Трамп обвиняет ОПЕК, а нефть растет на успехах еврозоны и падает на торговой войне Трампа

Президент США вновь обвинил ОПЕК в повышении цен на бензин в стране. В последнюю декаду июня они вновь, как в середине мая, подскочили в Вашингтоне выше отметки в 3 долл/галлон в результате прироста цены на нефть WTI за этот период на 14%.
Цена на нефть Brent также выросла. Но её декадный прирост оказался вдвое меньше, всего 6%, и, как результат, ценовой спред между основными маркерными сортами нефти с поставкой в августе 2018 года сократился вдвое – с 10 до 5 долл/баррель (рис 1). Движение цены Brent вверх останавливает очень сильный уровень сопротивления 4,382(79,2) расширения Фибоначчи II типа (на рис 1 – голубые горизонтальные линии), построенного на последнем участке нисходящего ценового тренда с нижайшим минимумом 27,1 долл/баррель (уровень 0,0(27,1) и глубиной 11,89 долл/баррель. Во время дневных торгов 10 июля цена Brent была остановлена на этом уровне в третий раз. После чего она развернулась и на закрытии торгов 16 июля упала до уровня расширения Фибоначчи 3,764(71,85) – сильного уровня поддержки, подешевев на 9%. Цена WTI за то же время упала на 8%, ценовой спред между марками нефти Brent и WTI сокращался 11июля до годового минимума в 3 долл/баррель.

Первый раз цена Brent была остановлена вблизи 80-долларовой отметки во второй половине мая и простояла на нём неделю. За неделю до этого 8 мая Трамп объявил о выходе США из ядерной сделки с Ираном, восстановлении всех связанных с Ираном санкций и введении новых. При этом США потребовали от всех государств и компаний полного отказа от покупок иранской нефти к 4 ноября 2018 года, к концу периода ураганов. Если же компании не свернут закупки или поставки иранской нефти к началу ноября, им грозят американские санкции. На таком фоне рост цен на нефть Brent, возобновившийся после первомайской коррекции с отметки 73,13 долл/баррель, продолжился, поднимаясь в моменте в период с 16 по 23 мая до отметки 80 долл/баррель.

Это обстоятельство послужило основанием для всего аналитического сообщества, рупором которого является агентство Bloomberg, во-первых, предположить, что текущий рост цен идет на ожиданиях ноябрьского прекращения поставок на мировой рынок иранской нефти объемом 2 млн баррелей в день, и, во-вторых, обвинить Дональда Трампа в провоцировании своими действиями безграничного роста цен на рынке нефти, чему не сможет помешать увеличение добычи нефти на 1 млн баррелей в день участниками соглашения ОПЕК+, решение о котором принято 23 июня.

В таком объяснении бросаются в глаза 2 странные реакции рынка: бурный рост цен во второй половине мая на ожидаемое в ноябре прекращение экспорта иранской нефти, которое еще не факт, что состоится из-за торговой войны США с основным покупателем иранской нефти – Китаем. И совершенно неожиданный столь же бурный рост нефтяных цен в конце июня и в начале июля, наблюдавшийся вопреки рыночной логике на фоне фактического увеличения добычи участниками соглашения ОПЕК+. По многим оценкам, повышение добычи происходит очень быстро. К тому же, после нескольких недель спада, буровая активность в США и Канаде вновь пошла в рост – это ещё один сигнал наращивания добычи. Больше того, 11 июля выходит странный отчет Минэнерго США, на который проявилась не менее странная реакция нефтяных цен: запасы нефти в США неожиданно упали на 12,6 млн баррелей – рекордную величину за последние 2 года, а вместо ожидаемого значительного роста цен, началось их обрушение: по нефти Brent – рекордное с 2011 года на 7% в день, по нефти WTI - на 5% в день. Поскольку цены снижались еще до выхода отчета, аналитики не сомневаются, что давление на котировки оказали не данные о запасах, а ставшее известным в среду 11 июля указание Дональда Трампа начать процедуру введения 10-процентных пошлин на товары из Китая общей стоимостью 200 млрд долларов. И это в дополнение к уже введенным в пятницу 6 июля США и Китаем пошлинам на товары друг друга общей стоимостью 34 млрд долларов каждая. Министерство торговли Китая обвинило США в «разжигании крупнейшей торговой войны в экономической истории», а президент США пригрозил обложить пошлинами весь 500 миллиардный китайский импорт.

Раньше только мы связывали падение нефтяных цен с торговой войной Трампа. Наше объяснение падения цен в пятницу 1 июня этого года строилось на предположении, что цены на нефть устанавливаются не на физическом, а на бумажном рынке нефти – рынке нефтяных фьючерсов и опционов. При этом цены устанавливают крупные долгосрочные инвесторы, использующие нефтяные фьючерсы как хедж от инфляции. До падения цен 1 июня на рынке нефти наблюдалось 11-месячное ралли, начало которому положило выступление Дональда Трампа 21 июня 2017 года в штате Айова, где он сообщил о запуске налоговой реформы в стране. Своим драйвером ралли имело рост инфляционных ожиданий в США на обещанных Трампом налоговых стимулах.
Помимо инфляционных ожиданий есть еще один фактор, существенным образом влияющий на динамику нефтяных цен, это - валюта цены фьючерсных контрактов, с помощью которой долгосрочные инвесторы хеджируют риски падения валюты платежа за время держания контракта. Долгосрочные инфляционные ожидания в США, определенные как спред доходности 10-ти летних казначейских облигаций США – обычных (10 UST) и с защитой от инфляции (10TIPS), с самого начала июня этого года стабильны в коридоре 2,09 – 2,12% годовых. Поэтому связывать изменения нефтяных цен в этот период с изменением спроса на нефтяные фьючерсы, как на хедж от инфляции, не приходится. Все изменения цен сейчас связаны с валютой цены фьючерсного контракта и вызваны, по сути, сменой лидера по темпам роста среди основных валют. Решение Дональда Трампа 1 июня ввести импортные пошлины на сталь и алюминий, несмотря на заверения министра финансов США, что торговая война отложена, вызвало панику на финансовых рынках и привело к бегству инвесторов в валюты - убежища, среди которых одной из самых востребованных является йена. И действительно, 1 июня лидером по темпам роста среди основных валют вместо доллара США стала йена.

Для того чтобы определить валюту цены фьючерсных контрактов, мы очистили графики нефтяных цен от эффекта инфляционных ожиданий, вычитая из индексов нефтяных цен решения уравнений линейной регрессии в интервале 9.03.2007 – 18.07.2018, где корреляция между ценами на нефть и инфляционными ожиданиями (спредом доходности 10UST и 10TIPS) больше или равна 0,7 (рис 2, 3). Очищенные индексы нефтяных цен мы привязали к значениям курсов валютных пар EUR/USD и GBP/USD в тех точках указанного интервала, где курсы пар служат для очищенных индексов уровнями сопротивления/поддержки. Этим мы добились максимального частичного совпадения очищенных индексов нефтяных цен с курсами самых разных валют (не только с курсами евро и британского фунта стерлингов) по отношению к доллару США в интервале последних 5 лет (рис 4,5).

Как видно из рисунков, валютой цены по нефти WTI на решении президента США 1 июня действительно стала йена (не исключено, близкая по долларовой стоимости вона) в корзине с долларом США (не исключено, близким по долларовой стоимости швейцарским франком). По нефти Brent валютой цены 1 июня еще оставалось евро (в корзине с валютами более низкой долларовой стоимости). Именно это обстоятельство и привело в тот день к расширению ценового спреда между различными марками нефти до 11 долл/баррель. Евро стал валютой цены по нефти Brent в самом конце мая на решении итальянского президента не проводить внеочередные парламентские выборы, которые уже называли референдумом о членстве республики в еврозоне, а поручить сформировать правительство беспартийному Джузеппе Конте. Это предотвратило выход Италии из зоны евро после победы евроскептиков на выборах в итальянский парламент и привело к взлету евро против доллара США. Именно на этом политическом успехе в сохранении еврозоны цены на нефть Brent и достигли тогда 80-долларовой отметки.

В условиях регулярного повышения процентной ставки в США и сохранения нулевой ставки в еврозоне не приходится ждать, что евро надолго сохранит лидирующую позицию по темпам роста среди основных валют, а значит – роль валюты цены фьючерсного контракта. Однако даже такие политические успехи в сохранении еврозоны уже способны вызывать появление евро в качестве валюты цены по обеим маркам нефти и скачкообразный рост цен на них. Этот вывод полностью подтверждается динамикой нефтяных цен и сменой валют цены нефтяных фьючерсов последние 1,5 месяца. Показательно в этом отношении 14%-ное ралли цены WTI в последнюю декаду июня, обусловленное догоняющей нефть Brent сменой валюты цены по нефти WTI с йены на евро (рис 4). Появление евро в качестве валюты цены по обеим маркам нефти в период с 27 июня по 10 июля этого года обусловлено достижением на предварительном саммите ЕС 26 июня и основном саммите 28-29 июня соглашения по вопросам миграции. Сокращение потока беженцев наносит удар по позициям евроскептиков и снижает риски распада еврозоны. По единодушному мнению аналитиков, именно политический фактор стал катализатором роста евро в тот раз. А, следовательно, в соответствии с нашим подходом, и причиной появления тогда серии максимумов по обеим маркам нефти.

Указание Дональда Трампа начать процедуру введения новых пошлин на товары из Китая, ставшее известным 11 июля, прервало эту серию. Рекордное 7%-ное дневное обрушение цены Brent в среду 11 июля, продолжившееся в понедельник 16 июля до общего снижения в 9%, было обусловлено сменой валюты цены по нефти Brent с евро (в корзине с долларом США или швейцарским франком) на йену (вону) (рис 5). Цена WTI обвалилась 11 июля на 5%, 16 июля падение, после незначительной коррекции 12-13 июля, продолжилось с чуть меньшим за это время итоговым результатом – 8% на смене валюты цены с евро на доллар США (швейцарский франк) (рис 4). Ценовой спред между марками нефти Brent и WTI в 3 долл/баррель оказался 11 июля вблизи минимальных значений этого года.

Мы считаем, что это падение нефтяных цен ненадолго. При сохранении двойного дефицита в экономике США даже в условиях повышения процентной ставки ФРС мы ожидаем не только возврата цен к достигнутым уже максимальным значениям года из-за очередного скачка евро против доллара США на политических успехах в сохранении еврозоны, но и продолжения роста нефтяных цен. Этот рост не сможет остановить увеличение добычи нефти ни участниками соглашения ОПЕК+, ни сланцевыми компаниями США. Катализатором процесса станет повышение процентных ставок ЕЦБ и Банком Англии, что позволит ценам на нефть выйти на уровень первой половины 2014 года, когда валютой цены по обеим маркам нефти был как раз британский фунт стерлингов. Вероятность повышения ставки Банком Англии в августе резко возросла после того, как заместитель управляющего банка – «голубь» Дейв Рамсден недавно высказался в пользу роста стоимости кредитования.

Трамп обвиняет ОПЕК, а нефть растет на успехах еврозоны  и падает на торговой войне  Трампа

рис.1


рис.2


рис.3


рис.4


рис.5
Источник http://elitetrader.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=407142 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников