Что могут значить новые пошлины США против Китая. Взгляд с 4 сторон

Накануне Белый дом объявил о введении новых 10%-ных пошлин на импорт $200 млрд товаров из Китая.

Тарифы вступят в силу 24 сентября. Ранее обозначенного уровня в 25% пошлины достигнут к концу года, что по словам чиновника из администрации президента США позволит американским компаниям скорректировать за это время свои цепочки поставок.

Согласно заявлению Дональда Трампа, пошлины являются ответом США на несправедливую политику Китая в отношении американских технологий и интеллектуальной собственности.

Помимо этого, Трамп повторил угрозу, что в случае ответных мер Белый дом «немедленно перейдет к третьему этапу – введению пошлин на дополнительный импорт стоимостью около $267 млрд».

Совокупно в 2017 году импорт китайских товаров в Штаты составил около $505 млрд. Если сложить объявленные $200 млрд и уже введенные $50 млрд, то уже имеем около половины китайского импорта. Так что в теории поду грозой может оказаться вся сумма.

Министерство торговли КНР во вторник объявило, что введет ответные пошлины на товары американского экспорта объемом $60 млрд в год в те же сроки - с 24 сентября. Как говорится в заявлении, пошлины США стали новым фактором неопределенности для китайско-американских переговоров.

Таким образом формально риски торговых войн нарастают. Поводов для роста волатильности и эмоциональных движений на рынках предостаточно.

На мой взгляд, вероятность достижения некоторого компромисса между странами достаточно высока. Возможности Китая отвечать на американский протекционизм ограничены, поскольку импорт китайской продукции в Штаты превышает стоимость американских товаров, закупаемых Китаем, более чем в 2 раза. Так что, Китай вполне может пойти на уступки. Понимание этого удерживает мировые рынки от просадки, на открытии торгов в США фондовые индексы прибавляют около 0,5%.

При прочих равных условиях «сценарий апокалипсиса», на мой взгляд, выглядит маловероятным. Однако последствия для финансовых активов могут быть существенными.

Последствия для США

Макроуровень. Экспорт составляет около 12% американского ВВП. При этом на торговлю с Китаем приходится лишь 1%. Согласно оценке Capital Economics, если взаимная торговля между странами просядет на 20%, воздействие на ВВП США составит лишь 0,2%.

Что могут значить новые пошлины США против Китая. Взгляд с 4 сторон


Есть более важный момент - спрос на многие китайские товары слабо эластичен по цене. Добавим к бюджетно-налоговому стимулированию на пике американской экономики протекционистскую политику, и усиление инфляции может быть не за горами. За этим может последовать более активное повышение ставок ФРС, которое усложнит обслуживание госдолга.

Это вопрос будущего, но есть еще и эмоциональный момент, который может спровоцировать коррекцию по рынку США уже в ближайшее время. Наш прогноз предусматривает просадку до 2610-2550 пунктов по индексу S&P 500 в среднесрочной перспективе.

В теории, в ответ на действия США Китай может замедлить покупки Treasuries в свой портфель. Однако по факту резкого сокращения покупок ждать вряд ли стоит, ибо при таком раскладе портфель КНР в $1,18 трлн окажется под угрозой. В условиях повышения ставок ФРС тренд на рост доходностей гособлигаций США, судя по всему, будет носить плавный характер.

В среднесрочной перспективе есть предпосылки для продолжения укрепления доллара на мировом рынке. Однако в долгосрочной перспективе «американец» может оказаться под ударом. Если инфляция в Штатах усилится, а Федрезерв будет придерживаться осторожной политики, то реальные процентные ставки заметно снизятся, что окажет давление на доллар.

Микроуровень. На «зарубежные» рынки приходится около 38% выручки компаний индекса S&P 500. При этом на китайскую выручку приходится около 4%. Представители американского бизнеса неоднократно высказывали об угрозе, исходящей от протекционизма Трампа.



Под наибольшим ударом может оказаться сектор высоких технологий (57% выручки за пределами Штатов). Новые пошлины затрагивают китайские электронные устройства, микросхемы и сетевое оборудование. Все это активно используется в процессе производства высокотехнологичной продукции. Исключением при введении пошлин стал ряд потребительских товаров, в частности «умные» часы от Apple и Fitbit, но это уже конечный продукт.



Распродажам уже подверглись акции чипмейкеров. На мой взгляд, в некоторых случаях просадка носит явно чрезмерный характер. В случае Micron Technology имеем сильные балансовые показатели, существенные перспективы роста доходов, а также серьезную недооценку по сравнительным мультипликаторам.

Возможный ответ Китая несет угрозу и для промышленных компаний, имеющих значительный рынок сбыта в стране. К примеру, речь может идти о представителях традиционного автопрома – GM и Ford. На бумаги этих компаний также давит смена фазы цикла автопродаж в США и отказ от налоговых льгот на покупку автомобилей в КНР.

Проблема для Китая

Китайский фондовый рынок находится в районе минимумов 2015 года, согласно индексу Shanghai Composite, который с начала года потерял около 20%. Это своего рода напоминание о рисках.

График индекса Shanghai Composite с 2013 года, таймфрейм недельный



В последние годы КНР пытается уйти от экспортоориентированной модели экономики. В 2017 году на экспорт пришлось 20% ВВП страны. Для сравнения – в 2006 году это были 36%. Торговля с США составляет 2,5% ВВП КНР. Согласно оценкам Capital Economics, в случае просадки взаимной торговли на 20% китайский ВВП потеряет 0,5%, что заметно больше по сравнению со Штатами.

С 2010 году наблюдается устойчивый тренд на замедление китайской экономики (согласно ВВП). В целом с 1989 по 2018 год средний прирост китайской экономики составил 9,6% годовых. По итогам II квартала речь шла о +6,7% (г/г). На 2018 год руководство Китая прогнозирует прирост ВВП в размере 6,6%. В августе индекс деловой активности в промышленности Китая (PMI) от Caixin опустился до 14 месячного минимума, 50,6 пункта.



В прошлом месяце дефицит внешней торговли между США и Китая достиг рекордных $31,05 млрд. Китайские экспортеры воспользовались девальвацией юаня, которая стала негласным ответом на протекционистские действия Дональда Трампа.



С начала мая юань потерял около 7% против доллара. Если верить в теорию заговора, то девальвация китайской валюты была произведена намеренно с целью стимулировать экспорт в Штаты. Фактически на юань давит повышение ставок ФРС, а также замедление экономики Поднебесной. Риски торговых войн усиливают девальвационные тенденции, создавая своего рода замкнутый круг.

График USD/CNY за год, таймфрейм недельный



Помимо этого, Народный банк Китая периодически вливает ликвидность в финансовую систему страны. Начиная с апреля, была дважды снижена норма обязательного резервирования для банков.

Ослабление юаня не только усиливает риски торговых войн, но и способно разогнать инфляцию в Китае, снизить покупательную способность населения и ударить по финансовой системе страны.



В ответ на замедление экономики и ослабление юаня в конце июля Госсовет КНР объявил о ряде мер фискального и монетарного стимулирования экономики. Было обещано повысить «проактивность налогово-бюджетной политики».

Будет осуществлен выпуск специальных бондов и увеличены вложения в инфраструктурные проекты, предоставлены налоговые льготы для бизнеса. Создается государственный фонд, который будет предоставит гарантии по кредитам малому бизнесу на общую сумму до 140 млрд юаней.

Пока же Народный банк Китая дал понять, что принимает меры для поддержки юаня. Регулятор сообщил, что банки, участвующие в фиксинге юаня, снова начали учитывать контрциклический фактор в своих расчетах с целью сгладить девальвационные тенденции в валюте.

Сырьевые рынки

В начале 2000-х гг. «китайское чудо» стало очевидным, а Поднебесная превратилась в локомотив мировой экономики. Параллельно взлетели и сырьевые рынки, ибо Китай наращивал потребление нефти и металлов.

Китай занимает 3-е место в мире по потреблению нефти после США и ЕС (13,2 млн барр/день в 2017 году). Более половины нефти в страну импортируется.
Экономика Поднебесной все еще перегружена производственными мощностями и прочими инфраструктурными объектами, тогда как власти страны стремятся к расширению потребительской модели. В случае более активного замедления из-за торговых войн можем получить падение спроса на сырье.

Реализация подобного сценария способна компенсировать потерю иранской нефти, а также постоянное снижение венесуэльского производства и других проблемных членов ОПЕК, в лучшем случае способствуя сохранению текущего баланса на рынке.

Добыча нефти в США неуклонно увеличивается, и это дополнительный фактор риска для нефти. Согласно отчету EIA, добыча нефти на основных сланцевых месторождениях США в октябре вырастет на 79 тыс. б/с по отношению к уровню сентября и составит рекордные 7,6 млн б/с.

Смогут ли в этой ситуации участники ОПЕК+ предотвратить негативный сценарий, возобновив сокращение поставок, является большим вопросом. Ведь в условиях заметного снижения нефтяных котировок велика вероятность, что некоторые из участников сделки начнут нарушать ее условия, чтобы решить свои внутренние финансово-экономические проблемы.

Негатив для России

Возможные жертвы - нефтегазовые и металлургические компании России, а также российская экономика в целом. Нефть и нефтепродукты занимают главную строчку в экспорте, а значит и бюджете РФ. К концу 2017 года доля нефтегазовых доходов в федеральном бюджете снова дошла до 40%.

Чем ниже доходы, тем зачастую и ниже расходы. Это применимо и к госрасходам, которые являются одной из ключевых компонент при расчете ВВП. При этом эффект мультипликативный - при сокращении госрасходов страдают инвестиции и потребительский сектор, последний из-за ограничительной фискальной политики и снижения затрат на социальную сферу.

Россия замыкает первую десятку торговых партнеров Китая. Товарооборот между РФ и КНР по итогам 2017 года вырос на 20,8% и составил $84 млрд. Согласно оценкам министерства коммерции КНР, к концу 2018 года этот показатель может превысить $100 млрд. Более того, китайцы активно вкладываются в российскую экономику, накопленный объем инвестиций успел достичь $13 млрд.

С одной стороны, ухудшение взаимоотношений с США может заставить Китай больше сфокусироваться на проектах с Россией. Тут имеем «палку о двух концах» - возможно, придется в большей степени открыть российский рынок для товаров из Китая, а ведь наша страна еще не в полной мере развила внутреннее производство, несмотря на программу импортозамещения.

Другой, еще более важный, момент - в случае большего замедления китайской экономики спрос на импорт продукции из России может серьезно сократиться, ударив и по экономике России.

Ну и последний фактор – финансовые рынки. На фоне усиления рисков торговых войн и цикла монетарного ужесточения ФРС может произойти отток средств с развивающихся рынков. Логичное в таких условиях ослабление рубля способно привести к взлету инфляционных ожиданий и снижению покупательной способности российского населения. Рынок акций России при таком раскладе может оказаться под давлением, в особенности сырьевой сектор.

Ситуация ухудшается ввиду девальвационных трендов в валютах большинства развивающихся стран, который спровоцировали структурные дисбалансы на фоне риска торговых войн и роста ставок ФРС.

Источник http://bcs-express.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=416531 обязательна
Условия использования материалов

Лучший европейский брокер

40 лет На финансовом рынке. 20 лет Лицензирована в Великобритании. 0.2 pips спреды с быстрым исполнением. 24/5 Служба поддержки клиентов с персональным менеджером

Брокер бинарных опционов

Binarium предоставляет профессиональные услуги начиная с 2012 года. Получите бонус 100% на депозит от 2000 рублей