Драйверы изменения нефтяных цен – ожидаемая инфляция в США и валюта цены фьючерсного контракта

В экспертном сообществе, рупором которого являются агентства Reuters и Bloomberg, драйверами изменения цен на нефть в последнее время считаются сокращение покупок нефти в Иране в ожидании запрета США на такие покупки с ноября месяца и рост добычи как в остальных странах-участницах соглашения ОПЕК+, так и сланцевой нефти в США.

Ранее http://elitetrader.ru/index.php?newsid=401550 только мы связывали наблюдаемую динамику нефтяных цен с тем обстоятельством, что цены на нефть теперь устанавливаются не на физическом, а на бумажном рынке нефти. При этом мы считаем, что цены устанавливают крупные долгосрочные инвесторы, которые добавляют нефтяные фьючерсы в свои инвестиционные портфели как инструмент, хеджирующий риски инфляции. Спрос на этот инструмент и определяет цены на нефть. Помимо инфляционных ожиданий есть еще один фактор, существенным образом влияющий на динамику нефтяных цен. Это – валюта цены фьючерсных контрактов, с помощью которой долгосрочные инвесторы хеджируют риски падения валюты платежа – доллара США – за время удержания нефтяного фьючерса.

Подход к динамике нефтяных цен экспертного сообщества

Первый раз цена Brent подошла к 80-долларовой отметке во второй половине мая и простояла на этом уровне неделю. За неделю до этого 8 мая Трамп объявил о выходе США из ядерной сделки с Ираном, восстановлении всех связанных с Ираном санкций и введении новых. При этом США потребовали от всех государств и компаний полного отказа от покупок иранской нефти к 4 ноября 2018 года, к концу периода ураганов. Если же компании не свернут закупки или поставки иранской нефти к началу ноября, им грозят американские санкции. На таком фоне рост цен на нефть Brent, возобновившийся после первомайской коррекции с отметки 73,13 долл/баррель, продолжился, поднимаясь в моменте в период с 16 по 23 мая до отметки 80 долл/баррель.

Это обстоятельство послужило основанием для следующих выводов со стороны экспертного сообщества. Во-первых, текущий рост цен был связан с ожиданиями запрета США на покупку иранской нефти объемом 1,5 млн баррелей в день с ноября. И, во-вторых, Дональд Трамп был обвинён в провоцировании безграничного роста цен на рынке нефти, чему не сможет помешать увеличение добычи нефти на 1 млн баррелей в день участниками соглашения ОПЕК+, решение о котором было принято 23 июня.

При таком подходе к объяснению динамики цен бросаются в глаза 2 странные необъяснимые реакции нефтяного рынка: бурный рост цен во второй половине мая на ожидаемое в ноябре сокращение экспорта иранской нефти, которое еще не факт, что состоится в мае из-за торговой войны США с основным покупателем иранской нефти – Китаем. Совершенно неожиданный столь же бурный рост нефтяных цен в конце июня и в начале июля, наблюдавшийся вопреки рыночной логике на фоне фактического увеличения добычи нефти участниками соглашения ОПЕК+, тем более что повышение добычи, по многим оценкам, происходило очень быстро. Более того, 11 июля вышел странный отчет Минэнерго США, на который проявилась не менее странная реакция нефтяных цен: запасы нефти в США неожиданно упали на 12,6 млн баррелей – рекордную величину за последние 2 года, а вместо обычного на такое снижение запасов роста цен началось их обрушение: по нефти Brent вообще рекордное с 2011 года – на 7% в день, по нефти WTI – на 5% в день. Поскольку цены снижались еще до выхода отчета, экспертное сообщество посчитало, что давление на них оказали не данные о запасах, а ставшее известным 10 июля из публикации The Wall Street Journal (WSJ) указание Дональда Трампа начать процедуру введения новых пошлин на товары из Китая. Это, по мнению аналитиков, может вызвать сокращение мирового ВВП и ослабить глобальный спрос на нефть.
Во время дневных торгов 4 сентября фьючерсы на нефть WTI подскакивали до 71,06 долл/баррель – наивысшего значения с июля 2013 года, фьючерсы на нефть Brent – до 79,16 долл/баррель. Этот взлет цен после окончания автомобильного сезона в США все аналитики вначале приписали урагану Гордон в Мексиканском заливе, затем, когда ураган сдулся до шторма, – опасениям нехватки сырья в результате действий президента Дональда Трампа против Ирана. С тех пор этот аргумент в объяснении наблюдаемого время от времени роста нефтяных цен становится в экспертном сообществе определяющим. Президент же США в свою очередь 20 сентября вновь обвинил ОПЕК в монопольном повышении цен на нефть. Он делает это регулярно, как только стоимость бензина на американских АЗС поднимается выше отметки в 3 долл/галлон.

И наконец, странным и необъяснимым выглядело новое обрушение нефтяных цен 23 октября вместо их ожидаемого роста на обострении геополитической напряженности в связи с убийством в саудовском консульстве в Стамбуле Джамала Хашогги – критика режима, саудовского журналиста с турецкими корнями, пишущего для американских газет. Тем более, что произошло это в сезон ураганов и непосредственно перед введением запрета США на покупку иранской нефти. Аналитики связали его с противоречивым заявлением министра энергетики Саудовской Аравии, который под угрозой санкций США против королевства, сказал, что он не исключает увеличения добычи нефти в стране до 11–12 млн баррелей в сутки, хотя выход на такую добычу и потребует 3 месяца времени. Снижение цен продолжилось и 25 октября, несмотря на неожиданное сообщение WSJ в тот день о том, что Китай под давлением США всё-таки прекратил покупку иранской нефти. И теперь уже накануне введения американских санкций против иранской нефтяной промышленности, аналитики вместо неограниченного роста ожидают неограниченного падения нефтяных цен.

В заключение следует отметить, что экспертное сообщество рассматривает нефтяной рынок совершенно изолированно от других рынков, что не позволяет проследить влияние на него реально существующего межрыночного взаимодействия (см. рис 1).

Наш подход к динамике нефтяных цен

До падения цен 1 июня на рынке нефти наблюдалось 11-ти месячное ралли, начало которому положило выступление Дональда Трампа 21 июня 2017 года в штате Айова, где он сообщил о запуске налоговой реформы в стране. Своим драйвером ралли имело рост инфляционных ожиданий в США на обещанных Трампом налоговых стимулах. Еще раньше, в ноябре 2016 года победа Трампа на президентских выборах с его про-инфляционной предвыборной программой уже вызывала рост нефтяных цен, однако тот рост был остановлен фиаско с отменой или заменой Obamacare в Конгрессе США в марте 2017 года. Трамп сделал эту отмену ключевым пунктом своей предвыборной кампании. Долгосрочные инфляционные ожидания в США, определенные как спред доходности 10-ти летних казначейских облигаций США – обычных (10UST) и с защитой от инфляции (10TIPS) – с самого начала июня этого года стабильны в коридоре 2,09 – 2,12% годовых. Поэтому связывать изменения нефтяных цен в этот период с изменением спроса на нефтяные фьючерсы, как на хедж от инфляции, не приходится. Все изменения цен были связаны с валютой цены фьючерсного контракта и вызваны, по сути, сменой лидера по темпам роста среди основных валют. Решение Дональда Трампа 1 июня ввести импортные пошлины на сталь и алюминий, несмотря на заверения министра финансов США, что торговая война отложена, вызвало панику на финансовых рынках и привело к бегству инвесторов в валюты – убежища, среди которых одной из самых востребованных является йена. И действительно, 1 июня лидером по темпам роста среди основных валют вместо доллара США стала йена.

Для нахождения валюты цены фьючерсных контрактов мы очистили цены от ожидаемой инфляции в США. Для этого мы вычли из индексов нефтяных цен решения приведенных на рис 2 трёх уравнений линейной регрессии, применимых на интервале 22.03.2007 – 31.10.2018, где корреляция между ценами на нефть и ожидаемой инфляцией в США (спредом доходности 10UST и 10TIPS) больше или равна 0,7. Очищенные таким образом индексы нефтяных цен мы привязали к значениям курсов валютных пар EUR/USD, GBP/USD и USD/USD в тех точках указанного интервала, где курсы пар служат для очищенных индексов уровнями сопротивления/поддержки (рис 4,5). Этим мы добились максимального частичного совпадения очищенных от ожидаемой инфляции в США индексов нефтяных цен с курсами самых разных валют (не только с курсами евро, британского фунта стерлингов и доллара США) к доллару США в интервале последних 5 лет (рис 6,7).

Как видно из этих рисунков, валютой цены по нефти WTI на решении президента США 1 июня действительно стала японская йена (не исключено, близкая по долларовой стоимости южнокорейская вона) в корзине с долларом США (близким по долларовой стоимости швейцарским франком). По нефти Brent валютой цены 1 июня еще оставалось евро (в корзине с валютами более низкой долларовой стоимости). Именно это обстоятельство и привело в тот день к расширению ценового спреда между различными марками нефти до 11 долл/баррель. Евро стал валютой цены по нефти Brent в самом конце мая на решении итальянского президента не проводить внеочередные парламентские выборы, которые уже называли референдумом о членстве республики в еврозоне, а поручить сформировать правительство беспартийному Джузеппе Конте. Это предотвратило выход Италии из зоны евро после победы евроскептиков на выборах в итальянский парламент и привело к взлету евро против доллара США. Именно на этом политическом успехе в сохранении еврозоны цены на нефть Brent и достигли тогда 80-долларовой отметки.

В условиях регулярного повышения процентной ставки в США и сохранения нулевой ставки в еврозоне не приходится ждать, что евро надолго сохранит лидерство по темпам роста среди основных валют, а значит – роль валюты цены фьючерсного контракта. Однако даже такие, политические успехи в странах еврозоны способны вызывать появление евро в качестве валюты цены по обеим маркам нефти и скачкообразный рост цен на них. Этот вывод полностью подтверждается корреляцией динамики нефтяных цен со сменой лидеров по темпам роста среди основных валют в последние месяцы.

Показательно в этом отношении 14%-ное ралли цены WTI в последнюю декаду июня, обусловленное догоняющей нефть Brent сменой валюты цены с йены на евро по нефти WTI (рис 6). Появление евро в качестве валюты цены по обеим маркам нефти в период с 27 июня по 10 июля этого года обусловлено достижением на предварительном саммите Евросоюза 26 июня и основном саммите 28–29 июня соглашения по вопросам миграции. Сокращение потока беженцев наносит удар по позициям евроскептиков и снижает риски распада еврозоны. По единодушному мнению аналитиков, именно политический фактор стал в тот раз катализатором роста евро. А, следовательно, в соответствии с нашим подходом, и причиной появления тогда серии максимумов по обеим маркам нефти.
Указание Дональда Трампа начать процедуру введения новых 10%-ных пошлин на товары из Китая общей стоимостью 200 млрд долларов после взаимного введения США и Китаем 6 июля 25%-ных пошлин на группы товаров друг друга общей стоимостью 34 млрд долларов каждая, ставшее известным из публикации WSJ 10 июля, прервало эту серию. Последовавшее за ним рекордное 7%-ное дневное обрушение цены Brent 11 июля, продолжившееся 16 июля до общего итогового снижения в 9%, было обусловлено сменой валюты цены по нефти Brent с евро (в корзине с долларом США или швейцарским франком) на йену (вону) (рис 7). Японская йена (южнокорейская вона) используется инвесторами в качестве валюты-убежища всякий раз, когда обостряются отношения между США и Китаем. Цена WTI обвалилась 11 июля на 5%, 16 июля падение, после незначительной коррекции 12–13 июля, продолжилось с чуть меньшим итоговым результатом в тот день – 8% на смене валюты цены по нефти WTI с евро на доллар США (швейцарский франк) (рис 6). Ценовой спред между Brent и WTI в результате такой смены валют цены фьючерсных контрактов с евро на доллар США по нефти WTI и с евро на йену – валюту с меньшей долларовой стоимостью – по нефти Brent оказался 11 июля вблизи минимальных значений этого года в 3 долл/баррель. Снижение цены WTI с коррекционными отскоками продолжилось вплоть до 15 августа на догоняющей нефть Brent смене валюты цены по нефти WTI с доллара США (швейцарского франка) на йену (вону). При одинаковых валютах цены – евро в период с 27 июня по 10 июля и йене в период с 11 июля по 15 августа – ценовой спред между Brent и WTI был примерно одинаков и равен 5 – 6 долл/баррель.

Рост нефтяных цен возобновился в середине августа. 16 августа Министерство коммерции Китая сообщило о возобновлении переговоров по торговле с правительством США. Хотя Трамп отнесся к новости скептически, она привела к тому, что обычно играющая роль валюты-убежища во времена обострения торгового конфликта между США и Китаем японская йена уступила эту роль швейцарскому франку. В соответствии с нашим подходом это должно было привести и привело к смене валют цены фьючерсных контрактов и, соответственно, к росту нефтяных цен. С середины августа к началу сентября цены на нефть повысились более, чем на 10%.

Мы считаем основным фактором роста нефтяных цен в настоящее время ожидания скорого повышения процентных ставок ЕЦБ и Банком Англии и роста европейских валют к доллару США на этом ожидании. Британский фунт стерлингов и евро резко выросли против доллара США 10 сентября, когда главный переговорщик со стороны Евросоюза о Brexit – выходе Великобритании из Евросоюза – Мишель Барнье сказал на форуме в Словении, что считает реалистичным срок в шесть–восемь недель, за который стороны могут уладить все разногласия и договориться. Ведь Brexit, наряду с торговыми войнами и долговым кризисом Италии, рассматривается инвесторами в качестве препятствия на пути восстановления экономики еврозоны. И если торговые войны из-за критики американских же производителей, вынужденных покупать подорожавшие материалы и комплектующие из Китая и Евросоюза, потихоньку затухают, проблемой для зоны евро пока остается Италия. Новое популистское правительство 28 сентября наконец-то приняло бюджет страны на 2019 год. Соглашение между Джованни Триа – министром финансов, назначенным на пост в качестве независимого экономиста с целью успокоить рынки, и лидерами Лиги и Пяти звезд было подписано на падающем флажке поздней ночью. Чем дольше длились переговоры, тем выше поднималась доходность итальянских облигаций, тем ниже падал евро. Компромисс позволил ему нащупать почву под ногами и пойти в рост. Несмотря на то, что новый целевой показатель дефицита в 2,4% все еще ниже бюджетного правила ЕС в 3%, это решение итальянского правительства может вызвать и уже вызвало недовольство руководства ЕС. Однако теперь ни у кого не остается сомнений в том, что Италия сделала свой выбор в пользу еврозоны.

Проблема Brexit также вышла на первый план: по времени сделку необходимо было завершить до октябрьского саммита стран ЕС, который состоялся 17–18 октября в Брюсселе. Слухи о том, что Германия отказалась от ключевых требований по Brexit и готова принять менее подробное соглашение о будущих торговых связях с Великобританией, вернувшие надежду на заключение сделки, появились еще 4 сентября, однако тогда же были опровергнуты. Британский фунт и евро на этих новостях резко выросли против доллара США и, соответственно, резко выросли цены на нефть. Как уже было сказано, 10 сентября Барнье высоко оценил готовность сделки к заключению, хотя на саммите Евросоюза 20 сентября план Терезы Мэй по Brexit был отвергнут. Основным препятствием стали её предложения по границе и торговым отношениям между Ирландией, которая сохраняет членство в Евросоюзе, и Северной Ирландией, которая вместе с Великобританией из Евросоюза уходит. Курс британского фунта стерлингов резко повысился 1 октября, цена на нефть Brent впервые с 3 ноября 2014 года превысила 85 долл/баррель, на нефть WTI впервые с 3 июля этого года поднялась выше 75 долл/баррель после сообщения о том, что Великобритания для заключения соглашения по Brexit готова пойти на компромисс по проблеме границы с Ирландией.

С точки зрения технического анализа движение цены Brent вверх остановил сильный уровень сопротивления 4,882(85,17) расширения Фибоначчи II типа (на рис 1 – голубые горизонтальные линии), построенного на последнем участке нисходящего ценового тренда с нижайшим минимумом 27,1долл/баррель (уровень 0,0(27,1) и глубиной 11,894 долл/баррель.

Цены на нефть достигли новых максимумов 3 октября – 86,29 и 76,41 долл/баррель, по нефти Brent и WTI соответственно, после того как доходность 10-летних казначейских облигаций США – 10UST резко и внезапно повысилась с 3,05% накануне до 3,15%. Президент ЕЦБ Марио Драги на встрече МВФ и Всемирного банка на Бали 13 октября назвал такой скачок процентных ставок, вызванный финансовой нестабильностью, инфляционными сюрпризами или геополитикой, ключевой угрозой, стоящей перед мировой экономикой. Спред доходности облигаций 10UST и 10TIPS расширился с 2,12 до 2,16 п.п., нефть подорожала с дневным скачком по Brent на 1,76%, нефть WTI – на 1,57%. Движение цены Brent вверх на этот раз остановил второй сильный уровень сопротивления 5,0(86,57) расширения Фибоначчи II типа (рис 1).

Теперь в соответствии с правилами технического анализа с большой вероятностью следовало ожидать коррекционный откат цены до уровня поддержки. Такую поддержку цена Brent нашла только на уровне расширения Фибоначчи II типа 4,382(79,22) (рис 1), который совсем недавно – с середины мая по середину сентября – выступал для цены Brent сильнейшим уровнем сопротивления. На этот раз цена Brent тестировала этот уровень сверху на протяжении 8 рабочих дней с 11 по 22 октября.

Коррекционный откат нефтяных цен шел за счет снижения как долларовой стоимости валюты цены (корзины валют), так и спреда доходности казначейских облигаций 10UST и 10TIPS, который обычно наблюдается после повышения ставки ФРС США. Последний раз ФРС повысила ставку 26 сентября, и как обычно перед повышением ставки спред доходности казначейских облигаций рос в силу того, что инвесторы в преддверии появления новой ставки избавляются от старых бумаг с более низкой фиксированной ставкой. В начале октября финансовый рынок был потрясен ростом, как доходности, так и спреда доходности казначейских облигаций, который был обусловлен в основном ростом экономики США, а не ожиданиями ускорения инфляции. Тем не менее, именно этот спред служит для инвесторов рыночным индикатором долгосрочных инфляционных ожиданий в США. С ростом инфляционных ожиданий у инвесторов растет спрос на инструменты, хеджирующие риски инфляции и, в частности, на 10TIPS. Что собственно и предопределяет расширение спреда. На этом расширении спреда доходности казначейских облигаций перед повышением ставки ФРС цена на нефть Brent и преодолела сильнейший уровень сопротивления – уровень расширения Фибоначчи II типа 4,382(79,22) и вышла к другому обычно сильному уровню сопротивления 4,618(82,03) (рис 1). Пробить вверх и этот уровень цена Brent смогла уже за счет более высокой валюты цены фьючерсного контракта на уверенности долгосрочных инвесторов в хорошей перспективе роста европейских валют. К успехам еврозоны, ведущим к росту курса евро к доллару США и, соответственно, росту цен на нефть, можно отнести и рост индекса потребительских цен в сентябре в годовом выражении на 2,1%, что стало известно из доклада Евростата 28 сентября. ЕЦБ, целевой уровень инфляции у которого – чуть ниже 2%, также говорит о растущем ценовом давлении. Глава ЕЦБ Марио Драги 24 сентября отметил относительно энергичный рост базовой инфляции, а член ЕЦБ Филип Лейн 28 сентября сказал, что данные по заработной плате становятся все более позитивными с точки зрения роста инфляции. Такая риторика руководителя и представителей ЕЦБ обычно вызывает рост курса евро к доллару США, и, соответственно, рост нефтяных цен.

Обрушение мировых финансовых рынков, в том числе падение нефтяных цен, 10 октября началось сразу после появления в Financial Times интервью с министром финансов США Стивеном Мнучиным, в котором тот предостерег Китай от конкурентной девальвации юаня на фоне продолжающегося торгового конфликта между двумя крупнейшими в мире экономиками. Министр финансов США сначала спровоцировал коррекцию на всех мировых рынках, включая рынок нефти, а потом сам же и вернул рынки к росту. Своим интервью от 10 октября он перепугал инвесторов готовящимся объявлением Китая валютным манипулятором, вызвав их бегство в защитные активы – казначейские облигации США и валюты-убежища в ответ на эскалацию торговой войны между США и Китаем в результате такого объявления. Но уже 11 октября после его интервью Bloomberg страхи на рынках стали исчезать: стало известно, что эксперты американского минфина рекомендовали ему не признавать Китай валютным манипулятором. А 12 октября он и глава Народного банка Китая Йи Ган встретились на полях ежегодной конференции МВФ и Всемирного банка на Бали и подробно обсудили вопросы, связанные с валютным рынком. При этом Йи Ган заверил, что власти Китая не будут использовать курс юаня в качестве оружия в торговой войне с США, а Стивен Мнучин сказал, что вопросы, касающиеся валютного рынка, должны быть включены в будущие торговые переговоры Вашингтона и Пекина. После чего рынки вернулись к росту.

Кроме того, 14 октября стало известно, что Великобритания и Евросоюз достигли соглашения по основным пунктам переговоров о Brexit, что сразу же привело к росту курсов евро и британского фунта стерлингов к доллару США и, соответственно, росту цен на нефть. Но, уже 17 октября на саммите ЕС Мишель Барнье выступил с заявлением о том, что для выработки соглашения ЕС с Великобританией по Brexit необходимо больше времени. После чего евро и британский фунт стерлингов перешли к снижению относительно доллара США, а вместе с ними на смене валют цены по обеим маркам нефти с евро на доллар США (по Brent – в корзине с евро, по WTI – с йеной или воной) стала снижаться и нефть. Поддержку она нашла на уровнях расширения Фибоначчи II типа 4,146(76,41) и 4,09(75,75) (рис 1).

При этом продолжил сокращение и спред доходности 10UST и 10TIPS, который 25 октября достиг минимального с конца мая значения в 2,05 п.п. Сокращение спреда – снижение ожидаемой инфляции в США и, соответственно, снижение нефтяных цен, идущее параллельно с падением фондовых индексов (см. рис 1), говорит, скорее всего, о том, что на финансовых рынках, включая рынок нефти, уже начинает сказываться давление от ужесточения денежно-кредитной политики ФРС США.

Кратковременный разворот на валютном рынке и рынке нефти наблюдался 26 октября. Спред доходности в тот день также немного повысился. Это случилось после того, как канцлер Германии Ангела Меркель на пресс-конференции во время краткого визита в Прагу, отвечая на вопросы журналистов относительно Brexit, сказала, что ЕС хочет «упорядоченного решения» для вывода Великобритании, добавив, что «мы не имеем дело с другими сценариями на данный момент».

Следует подчеркнуть, что в нашем подходе рост и снижение нефтяных цен не является безграничным, как в подходе сообщества экспертов, основанном на запрете США покупок нефти у Ирана и наращивании добычи остальными странами-участницами ОПЕК+ и сланцевой нефти в США. Мы считаем, что они ограничены инфляционными ожиданиями в США и курсами валют-лидеров по темпам роста к доллару США.

Драйверы изменения нефтяных цен – ожидаемая инфляция в США и валюта цены фьючерсного контракта













Источник: http://elitetrader.ru/
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка обязательна Условия использования материалов

Поддержать нас:

- Поделитесь ссылкой http://elitetrader.ru/index.php?newsid=423433
- Оформите доступ к версии сайта без рекламы