Великое возвращение


Пусть пандемия COVID-19 началась как кризис системы здравоохранения, однако он быстро перерос в экономический и социальный.

При кризисе обнажаются сильные и слабые стороны существующих операционных моделей. В период такой неопределенности, когда открытость, регуляторное согласование и международное сотрудничество могли бы только принести пользу индивидуумам и национальным государствам, похоже, что сам кризис и поиск виновных в пандемии усилят существующую тенденцию деглобализации, автономии и националистических настроений.

В таком случае существующее неравенство усугубится, пошатнутся сами основы демократии, и произойдет дальнейшая фрагментация в устройстве геополитики, которое поддерживало мировой порядок с момента падения Берлинской стены. Итог: замедление экономического роста в сочетании с ослаблением свободы рынка и независимости центральных банков параллельно с растущей поляризацией общества, что повышает политическую нестабильность и делает экономику уязвимой.

После нескольких десятилетий оптимизации глобальных цепочек поставок, когда приоритет отдавался минимизации затрат, пандемия COVID-19 обнажила уязвимые места в схеме производства «точно в срок», когда запасов либо нет, либо они очень малы. Торговая война США и Китая породила этот сдвиг и стала предупреждением, что нельзя слишком сильно полагаться на Китай. А пандемия теперь усилила тенденцию к переходу от глобализации к локализации. Теперь бизнес будет повышать устойчивость цепочек поставок посредством локализации и региональных связей, создавая более надежные производства, позволяющие более эффективно справляться с перебоями и «хвостовыми» рисками.

Австралия, будучи небольшой открытой экономикой с высокими затратами на энергию и труд, а также с устаревшей промышленностью, оказывается весьма уязвима перед деглобализацией. Многое будет зависеть от итоговых мер, которые будут приняты специальной комиссией федерального правительства по этой проблеме.

Великое возвращение


Доля производства в ВВП Австралии сильно сократилась

Источник: Australian Industry Group https://cdn.aigroup.com.au/Economic_Indicators/Economic_Outlook/Australian_Manufacturing_in_2019.pdf

Переход к самодостаточности должен происходить не только на уровне компаний, но также и на уровне потребителей и всей страны: государство стимулирует импортозамещение через локализацию производственных мощностей. От правительственных инвестиций до потребителей – везде наблюдается предпочтение локального глобальному. Австралийцы проведут отпуск в своей стране не по своему желанию, а из-за необходимости. Однако перемена наблюдается и в том, что касается местного бизнеса и отечественной продукции: австралийцы поддерживают их всё больше. Недавнее исследование компании Venture Insights для NBN Co выявило, что 70% опрошенных теперь предпочитают местную продукцию импортной при онлайн-покупках во время карантина.

Угрозу представляет не только сам кризис, но и та ситуация, когда государственное вмешательство становится нормой. Нетрадиционные монетарные меры, в первую очередь примененные для помощи ослабленным экономикам, рискуют усугубить структурные проблемы неолиберальных экономических систем. Такие проблемы усугубляют неравенство, способствуя постоянному переходу благосостояния к постоянно уменьшающейся доле населения. Профилактика, как правило, бывает лучше лечения. Но австрийское «лекарство», хотя и политически невыгодное, может быть лучше «профилактики», которая дает огромный корпоративный долг, компании-зомби и растущее неравенство на фоне снижения производительности.



Замещение капитализма корпоративным социализмом, рост экономического неравенства и непропорциональные потери, понесенные малым бизнесом и людьми с невысоким доходом, только усилят рост популизма, который мы наблюдаем в последние годы.

Центральные банки могут стараться подавить волатильность, но хаотичность в системе приведет к возникновению нестабильности в других сферах: агрессия и общественная поляризация подорвут политическую стабильность и разъединят ткань социума. Такая агрессия питает «ястребов», которые будут атаковать глобализацию как жупел, усиливая свои проигрышные по природе протекционистские режимы под маской самодостаточности. В итоге поддержка националистических настроений – которые показали способность набирать поддержку избирателей благодаря простым ответам на сложные вопросы – является еще одним благоприятным фактором для деглобализации.

Для рисковых активов это должно быть неблагоприятным сочетанием. Однако динамика акций в данный момент определяется избытком ликвидности и спекулятивными настроениями, а не фундаментальными показателями. Подытожим: ФРС и мировые центральные банки сохраняют и будут сохранять аккомодационную политику. И никакие «пузыри» не станут для них препятствием, независимо от рисков. Рост цен на активы может давать ощущение стабильности, однако он повышает уязвимость системы, поскольку стоимость компаний оказывается переоцененной и оторванной от реальности.

Из истории мы знаем, что иррациональность может держаться на финансовых рынках намного дольше, чем сохраняется платежеспособность. Хотя надо полагать, что фундаментальные показатели в итоге отодвинут ликвидность на второй план, господство ликвидности оказалось довольно стойким – особенно при том, что нехватка привлекательных альтернатив и ожидание, что ставки долго останутся низкими, толкает инвесторов вверх по рисковому спектру, в акции (принцип TINA – «нет варианта лучше»). Вынужденные действиями центробанков покупать активы при снижении цен, такие инвесторы гонятся за доходностью и вкладываются в рисковые активы (FOMO – синдром упущенной выгоды). Сопротивление оказалось тщетным и дорогостоящим, однако такая динамика создает такую извращенную ситуацию, когда не нужно ожидать быстрого восстановления экономики, чтобы покупать акции (и, соответственно, «продавать» деньги, эффективные рынки и установление цен).



Пусть центральные банки сделали так, что реальность не отражалается на ценах активов, однако самой реальности всё равно грозят эффекты капитализма – и это проявляется в беспрецедентной потере рабочих мест и росте безработицы.

В Австралии основное внимание должно уделяться перестройке экономики, а не выправлению бюджета и откату стимулирующих мер. Пандемия COVID-19 должна стать катализатором усиленного оживления экономики в противовес расточительности центробанков.

Диверсифицированный и инклюзивный рост должен стать образом действия, с централизацией бюджетных расходов вокруг создания рабочих мест – а также оживления инвестиций и производительности – в противоположность поощрению спекуляции на непроизводящих активах, таких как недвижимость. Необходимо поощрение научно-исследовательской деятельности, выходящее за рамки налоговых льгот, инвестиции в профильное образование (как профессиональное, так и фундаментальное), переподготовку и повышение квалификации, а также регуляторное затишье.

При развитии отечественной промышленности освоение возобновляемой энергетики может не только стимулировать внутреннее производство, но и создать основу для более активной и продуктивной экономики после пандемии, которая будет работать еще долгие годы, а не только здесь и сейчас.

При разговорах о деглобализации и импортозамещении часто забывают о концепции сравнительного преимущества. Однако Австралия имеет явное сравнительное преимущество в возобновляемых ресурсах; при этом нигде, как в Австралии, так не ощущался в этом году разрушительный эффект изменений климата. Отсюда следует необходимость в инвестициях и фискальном стимулировании, нацеленных не только на экономический кризис, но и на климатический.

Те положения, от которых в последние годы зависели цены на активы, теперь меняются; а значит, пора уходить в портфелях от традиционного соотношения 60/40. Инструменты с фиксированным доходом больше не смогут служить буфером для сбалансированного портфеля – доходности уже на исторических минимумах, а выигрыш от выпуклости денежного потока исчерпан. Тенденция к деглобализации и усиленное внимание к экономическому суверенитету заставляют отдавать локальному предпочтение перед глобальным. Увеличение вложений в местную инфраструктуру, борьбу с изменением климата, в устойчивое развитие, ветряную и солнечную энергетику, энергетическую и водную безопасность, оборону и медицинскую инфраструктуру – всё это создает привлекательные возможности в мире акций. При этом диверсификация портфелей направляется в сторону драгоценных металлов, альтернативных инвестиций и реальных активов.
http://www.investing.com/ (C)

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter