Ситуация напоминает 2015 год: как бизнес платит по счетам в пандемию

Режим самоизоляции и резкое ухудшение экономической ситуации привело к тому, что часть бизнеса весной этого года перестала оплачивать свои счета. То, как российские компании расплачивались с поставщиками в пандемию, напоминает ситуацию в кризисный 2015 год, говорит эксперт.

У российского бизнеса во время пандемии и режима «нерабочих» недель выросло количество неоплаченных счетов от контрагентов, показывают данные аналитиков «СПАРК-Интерфакс». Они проанализировали данные по ежемесячной оплате счетов-фактур и других документов, по которым у клиентов есть обязанность заплатить. С января по май этого года количество счетов и количество компаний, попавших в выборку, менялось, но оставалось в диапазоне 1,4-1,6 млн счетов и 350 000–390 000 российских компаний. Это представители малого и среднего бизнеса, а также крупные предприятия. В выборку попали все отрасли экономики и все регионы.

Выяснилось, что апрель стал худшим с начала года месяцем, если говорить об оплаченных счетах. В срок российские предприниматели смогли оплатить чуть более половины счетов. Число просроченных оплат выросло почти на 10% по сравнению с апрелем 2019 года.

Ситуация напоминает 2015 год: как бизнес платит по счетам в пандемию


В случае с открытыми неоплаченными счетами ситуация ухудшилась в мае: резко выросло число счетов, по которым оплата не поступила.



В 2020 году ситуация с платежной дисциплиной напоминает 2015 год, сказал Forbes руководитель программы «СПАРК — Мониторинг платежей» группы «Интерфакс» Алексей Морсин.

По его словам, в кризисном 2015 году бизнес оплачивал в срок около 60% счетов, пятая часть счетов в тот год оказалась просроченной на месяц, еще 11,5% — на три месяца и более. Для сравнения: в 2014 году 74% счетов оплачивались без просрочки.

«В 2015 году пик неплатежей и просрочки мы увидели во втором и третьем кварталах. Но в 2020 году провальным оказался только апрель, сейчас ситуация исправляется, но пока не достигла докризисного уровня», — сказал Морсин.
Удалось ли избежать кризиса неплатежей

Провалу 2020 года предшествовало несколько лет улучшения платежной дисциплины. РСПП, к примеру, в январе 2020 года в докладе «Состояние российской экономики и деятельность компаний» утверждал, что на протяжении 2019 года проблемы неплатежей со стороны контрагентов и дефицита оборотных средств мешали работе порядка 40% организаций, а в первом месяце 2020 года — 25,8%.

Но уже в начале мая 2020 года первый вице-премьер России Андрей Белоусов предупредил: неплатежи — это главная угроза для производственных цепочек в российской экономике. А 94% из 250 компаний в конце апреле сообщили, что ключевым риском считают банкротство своих контрагентов, показал мониторинг ЦСР. Это может привести к эффекту домино, когда экономически связанные компании банкротятся по цепочке, писали «Ведомости».

Но уже сейчас можно сказать, что проблема неплатежей вновь вернулась на докризисные уровни, сказал Forbes заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло. «В апреле 2020 года неплатежи сдерживали рост выпуска на 25% российских предприятий, сейчас — на 16%, столько же было в январе 2020 года. Все устаканилось», — сказал Цухло Forbes. В апреле 2020 года предприятия ожидали беспрецедентного ухудшения своего финансово-экономического положения. Но уже в июле пессимизм этих прогнозов почти вернулся к прежним уровням, говорится в аналитической записке Института Гайдара о самочувствии российской промышленности после кризисного второго квартала 2020 года. Общий индекс адаптации промышленности от Института Гайдара составил 73% по итогам второго квартала 2020 года. То есть три четверти компаний в российской промышленности оценивали свое состояние как нормальное. В предыдущие три квартала индекс составлял 75%. Одним из тревожных симптомов стало то, что резко (43% против 57% в первом квартале 2020 года) снизилась доля компаний, которые оценили спрос на свою продукцию как достаточный. Таким образом, начало текущего кризиса оказалось для промышленности сложнее, чем начало предыдущего в 2015–2016 годах, резюмируют экономисты института Гайдара.

Более активное, чем ожидалось, восстановление, в частности в сфере малого и среднего бизнеса, зафиксировал и Сбербанк, объемы платежей МСП в начале июля восстановились до уровня февраля-марта 2020, сообщил 16 июля журналистам вице-президент банка Станислав Карташов.
Очаги или пожары

Пока сложно оценить масштаб проблемы неплатежей и ее влияния на экономику, поскольку нет достаточного количества данных, считает руководитель направления анализа и прогнозирования развития отраслей реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников. Но очевидно, что экономика оказалась более устойчивой к распространению неплатежей, так как в ней короткие цепочки создания стоимости и взаимодействия контрагентов, из-за этого «импульс неплатежей будет затухать», уверен он.

«Будут очаги: затухающие импульсы неплатежей от автопрома, платных услуг и авиаотрасли», — добавляет он.

Сейчас действует мораторий на банкротство юрлиц, и сложно пока говорить о кризисе неплатежей, напоминает руководитель направления «Правовое развитие» ЦСР Максим Башкатов. Он настроен более пессимистично: «После снятия моратория суды ожидает волна заявлений о признании должников банкротами, сравнимая разве что с 1 октября 2015 года, когда вступили в силу нормы о банкротстве физических лиц. Нужно быть готовым к этому заранее. Есть сомнения, что электронные сервисы арбитражных судов с легкостью справятся с потоком».
Источник: http://www.forbes.ru/
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка обязательна Условия использования материалов