Можно ли спасти евро от краха?

Еврозона может столкнуться с очередным кризисом. Италия, третья по величине экономика еврозоны, выбрала то, что в лучшем случае можно обозначить как правительство евроскептиков. И это неудивительно.

Реакция в Италии — еще один предсказуемый (и спрогнозированный) эпизод в длинной саге плохо разработанного валютного соглашения, в котором доминирующая держава, Германия, препятствует проведению необходимых реформ и настаивает на политике, которая усугубляет текущие проблемы, применяя риторику, которая лишь разжигает конфликты и страсти.

Реальный ВВП Италии (с поправкой на инфляцию) в 2016 году оставался таким же как и в 2001 году. Однако и ситуацию в еврозоне в целом сложно назвать хорошей. С 2008 по 2016 год ее реальный ВВП вырос всего на 3%. В 2000 году, спустя год после введения евро, экономика США была на 13% больше экономики еврозоны; к 2016 году она была на 26% больше. После реального роста примерно в 2,4% в 2017 году – которого недостаточно, чтобы обратить вспять последствия десятилетия потерь — экономика еврозоны снова испытывает колебания.

Можно ли спасти евро от краха?


Если плохо справляется одна страна, обвиняйте страну; если плохо справляются многие страны, обвиняйте систему. Евро — это система, которая почти обречена на провал. Она отмела основные правительственные механизмы корректировки (процентные ставки и обменные курсы); и вместо того, чтобы создать новые институты, помочь странам справиться с различными непростыми ситуациями, в которых они оказались, эта система ввела новые ограничения — зачастую основанные на дискредитирующих экономических и политических теориях – в отношении дефицита, долга и структурной политики.

Предполагалось, что евро приведет к всеобщему процветанию, укрепит солидарность и поставит перед собой цель европейской интеграции. Фактически, случилось все с точностью до наоборот: рост замедлился, начались разногласия.

И проблема не в том, что нет идей, проблема в том как двигаться вперед. Президент Франции Эммануэль Макрон во время двух выступлений в Сорбонне в сентябре прошлого года и в мае, когда он получил международную премию Карла Великого, четко сформулировал видение будущего Европы. Но канцлер Германии Ангела Меркель тут же обдала холодной водой его предложения, предложив сравнительно малый объем денег для инвестиций в районы, которые в этом нуждаются.

Стоит отметить необходимость общей схемы страхования вкладов, чтобы предотвратить выступления против банковских систем в слабых странах. И Германия, похоже, признает важность банковского союза для поддержки единой валюты. Но банковский союз, по-видимому, является реформой, которую проведут когда-нибудь в будущем, без учета того, сколько вреда нанесено сейчас.

Основная проблема в валютной зоне: как исправить несоответствия в обменных курсах, это примерно то, с чем сейчас сталкивается Италия. Ответ Германии: переложить бремя на слабые страны, которые и так страдают от высокой безработицы и низких темпов роста. Мы уже знаем, к чему это приведет: боль, боль и еще раз боль, а также безработица и более медленный рост. Даже если рост в конечном итоге восстановится, ВВП не достигнет того уровня, который мог бы быть в случае реализации более разумной стратегии.

Альтернативой здесь является перенос нагрузки на сильные страны с более высоким уровнем заработной платы и более высоким спросом, который поддерживается государственными инвестиционными программами.

Подобный сценарий уже не раз реализовывался за последние несколько лет. Выбирается новое правительство, обещающее договориться с немцами о прекращении мер жесткой экономии и разработать более разумную программу структурных реформ. Но даже если немцы вообще сдвинутся с места, просто изменить экономический курс недостаточно. Возрастут антигерманские настроения, любое правительство, правоцентристское или левоцентристское, которое намекнет на проведение необходимых реформ, будет сброшено. Партии антиистеблишмента выиграют. Тупик!

Политические лидеры внутри еврозоны впадут в паралич, граждане захотят остаться в ЕС, наравне с этим они захотят положить конец мерам жесткой экономии и вернуть процветание. Им скажут, что нельзя совместить одно с другим. Подающие ранее надежды на коренные изменения в сердце Северной Европы, беспокойные правительства продолжат прежний курс, страдания людей усилятся.

Португальское правительство премьер-министра Антониу Кошта, возглавляемое социалистами, является исключением из правил. Кошта сумел вернуть экономику своей страны к росту (2,7% в 2017 году), добился высокой популярности (44% португальцев в апреле 2018 года заявили, что правительство оправдывает ожидания).

Италия может оказаться еще одним исключением, хотя в совершенно другом смысле. Там антиевропейские настроения наблюдаются как со стороны левоцентристов, так и со стороны правоцентристов. Учитывая, что у власти находится крайне правая партия «Лига Севера», Маттео Сальвини, лидер партии и опытный политик, может реально реализовать те угрозы, которые боялись реализовать неофиты в других местах.

Италия достаточно велика, у нее достаточно хороших и творчески мыслящих экономистов, чтобы фактически создать гибкую двойную валюту, которая снова привела бы к процветанию. Это нарушит правила евро, но бремя этого со всеми последствиями было бы перенесено в Брюссель и Франкфурт, а Италия рассчитывает на паралич ЕС, чтобы предотвратить окончательный разрыв. Каким бы ни был результат, еврозону ждет крах.

И она не должна к этому придти. Германия и другие страны Северной Европы могут спасти евро, проявив больше гуманности и больше гибкости. Но, наблюдая за первыми актами этой пьесы много раз, сложно ожидать, что сюжет как-то изменится.
Источник http://ktovkurse.com/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=402200 обязательна
Условия использования материалов