям. Учитывая инфляцию, рынок нуждался в более дорогих монетах.

Диоклетиан выпустил и новую бронзовую монету, равную 10 денариям — нуммию. Но не прошло и 10 лет, как нуммия стоила уже 20 денариев, а аргентеус — 100. Иными словами, несмотря на все попытки Диоклетиана, Империю охватила 100% инфляция.

Следующим императором, изменившим денежную систему, стал Константин, первый христианский правитель Рима. В 312 г, тогда же, когда появился его «Эдикт о веротерпимости» (Edict of Toleration for Christianity), Константин выпустил новую золотую монету и назвал ее солид, т.е. твердая. Весила она 1/72 фунта, т.е. была дешевле монеты Диоклетиана.

Монет отчеканили очень много, и историки до сих пор гадают, откуда у Константина было столько золота. Но мне кажется, ответ напрашивается сам собой: посмотрите на законотворческую деятельность данного императора.

Во-первых, Константин ввел два новых налога. Один на имущество сенаторов — раньше, как правило, сенаторы освобождались от большинства налогов на землю. Второй налог был установлен на капитал торговцев, не на доход, а именно на капитал. Он взимался раз в 5 лет и уплачивался золотом. Кроме того, Константин потребовал платить золотом и за аренду имперских земель.

Более того, Константин присвоил себе весь запас драгоценных металлов своего бывшего соратника Лициния (Licinius), обчистившего ни одну казну восточных городов Империи. Все его золото в итоге оказалось в руках Константина, избавившегося от Люциния в ходе гражданской войны.

Говорят также, что он опустошал сокровищницы языческих храмов. Но это происходило уже в конце его правления. В начале же он вел себя достаточно смирно, боясь разгневать римских богов. После становления христианства Константин почувствовал свободу и решил, что теперь имеет право обворовывать храмы.

С одной стороны, константиновская реформа запустила обратный процесс: золотых монет стало больше, и они вошли в свободное обращение. Но с другой стороны, пропали серебряные монеты и, что было хуже, центральное правительство того времени даже не пыталось контролировать чеканку. В результате мелкие деньги выпускали не только императорские монетные дворы, но и городские. Иначе говоря, если расходы города начинали превышать его доходы или нечем было платить зарплату работникам, власти просто чеканили необходимое количество новых разменных денег.

К концу III в появилось множество фальшивок, как называют их нумизматы. Сегодня их назвали бы кредитными деньгами. Когда людям нужна была мелочь, они шли и чеканили себе монеты. Все это, естественно, привело к тому, что в обращении оказался огромный, неконтролируемый объем разменных денег.

В III в правительство также отметило, что в случае выплаты зарплаты солдатам разменными или даже обесцененными серебряными монетами, начинают расти цены. Каждый раз, когда в денарии снижалось содержание серебра, цены естественным образом поднимались.

В результате правительство, пытаясь защитить своих чиновников и солдат от последствий инфляции, стало требовать уплаты налогов товарами и услугами вместо монет. По сути, они отказались от своих собственных денег, не принимая их в счет уплаты налогов.

Реформа Константина несколько изменила сложившуюся ситуацию и, медленно, но верно правительство стало переходить от натуральных налогов и зарплат обратно к золоту. В долгосрочной перспективе это значило, что золотой стандарт укрепился, и золото превратилось в основную валюту Римской империи.

Тем не менее, для народа инфляция на этом не закончилась. Золото защищало от проблем только тех, у кого оно было, т.е. солдат и чиновников.

Чтобы платить налоги, налогоплательщикам приходилось покупать золотые монеты. Но позволить это себе могли только богатые люди, т.к. золотые монеты были довольно дорогим удовольствием в пересчете на разменные деньги. Для бедняков же налоги оказались непосильной ношей. Они теряли свои земли или уклонялись от уплаты. Зачастую люди просто бросали все имущество и исчезали.

По сути, для Рима III века такая проблема была привычной: люди разных сословий пытались избежать уплаты постоянно растущих налогов, так необходимых военным. Армия же постоянно росла. Во времена Августа она насчитывала 250,000 солдат, а в эпоху Диоклетиана уже больше 600,000. Получается, что пока раскручивалась инфляционная спираль, армия увеличилась вдвое, что очевидно существенно помогло росту инфляции.

Более того, до неимоверных размеров увеличился и управленческий аппарат. При Августе в Риме находилась имперская администрация, провинции считались вторым уровнем, а первичной правительственной структурой в Римской империи того времени были города.

Ко времени Диоклетиана данная модель уже распалась. Тогда был не один император, а четыре, а это значит четыре императорских двора, четыре преторианских гвардии, четыре дворца, четыре штаба и т.д.

Было четыре преторианских префектуры, региональные административные единицы, каждая со своим аппаратом и бюджетом. В этих четырех префектурах было 12 диоцезов, в каждом диоцезе свой аппарат управления и т.д.

Руководил диоцезом викарий. В состав диоцеза входили провинции. Во времена Августа насчитывалось около 20 провинций. Через 300 лет в Империи было уже больше сотни провинций, хотя территория практически не увеличилась. Римляне просто делили провинции на более мелкие районы для того, чтобы было проще поддерживать внутренний военный контроль. Другими словами, надзор и управление римским государством обходились все дороже и дороже.

Все эти издержки стали одной из причин возникновения инфляции. О других причинах я расскажу чуть позже. Чтобы вы могли представить себе, как обстояли дела после золотой реформы Константина, позвольте вкратце рассказать вам, за сколько денариев, серебряных и разменных монет можно было купить фунт золота.

Во времена Диоклетиана, в 301 г, цена за один фунт золота составляла 50,000 денариев. Спустя 10 лет золото подорожало до 120,000. В 324 г, всего через 23 года после 50,000, оно стоило уже 300,000. В 337 г, когда умер Константин, фунт золота можно было купить за 20,000,000 денариев.

Все мы знаем, как в 1920-х гг немецкие власти допечатывали на банкнотах нолики, также и римские правители решили увеличивать стоимость монет, просто перештамповывая их.

Однажды одному из римских императоров в голову пришла замечательная идея: вместо выпуска монет он придумал другой способ борьбы с инфляцией. Он сложил медяки в кожаный мешочек и назвал его фоллис. Люди стали обмениваться такими мешочками как валютой. Это был своего рода римский аналог тех корзинок с бумажками, которые мы видим на фотографиях Германии 1920-х гг.

Интересно, что спустя лет десять словом «фоллис», изначально означающим «мешок монет», стали называть медную монету. Теперь один медяк назывался фоллис. Но даже этим мешочкам не удалось уйти от инфляции.

Но нас должен утешить один интересный факт: историки, изучающие цены в Римской империи, пришли к выводу, что несмотря на всю эту инфляцию (вернее даже из-за всей этой инфляции), цена на золото, в плане его покупательской способности, оставалась стабильной с I по IV век. Другими словами, золото, если говорить о его покупательской способности, обладало стабильной ценностью, тогда как все остальные монеты все больше и больше обесценивались.

Каковы же были причины этой инфляции? Прежде всего, война. За сто лет солдатское жалованье выросло с 225 денариев при Августе до 300 денариев при Домициане (Domitian). Спустя столетие после Домициана, при Септимии, солдатам платили уже 500 денариев. А Каракалла всего через 10 лет поднял зарплату военных до 750 денариев. Другими словами, в монетном исчислении расходы на армию также росли. Монеты обесценивались, а военные траты увеличивались.

Неизвестно, насколько поднялось жалование солдат в конце III – начале IV века. У нас нет на этот счет никаких данных. Одна из причин в том, что солдаты получали зарплату в виде конфискованного продовольствия и товаров. Им, в буквальном смысле, платили едой, одеждой, крышей над головой и т.д. То же самое относится и к чиновникам.

Если, восходя на трон, император отказывался выдавать солдатам так называемую премию в честь прихода к власти нового императора, они просто его убивали. С такой проблемой римляне сталкивались даже во времена республики: солдаты негодовали, не получая денег.

Мы выяснили, что такие премии солдаты получали со времен Августа. В III в премии стали выплачиваться каждые пять лет. При Диоклетиане, бонусы стали выдаваться ежегодно и фактически стали частью основной солдатской зарплаты.

Сама армия, как я уже говорил, также увеличивалась в размерах. Со времен Августа и до Диоклетиана она выросла вдвое. Число чиновников тоже увеличилось. Все эти события тяжелым бременем легли на финансовые ресурсы государства, и оно уже было не в состоянии содержать само себя. А корабль государства продолжал плыть вперед часто за счет обесценивания денег, повышения налогов или обвинения людей в измене и конфискации их имущества.

Св. Григорий Богослов (Saint Gregory Nazianzus), один из Отцов Церкви, заметил, что война — это мать налогов. Мне кажется, об этом никогда не стоит забывать: война — мать налогов. И, конечно же, она еще и мать инфляции.

Так каковы же были последствия инфляции? Здесь есть одна странность: государство выжило, инфляция не погубила римское государство, но лишила свободы римский народ. Экономическая свобода стала первой жертвой инфляции.

По сути, Рим придерживался политики невмешательства в отношения между государством и экономикой. За исключением чрезвычайных ситуаций, обычно имеющих отношение к войне, римское правительство следовало политике свободной торговли и минимальных ограничений экономической деятельности своего народа. Но теперь под давлением необходимости платить армии и под давлением инфляции свободы людей были серьезно подорваны, при чем очень быстро.

Давайте начнем с класса под названием декурион. Декурионы — процветающий класс мелких и средних землевладельцев, доминирующий элемент городов Римской империи. Из них выбирали муниципальных советников, магистратов и чиновников.

Для них всегда было честью работать в правительственных учреждениях города, они отдавали улучшению городской среды не только свое время, но и деньги. Милосердным делом считалось построить стадион и купальни, отремонтировать улицы и обеспечить город чистой водой. Это была своего рода благотворительность, а наградой за все труды было, конечно же, народное признание и уважение.

В середине III в декурионам было поручено собирать налоги в муниципалитете. Центральное правительство больше не справлялось с этой работой, поэтому ответственными за получение доходов и их передачу правительству империи были назначены декурионы.

Им, естественно, такая работа давалась не легче, чем всем остальным, поэтому выручка снова не соответствовала поставленным требованиям. Правительство решило эту проблему просто: все те налоги, которых декуриону собрать не удалось, он должен был уплатить из своего кармана. Так сказать, стимул для сборщика податей. [смех]

Как вы сами понимаете, в виду нарастания кризиса, подрыва экономики гражданскими конфликтами и вторжениями, и последствий инфляции, декурионы, как бы странно это ни было, больше не желали быть декурионами. Они начали бросать свои земли, бросать города и сбегать в поисках убежища в другие более крупные города и провинции. Но безнаказанно им так поступать не позволили. Был выпущен закон, гласящий, что каждый декурион, обнаруженный в другом городе, должен быть арестован, связан как раб и возвращен к себе на родину, где на него снова будут возложены почетные обязанности декуриона. [смех]

III век ознаменован также гонениями на церковь. Некоторые императоры обладали отличным чувством юмора: был принят закон, согласно которому приговор христианину, признанному виновным в преступлении, предусматривающем смертную казнь, а именно уличенному в вере в Христа, не приводился тут же в исполнение, вместо этого обвиняемому предлагалось стать декурионом. [смех]

Торговцы и ремесленники объединялись в гильдии, торговые палаты и т.д. Они также попали под давление правительства, так как обычные каналы уже не справлялись с обеспечением военной машины — людям не нужны были разменные монеты. В итоге торговцы и ремесленники должны были поставлять правительству товары.

Если у тебя была швейная фабрика, ты был обязан предоставить столько одежды, сколько требовало государство. Если у тебя были корабли, ты должен был совершенно безвозмездно перевозить на них правительственные товары. Иными словами, это была своего рода национализация частных предприятий. И эта национализация означала, что люди, умеющие обращаться со своими деньгами и талантами, теперь были вынуждены служить государству, хотят они того или нет.

Если человек пытался бросить свое дело, закон заставлял его продолжать работать, т.е. сменить работу или род деятельности не представлялось возможным.

Но и этого было мало, ведь после смерти все освобождались от уплаты налогов. Поэтому профессия стала передаваться по наследству. Если ты умирал, твое дело переходило сыну. Если твой отец был сапожником, то сапожником был и ты. Сперва эти законы были направлены только на оборонные отрасли, но со временем все отрасли были признаны оборонными.

Крестьяне, известные как колоны, арендовали земли как в имперских, так и частных владениях. Раньше они тоже были свободным классом. Теперь же, оказавшись под давлением, как и все мелкие землевладельцы, они начали сбегать в поисках лучших возможностей, более выгодных земель или профессий. При Диоклетиане колоны оказались привязанными к земле.

Все, кто арендовал землю на том или ином участке, не мог от нее отказаться. Более того, они должны были оставаться на этой земле и работать. Можно сказать, что это было началом того, что в средние века называли крепостным правом, которое на самом деле зародилось еще в римском обществе.

«Война — мать налогов».

Мы знаем, например, из учений о Палестине, в частности из раввинских писаний, что в III и начале IV в очень сильно изменилась система землевладения. Во II в Палестина состояла в основном из крестьян, владеющих очень маленькими кусками земли, в среднем по 2.5 акра.

К IV в мелкие земли практически исчезли, а на их место пришли обширные владения, контролируемые несколькими крупными землевладельцами. В этих владениях работали те же самые крестьяне, которые в одночасье потеряли все свои земли. Иначе говоря, землевладение превратилось в своего рода капиталистическое сельское хозяйство.

В течение этого времени население Палестины, все еще преимущественно евреи, также изменилось, потому что собственность земель перешла от евреев к гоям. Причина всего этого очевидна: единственные люди, имеющие достаточно денег для того, чтобы выкупить эти маленькие кусочки земли, конечно же, работали в правительстве. Таких людей называли потентатами, т.е. властелинами. В результате блага в Палестине стали распределяться не так, как прежде. Согласно сохранившимся свидетельствам, то же самое происходило и в других районах Империи.

Что касается налогов, то они естественным образом повсеместно росли. Но Диоклетиан считал неэффективной унаследованную им систему. Каждая провинция в той или иной степени имела свою систему налогообложения, существовавшую еще с доримских времен. И вот он со своим военным складом ума потребовал все стандартизировать.

В итоге, все богатства, а это, конечно же, были земли, Диоклетиан стал оценивать в стандартных единицах производительности, югерах (iugum). Другими словами, каждый человек, имеющий землю, был либо лично, если он был крупным землевладельцем, либо совместно с более мелкими землевладельцами помещен в югер.

Это значило, что император впервые создал основы национального бюджета, чего у римлян никогда до этого не было. Таким образом, он всегда знал, сколько в каждой провинции налогооблагаемых единиц материальных благ. А значит ему было известно, на какую сумму должна пополниться государственная казна.

К сожалению, он не принял в расчет тот факт, что в сельском хозяйстве производительность очень сильно зависит от сезона. К тому же, если вдруг через твои земли пройдет армия, то на восстановление могут уйти годы. В результате целые районы обращались к императору с просьбой освободить их от налогов, пересчитать задолженности за последние пять лет и сократить количество единиц производительности, чтобы отразить потери населения и материалов.

В действительности же, когда человек говорил: «Раньше налог за эту землю платили пятеро, но двое сбежали, поэтому часть земли остается невозделанной», правительство отвечало: «Не имеет значения, за невозделываемые земли все равно надо платить». Я хочу сказать, что между налогами и производительностью не было никакой связи.

Как же люди защищались от этого? Прежде всего, больше не выдавали долгосрочных закладных. Исчезли все долгосрочные займы. В кредит никто ничего не выдавал, до тех пор, пока не получал гарантии выплаты долга золотыми или серебряными слитками.

Фактически, само правительство при Диоклетиане и Константине отказалось принимать налоги в виде золотых монет и настаивало на золотых слитках. Поэтому монеты, купленные на рынке, приходилось переплавлять. Причина же была в том, что даже само правительство не было уверено в подлинности своих золотых монет.

Залог за зерновые или займы всегда вносился в золоте, серебре или в виде самих зерновых культур. В Египте был найден документ, согласно которому банки отказывались принимать монеты с божественным ликом императора, т.е. государственные деньги. Правительство, естественно, заставляло банки принимать монеты. Все это привело к массовой коррупции в римском обществе, т.к. люди не хотели обменивать монеты по официально установленному курсу, а прибегали к услугам черного рынка и меняли монеты по рыночным правилам.

Очевидно, что в такой ситуации люди бросали свои земли, уклонялись от налогов, оставляли дома и готовы были лишиться социального статуса. Последним вкладом Диоклетиана в этот непрекращающийся кризис стал его известный «Эдикт о максимальных ценах» 301 г н.э. —известный пример, когда правительство приложило огромные усилия для ограничения инфляции путем контроля цен.

Поймите, что проблема была еще и в том, что Римская империя была огромна, она простиралась от Британии на западе и до Ирака на востоке, от Рейна и Дуная до Сахары.

В ее состав входили как развитые, так и очень примитивные территории, поэтому стоимость жизни от провинции к провинции очень разнилась. Самый низкий прожиточный уровень был в Египте. Жить в Палестине стоило в два раза дороже, чем в Египте, а в Италии в двое дороже, чем в Палестине.

«Большая часть римлян желала только одного после захвата варварами: не жить больше по правилам римской бюрократии».

Диоклетиан проигнорировал это желание. Он установил единые цены для всей империи. В результате для Египта эдикт, по всей видимости, был бесполезен, поскольку максимальная цена, зафиксированная в документе, достигалась там весьма редко. Жители же Рима, конечно, столкнулись с тем, что максимальная цена была ниже рыночной.

В результате на улицах вспыхнули восстания, а с полок стали пропадать товары. За нарушение закона предусматривалась смертная казнь, как, впрочем, почти за любое преступление, совершенное в Риме.

Мировоззрение Диоклетиана и причины создания эдикта о максимальных ценах изложены в преамбуле закона. Приведу лишь несколько цитат. Я хочу, чтобы вы обратили особое внимание на первые слова, т.к. их можно интерпретировать совсем не так, как этого хотел бы Диоклетиан.

«Если бы можно было препятствовать злоупотреблениям людей безграничной и безумной алчности» — тут, он, конечно же, не имел в виду себя [смех] — «Если бы вседозволенность не наносила ущерба всеобщему благосостоянию, если бы можно было препятствовать разграблению благ безумными, безнравственными, безудержными и алчными людьми, то все было бы хорошо». Кто же все эти люди? А это торговцы — алчные, жадные личности, единственные, как все знают, виновники инфляции.

Затем Диоклетиан говорит о себе и трех своих соратниках: «Мы, защитники человеческой расы» — где-то мы уже это слышали, правда? [смех] — «Мы выражаем свое согласие с тем, что необходимо вводить жесткое законодательство, чтобы свершилось то долгожданное, к чему человечество не смогло прийти самостоятельно» — как же это знакомо [смех]. Сами мы ни на что не способны, нам обязательно нужен законодатель.

«Благодаря нашему дару предвидения [смех], все еще можно исправить для всеобщего блага».

На самом деле, если читать этот эдикт дальше, то становится очевидно, что причиной, побудившей к его написанию, стали солдаты, главные жертвы инфляции. Диоклетиан боялся потерять контроль над своей армией. Поэтому именно солдаты и другие служащие государства нуждались в защите.

Итак, денежные реформы Диоклетиана были первыми робкими шагами в нужном направлении, если не считать Эдикта о ценах, оказавшегося попросту бесполезным, поэтому постепенно о нем забыли. Но шаги эти были недостаточно радикальными.

Учитывает его неспособность обеспечить достаточный запас золотых и серебряных монет, а также постоянную зависимость от налогов и заработных плат, выплачиваемых натуральными продуктами, и неограниченную чеканку бронзовых монет, Диоклетиану так и не удалось продвинуться в решении сложившейся проблемы.

Реформы Константина также оказались неполноценными, но носили решительный и радикальный характер, поэтому изменения были на лицо. Он силой изымал золото у налогоплательщиков, заставляя их сдавать все свои слитки, и передал постоянно растущий золотой запас в руки правительственных чиновников.

Золотом выплачивали премии военным, зарплату бюрократам и даже платили за некоторые общественные работы. Далее по нарастающей появилась двухступенчатая денежная система, в которой правительство, солдаты и бюрократы наслаждались преимуществами золотого стандарта, тогда как неправительственная часть экономики продолжала сражаться с быстро дорожающей фиатной валютой.

Новые золотые солиды, широко использующиеся их владельцами, т.е. работниками, получающими зарплату от правительства, продавались по разным рыночным курсам тем, кто отчаянно в них нуждался для уплаты налогов. И государство нашло способ защитить себя и своих служащих от неблагоприятных последствий своего же предыдущего инфляционного цикла, постепенно выбираясь из громоздкой и разорительной системы принятия налогов и выплаты заработных плат в натуральной форме. Между тем, народ страдал от огромных вливаний политических денег, которые им приходилось принимать в качестве платы государства за золото, серебро и другие товары.

Нам было бы полезно извлечь некоторые уроки из кредитно-денежной политики поздней Римской империи. Первый урок, как мне кажется, заключается в том, что если война, как сказал Рэндольф Борн (Randolph Bourne), — это здоровье государства, то она еще и яд для стабильной и твердой валюты. Кризис римской денежно-финансовой системы был тесно связан с военным вопросом.

Другой урок в том, что любая проблема может быть решена, если этого захочет правитель. Очевидно, что Диоклетиан и Константин хотели действовать в защиту интересов правящего класса, военного и чиновничьего аппарата.

Финансовые реформы были необходимы для того, чтобы получить поддержку армии и бюрократов, единственную реальную составляющую римского государства. С этой целью и была создана двухступенчатая система. Ее целью было стабилизировать денежный стандарт для правящей элиты, которая не задумываясь обеспечивала его за счет народа.

Римское государство выжило. Свобода римского народа нет. Когда в V в после варварских вторжений Запад вновь начал обретать свободу, люди старались воспользоваться этим шансом, дающим надежду на изменения. Потеряв свободу, крестьяне отстранились от римского государства. Деловые круги также стали несвободны. Лишился свободы и средний городской класс.

Экономика Запада ослабла, возможно, даже сильнее, чем экономика Востока. В начале V в, находясь во Франции (Галлия), христианский священник Сальвиан Марсельский (Salvian of Marseille) писал о причинах гибели запада: римское государство пало, потому что заслужило такой участи, не приняв главного принципа хорошего правительства — справедливости по отношению к народу.

Под справедливостью он имел в виду систему налогообложения. Сальвиан говорит нам, и я не думаю, что он преувеличивает, что одной из причин падения римского государства в V в было то, что римский народ, основная его масса, желал только одного после захвата варварами: не жить больше по правилам римской бюрократии.

Иными словами, римское государство оказалось врагом, а варвары — освободителями. И все это несомненно стало результатом инфляции III в. Государству удалось решить финансовые проблемы, но только для себя, а не для людей. Рим продолжал практиковать жесткую систему налогообложения, чтобы наполнить сундуки правящих бюрократов и солдат. Спасибо. [аплодисменты]
Источник http://goldenfront.ru/ https://mises.org/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=399290 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников