О чем молчат центробанки? Перспективы рынков акций и золота

Куда ведут нас долги и что мешает людям противостоять новой мантре финансового мира? Почему молчат центральные банки мира? Каковы краткосрочные перспективы для рынков акций и золота? Ответы в новой статье Эгона фон Грейерца.

Совместное заявление Кристин Лагард и Джерома Пауэлла на секретной встрече «Большой семерки» с участием всех лидеров и финансовых руководителей семи стран, а также МВФ и Банка международных расчетов звучало следующим образом:

Финансовая система находится на грани краха с сентября 2019 года, когда мы начали изменения ставки репо и количественное смягчение. И с тех пор стало только хуже. Коронавирус появился в момент, когда банковская система была почти разрушена.

Мы через многое прошли, стараясь уберечь банки. Но теперь должны спасти крупные корпорации, небольшие компании, частных лиц, местные муниципалитеты и штаты, федеральное государство, и это в дополнение к спасению финансовой системы, которая с каждым днем чувствует себя все хуже. Система протекает как сито, и мы изо всех сил стараемся удержать все на плаву.

К счастью, у нас есть печатные станки, которые помогают поддерживать контроль над ситуацией, но это пока. Мы очень боимся, что рынок поймет — созданные нами деньги, бесполезны. Так и есть, но мы никому не можем сказать. Если мир это осознает, финансовая система может рухнуть в считанные дни. И мы не сможем это остановить….


Черная дыра: все гораздо хуже, чем в 2008
И это, дорогие читатели, то, что происходит с миром сегодня. Он стоит на грани крушения финансовой системы. Небольшая трещина может отправить все в черную дыру. Для этого требуется лишь серьезная вторая волна COVID-19 или банкротство банка, которое вызовет взрыв долговых рынков и системы в целом.

В 2008 году человечество находилось в аналогичной ситуации, но с тех пор долг вырос более чем на 100 триллионов долларов, деривативы — на несколько сотен триллионов долларов, и это в условиях распада мировой экономики. Сегодня все гораздо хуже с точки зрения риска.

О чем молчат центробанки? Перспективы рынков акций и золота


Мы также должны помнить, что безнадежные долги увеличиваются с каждой минутой, и большинство заемщиков находятся под серьезным финансовым давлением. Просто взгляните на график, где показана связь плохих долгов с уровнем безработицы. Банки еще не сообщили об этом, но в ближайшие пару кварталов мы обязательно об этом услышим.

Раскрытие правды — революционный акт
Так почему же главы ФРС и ЕЦБ не говорят правду? Возможно, говорят, но на своем языке.

Президент ЕЦБ Кристин Лагард заявила, что восстановление после пандемии коронавируса будет «сдержанным» и навсегда изменит часть экономики. А Пауэлл недавно сказал следующее: «Дальнейший путь, похоже, будет трудным. Были потеряны жизни и средства к существованию, а неопределенность впереди очень велика».

Таким образом, «сдержанный» и «трудный» достаточно корректны, чтобы не ввергнуть мир в панику. Очевидно, они никогда не скажут вкладчикам банка, что их деньги скоро исчезнут. Вот почему люди должны понять это сами. Но они не поймут, пока не станет слишком поздно.



Уроки риска

Большинству людей никогда не приходилось беспокоиться о рисках финансовой системы, поскольку до сих пор их спасали центральные банки.

Более 50 лет в бизнесе позволяют усвоить много уроков. В молодости, когда я получил степень магистра делового администрирования еще в 1969 году, я узнал все о кейнсианской экономике, но гораздо позже понял, насколько она неправильна.

Свой первый опыт работы я получил в отделе коммерческого кредитования в швейцарском банке. Тогда банковская система Швейцарии работала на консервативных принципах. Это был идеальный тренинг для анализа и понимания рисков, которые сильно отличались от сегодняшних огромных уровней левериджа при минимальном финансовом покрытии.

Настоящим началом моего опыта работы с риском была деятельность в Dixons. В то время это был небольшой бизнес, который мы создали для ведущего британского ритейлера потребительской электроники, входящего в индекс FTSE 100. Поначалу я был зеленым 29-летним финансовым директором, а несколько лет спустя стал исполнительным заместителем председателя. Dixons была основана еврейским предпринимателем и превосходным бизнесменом. Это была школа жизни. Сейчас ему 88 лет, и он все так же проницателен.

Один из наших принципов состоял в том, чтобы всегда паниковать заранее, но контролируемым образом. Например, если потребительские расходы существенно падали, мы значительно сокращали расходы в рамках компании в течение нескольких дней. И если мы делали крупные приобретения, мы быстро продавали мертвые или ликвидные активы, чтобы снизить леверидж до консервативных уровней.

Будучи финансово осторожными и коммерчески агрессивными, нам удалось быстро развить компанию, не принимая на себя чрезмерных рисков. Мы пережили без давления и нефтяной кризис в начале 1970-х годов, и забастовку шахтеров, из-за чего электричество было только 3 дня в неделю. В другие дни мы продавали телевизоры с помощью свечей.



Ключевую роль играли низкое кредитное плечо и небольшие долги, что кардинально отличается от сегодняшней реальности. Поэтому ни один человек и ни одна компания не могут пережить серьезный кризис без масштабной государственной помощи. В последнее время никого не учат откладывать на черный день. Когда дела идут хорошо, все деньги тратятся, когда идут плохо — люди берут в долг или получают помощь от государства. Это касается как отдельных лиц, так и крупных корпораций.

Долги и дефицит — современная мантра мира финансов
В условиях низких или нулевых процентных ставок и постоянно снижающейся стоимости денег стимула экономить просто нет. Кроме того, власти и центральные банки подают очень плохие примеры.

Как можно ожидать от людей осторожности, когда их правительства и центробанки десятилетиями увеличивали дефицит и печатали деньги. Долги и дефициты — мантра современных финансов. Но, похоже, никто не понимает, что эта мантра стала хронической болезнью, которая убивает мир намного быстрее коронавируса.

Центральные банки мира в настоящее время пытаются превзойти Веймар и Зимбабве. С начала пандемии вместе с правительствами по всему миру они напечатали и заняли 18 триллионов долларов. А с начала Великого финансового кризиса в 2006 мировой мировой долг увеличился более чем вдвое: со 125 триллионов до 275 триллионов долларов, и это только начало.

Мы говорим о миллиардах, триллионах и квадриллионах — если бы мы только понимали, что это значит на самом деле. Представить, что такое триллион, абсолютно невозможно. Давайте начнем с подсчета до одного триллиона. Это займет у вас 32 000 лет. Вам придется считать очень быстро, не сомневаться и не ошибаться — и не начинать сначала. Итак, возьмем только что напечатанные 18 триллионов долларов — сколько это займет времени? Почти 600 000 лет.

Количественное смягчение ФРС и ЕЦБ представляет нулевую ценность
Нереально и невозможно. Всякий раз такие масштабы выпуска валюты, как когда-то в Веймаре, оказывались бесполезными. И нынешний случай — не исключение!

Обязательства подобного размаха никогда не будет выполнены по рыночной ставке. Только отрицательной или близкой к нулю. Долг никогда не будет погашен средствами, заработанными должным образом. 18 триллионов долларов представляет 22% мирового ВВП. И поскольку сегодня почти все страны имеют дефицит, вероятность того, что этот долг когда-либо будет исчерпан, равна нулю. Помните, что у США не было надлежащего профицита бюджета с 1960 года. (Профицит времен Клинтона был фальшивым, поскольку долг продолжал расти).




Практически все деньги, созданные правительством США и ФРС за последние 20 лет, абсолютно бесполезны. Потому что любые деньги, созданные по желанию из воздуха, по определению являются пустышкой. Если все, что требовалось для создания десятков триллионов долларов, — это нажать на кнопку без производства товаров или услуг, тогда деньги имеют нулевую ценность.

Я понимаю, что заостряю внимание на одной и той же мысли, и делаю это для того, чтобы хотя бы несколько человек могли понять, что может произойти дальше, и, следовательно, подготовить себя и свои финансы.

Так почему же Пауэлл и Лагард не говорят людям, что действия центрального банка разрушают экономику и ценность денег страны.

Если измерять в реальной валюте, в этом столетии доллар потерял 86%, а евро — 82%. Реальная валюта — это, конечно же, золото, поскольку оно сохраняет покупательную способность и является единственным платежным средством, которое сохранилось сквозь века.

Путешествие к нулю будет коротким!

Рынок акций
Между стоимостью акций и прибылью существует недобрый разрыв. Как показано на графике, с 2012 года стоимость удвоилась, а прибыль за 2012-19 гг. осталась неизменной. Сейчас, в 2020, прибыль падает, и за ней последуют акции.

Коррекция вверх индекса Dow Jones завершилась 8 мая, и сейчас он возобновляет нисходящий тренд. Сторонники V-образного восстановления экономики будут шокированы. Месячный Dow достиг максимума в январе 2020 года, и нисходящая тенденция подтвердилась задолго до того, как коронавирус начал доставлять рынкам неприятности.

Последнюю пару недель я говорил, что возобновление нисходящего тренда на фондовом рынке неизбежно, и теперь это очевидно. Большинство участников рынка будут потрясены, так как акции по всему миру упадут ниже мартовских минимумов и продолжат снижаться в долгосрочной перспективе.

Золото и серебро
Многие опасаются, что драгоценные металлы поначалу будут падать вместе с акциями, но вряд ли это так. (к аналогичному выводу приходит также аналитик Mark O'Byrne в своей статье от 9 февраля 2020 — комментарий ЗЗ).

Похоже, в данный момент золото пробивает важный уровень $1 770 долларов. Преодолев «линию Мажино» на отметке $1 350 год назад, оно выросло более чем на 400 долларов или 30%. Шестилетняя консолидация с 2013 года позволила накопить много энергии, которая при следующем шаге вверх толкнет металл выше 2 000 долларов.

Продолжительная борьба за удержание цены серебра ниже $18 долларов подходит к концу. Похоже, LBMA проигрывает бой, поскольку серебро уже пробило данный уровень, удерживавший его с 2014 года, за исключением 3 месяцев в 2016 году. Эта «линия Мажино» еще важнее, поскольку она проходит на 64% ниже пика в 50 долларов. После прорыва металл может взлететь и резко сократить соотношение золото / серебро.

«Кроме того, я думаю, что Карфаген должен быть разрушен», — так говорил Катон Старший в конце каждой речи, которую произносил в Римском Сенате до Третьей Пунической войны 149–146 годов до н.э. В конце концов, его упорство окупилось, и Карфаген, город финикийцев в Северной Африке, был уничтожен. Я выучил эту фразу на латыни в школе; там же изучил римскую историю — и с тех пор они остались со мной.

Причина, по которой я упоминаю об этом, состоит в том, что обычно я, как и Катон, большинство своих статей заканчиваю одинаково, а именно, советом иметь золото в целях сохранения благосостояния, а не для получения прибыли, измеряемой в бумажных деньгах, которые скоро полностью обесценятся. Надеюсь, не только мое понимание золота с исторической точки зрения, но и моя страсть и настойчивость помогут некоторым людям избежать разорения в ближайшие годы.

P.S. Секретной встречи G7, описанной в начале статьи, конечно же, никогда не было. Но должна бы!
Источник: https://www.zolotoy-zapas.ru/
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка обязательна Условия использования материалов