Несостоятельность современной денежной теории

Это вторая часть нашего анализа современной денежной теории (СДТ) и возможных последствий ее воплощения на практике. Предпосылкой написания статей стало видео Стефани Келтон, в котором она рассматривает основные положения теории.

Как мы уже говорили, в теории эта концепция выглядит намного привлекательнее, чем на практике. Причина заключается в том, что экономисты исходят из предпосылки нормализации спроса/предложения в случае его дисбаланса. Однако на практике люди не всегда реагируют так, как должны.

В предыдущей статье мы остановились на обсуждении сходства США и Японии. А конкретнее – на том, что авторы СДТ не видят никаких проблем в наращивании долговой нагрузки и дефицита бюджета (вопреки реальности).

Мировая волна в долг
Давайте посмотрим, что г-жа Келтон думает по этому поводу.

«Вспомните, что произошло после Второй мировой войны, когда государственный долг США составлял 100-125% от ВВП. Если бы тогда мы говорили о долге как об угрозе благосостоянию будущих поколений и национальной безопасности, это выглядело бы по меньшей мере странно. Разве наши бабушки и дедушки беспокоились о следующем поколении, когда выпускались облигации, которые помогли выиграть мировую войну, сформировать сильнейший средний класс и обеспечить самый долгий период мира и процветания?

После Второй мировой войны начался золотой век капитализма, что привело к росту дефицита и государственного долга. И, конечно, следующее поколение наследует эти облигации. Но они не становятся обузой; они становятся активами».

Давайте подробнее рассмотрим высказывание мисс Келтон касательно Второй мировой войны.

Во-первых, обратите внимание на размер дефицита. Представленный ниже долгосрочный график наших долгов, дефицитов и темпов экономического роста проясняет ситуацию.

Несостоятельность современной денежной теории


Золотой век
Дефицит бюджета, с которым США вступили во Вторую мировую войну, в ретроспективе едва заметен. Самое главное – что правительство брало деньги в долг, продавая населению «военные облигации». Эти ценные бумаги пошли на финансирование военной машины США, что в перспективе предполагает отдачу капитала. Правительство вкладывало средства в производство и строительство, а вся экономика была переведена на военные рельсы.

Г-жа Келтон забыла упомянуть, что в этот период экономика в среднем росла на 15% в год. Это неудивительно, учитывая, что все население обеспечивало военную экономику США. В то время как мужчины воевали на фронте, женщины строили самолеты, грузовики, танки и джипы. Не было никакого «избыточного» потребления, поскольку вся продукция, начиная бензином и заканчивая сыром и покрышками, была нормирована, ведь требовалось кормить, вооружать и одевать войска за границей.

Мисс Келтон права — наши дедушки и бабушки не беспокоились из-за растущего долга. Каждый рабочий США хотел одержать победу в войне. Они знали, что после окончания войны правительство сократит дефицит и рассчитается по долгам, вернувшись к соблюдению финансовой дисциплины.

Затем наступил «золотой век». Фактически, США не так сильно пострадали во Второй мировой войне, как другие державы. Франция, Великобритания, Россия, Германия, Польша, Япония и другие страны лежали в руинах. Именно благодаря этому Америка смогла продемонстрировать сильнейший экономический рост в истории: люди вернулись домой, чтобы начать восстановление разрушенной Европы.

Но это было только начало.

Космическая гонка
В конце 50-х годов Америка вступила в космическую гонку, которая длилась почти два десятилетия и привела к скачкам в инновациях и технологиях, которые заложили основу для будущего Америки.

Эти успехи в сочетании с мощной промышленностью, а также низкой задолженностью, способствовали невероятному экономическому росту, наращиванию сбережений и инвестиций.

А сейчас США не являются центром производства. Причиной является глобализация и тенденция к выносу производства в регионы с дешевой рабочей силой. Научно-технический прогресс продолжает сокращать потребность в человеческом труде и снижать заработную плату за счет роста производительности. Самое главное – что домохозяйства активно берут в долг на нужды, которые не предполагают отдачи капитала.

Г-жа Стефани вполне логично обосновала необходимость наращивания дефицита, но оценка последствий явно ошибочна. Злоупотребление долговым финансированием подрывает экономику.



Теория разбивается о скалы практики
«Инфляция в США почти всегда разгонялась за счет издержек (так называемая инфляция, обусловленная ростом издержек производства). Стоимость продукции растет из-за таких вещей, как, например, скачки цен на нефть. Инфляция может подогреваться рынком жилья или сектором здравоохранения. Если инфляция спровоцирована ростом цен на энергоносители, то вы, вероятно, не будете заставлять ФРС повышать процентные ставки, а Конгресс — налоги. Нужно предпринимать другие шаги, поэтому я отвергаю идею о том, что СДТ предполагает использование налогов для борьбы с инфляцией. Это неверное понимание данной теории, но люди продолжают так говорить», — Келтон.

Фактически, это и есть ключевая проблема СДТ. Как мы отметили в первой статье, вы можете наращивать долговую нагрузку и дефицит до тех пор, пока инфляция не становится проблемой. Однако для того, чтобы эта теория работала, показатель инфляции должен быть точным и не поддаваться манипулированию.

И, к сожалению, в настоящее время это не так.

Чем заполнить пробел?
Г-жа Келтон (как и сторонники множества экономических теорий) не принимает во внимание огромную разницу между «теоретической» и «реальной» инфляцией. В то время как экономические теории продолжают называть инфляцию двигателем экономики, последние 30 лет населению становилось все труднее справляться с растущими издержками.

«Ниже представлен график, отражающий разрыв между уровнем жизни и реальными располагаемыми доходами населения. Начиная с 1990 года одни только доходы уже не могли обеспечивать уровень жизни, поэтому потребители начали заполнять этот разрыв за счет заимствований. Однако с момента мирового финансового кризиса даже этих усилий больше не хватает. Сейчас потребители не могут покрыть рекордный годовой дефицит в $2654 без дополнительных долгов».



СДТ уже применяется
Как и в случае с остальными экономическими теориями, этим «социалистическим расходам» нужно оправдание. И тут г-жа Келтон полностью противоречит собственной теории, заявляя, что для достижения целевого уровня расходов инфляция не имеет значения.

Фактически, СДТ уже применяется.



Старые очереди на новый лад
Во времена Великой депрессии люди становились в очередь за бесплатным питанием. Сейчас масштабы бедствия аналогичны, только люди стоят в очереди не за хлебом, а за социальной помощью.

«Снижение реальных доходов очевидно. Рост трудовых резервов и спроса на высокооплачиваемую работу оказывают давление на заработную плату. Компании также идут по пути наращивания производительности, аутсорсинга и рационализации штата. Тем не менее, повседневные расходы (включая стоимость продуктов, энергоносителей и здравоохранения) продолжают расти. В отсутствие сопоставимого роста доходов все большее число домохозяйств вынуждены обращаться за помощью просто для того, чтобы выжить».



Если правительство не будет оказывать помощь, многие люди окажутся на улице. На приведенной выше диаграмме отражены государственные программы социального обеспечения. Черная линия представляет сумму основных подкомпонентов. С момента начала пандемии такие статьи как страхование по безработице, и «другие пособия» выросли на 3 триллиона долларов. Объем других пособий также растет (включая социальные пособия, федеральную программу оказания медицинских услуг малообеспеченным слоям населения, а также выплаты ветеранам).

Важно отметить, что эти выплаты обеспечивают выживание среднестатистического человека. Государственная помощь в настоящее время составляет ~ 38% реальных располагаемых доходов населения. Более 1/3 доходов обеспечивается правительством, поэтому неудивительно, что у экономики проблемы. Собранные налоги вливаются обратно в потребление, что практически никак не стимулирует рост экономической активности.

Пришла пора проснуться
СДТ — не халява. Учитывая снижение стоимости доллара (а, следовательно, и покупательной способности), за все заплатят физические лица. СДТ — это скрытый налог, который платят все держатели доллара. Как отметил Майкл Лебовиц в статье «Two Percent for the One Percent», инфляция бьет по бедному населению и среднему классу, делая богатых еще богаче.

Проблема инфляции маскируется невозможностью ее точно рассчитать. Даже если вы верите в СДТ, как вы можете применять теорию, не имея на руках точного значения ключевой метрики?

В течение последних 30 лет правительство США и ФРС придерживались «кейнсианских» взглядов на денежно-кредитную и налогово-бюджетную политику. Однако в действительности большая часть совокупного экономического роста финансировалась за счет дефицита, растущей долговой нагрузки и истощающихся сбережений. В свою очередь, сокращение инвестиций в реальный сектор привело к падению производства. Экономика замедлилась, а заработная плата упала, заставляя потребителей брать в долг (что также подрывает показатель нормы сбережений). И по мере роста кредитного плеча люди начали направлять большую часть своих доходов на обслуживание долга.

Если вычесть долги, то окажется, что экономика не растет с 1970-х годов.



Во-вторых, большинство программ государственных расходов перераспределяют доходы работающих в пользу безработных. Сторонники кейнсианства утверждают, что это поддерживает благосостояние пострадавших от рецессии. Однако их модели игнорируют снижение производительности, которое является следствием инвестирования без предполагаемой отдачи капитала.

В теории СДТ выглядит отлично
Сторонники СДТ правы в том, что размер долга и дефицита не имеет значения, если заемный капитал расходуется на проекты, предполагающие отдачу капитала. Если инвестиции формируют поток доходов, перекрывающий балансовую стоимость долга, то все прекрасно.

Опять же, именно здесь теория начинает расходиться с практикой. Бесплатное здравоохранение, образование, уход за детьми, обеспечение прожиточного минимума и т. д. НЕ предполагают отдачу капитала. Как показывает практика, такая поддержка оказывает отрицательный мультипликативный эффект на экономику.

Наиболее показательным моментом является неспособность экономистов, которые определяют нашу денежно-кредитную и бюджетную политику, осознать проблему попыток решить вопрос долгов вливанием заемных средств.

Кейнсианство предполагает, что «деньги в карманах людей» стимулируют потребительские расходы и, следовательно, ВВП. Однако события последних 30 лет доказали, что это не так.

Подведем итог
Сторонники СДТ считают, что раздача денег населению поможет добиться устойчивого экономического роста. Однако нет никаких доказательств того, что это поможет.

Мы опасаемся, что СДТ, которая обещает «бесплатные блага» без последствий, вызовет всплеск инфляции, увеличит разрыв в уровнях благосостояния и, в конечном итоге, повысит градус социальной нестабильности и популизма. Этот путь прошли все страны, которые обращались к эмиссионному покрытию расходов.

Концепция СДТ похожа на «коммунизм» и «социализм». Звучит неплохо, пока вы не вдаетесь в детали.

Доктор Брок отмечает:

«Это действительно “Американский коллапс”. Настоящая проблема заключается в соблюдении баланса межу “жесткой экономией” и “щедростью”. Одна сторона обеспечивает долгосрочное процветание для всех, а другая — нет».
Источник: http://www.investing.com/
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка обязательна Условия использования материалов