Металл в британских монетах: откуда взялся и как сюда попал?

Позвольте лучшим трейдерам торговать за вас!

Автоматически копируйте самых успешных трейдеров PrimeXBT и зарабатывать вместе с ними

Аналитик и инвестор Грэхем Берч написал книгу о происхождении золота и серебра в британских монетах. Она будет полезна для тех, кто хочет узнать больше о происхождении британских монет и понять истинную ценность драгметаллов в мире бумажных денег.

Экономическая реакция на пандемию COVID-19 со стороны правительств по всему миру будет влиять на рынки капитала еще долгие годы. В Великобритании большая часть людей просто благодарна за быстрые и решительные действия, и лишь немногие задумались, каковы будут вероятные долгосрочные последствия. Суровая правда заключается в том, что мы уже начали расплачиваться путем значительного разбавления базовой стоимости нашей валюты, и этот процесс продолжается, что помогает объяснить, почему цена на золото недавно достигла нового максимума.

Когда правительству задают вопросы, оно сообщает общественности, что деньги на стимулирование экономики были «взяты в долг». Хотя это технически верно, тем не менее, это обман. Не найдется столько реальных инвесторов, готовых покупать британские государственные облигации по нулевой процентной ставке на фоне неопределенности, вызванной COVID-19 и надвигающимся фиаско с брекситом.


В конечном итоге только Банк Англии купит облигации в необходимом количестве. Однако загвоздка заключается в том, что деньги, которые Банк использует для покупки облигаций, волшебным образом возникнут в результате расширения баланса центробанка. Учитывая, что Банк Англии полностью принадлежит британскому правительству, становится понятно, что на самом деле Казначейство занимает деньги у самого себя.

Нет предела количеству денег, которые могут быть собраны таким образом, а процесс «займа» все продолжается, что не может не радовать политиков. Альтернативным разумным подходом было бы повышение налогов и сокращение расходов после того, как пандемия закончится, но экономика слишком слаба для этого, и в любом случае это было бы политическим самоубийством для премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона. С учетом низкого уровня инфляции, Джонсону вероятно кажется, что текущая денежно-кредитная политика — «бесплатный сыр». Но действительно ли все так просто?

История может дать ответ на этот вопрос. В своей новой книге доктор Грэхем Берч исследует двухтысячелетний отрезок времени с момента появления золотых монет в Британии до наших дней. В книге рассматриваются некоторые основные вопросы о том, как Великобритания получила свое богатство и откуда оно взялось. Конечно, с исторической точки зрения это правда, что нынешняя ситуация, в которой министр финансов Риши Сунак может создавать деньги одним росчерком ручки, в высшей степени ненормальна.

На протяжении большей части британской истории новую денежную массу можно было получить только за счет торговли, добычи полезных ископаемых или военных действий. Контраст между прошлым и настоящим разительный.


Металл в британских монетах: откуда взялся и как сюда попал?


Деньги, как результат торговли
Золотые и серебряные монеты были изобретены в 610 году до нашей эры в Лидии, на территории современной Турции. Выгоды для торговли были огромными, и использование монет быстро распространилось по Средиземному морю. Греческие и македонские монеты исключительного качества и чистоты сыграли решающую роль в развитии известной нам цивилизации. Британия опоздала в чеканке монет, и первые монеты появились только во втором веке до нашей эры. Золото и серебро для доримских монет Британии поступали через торговлю. Британские кельтские племена в южной Англии поставляли наемников и сырье своим собратьям на ближнем континенте и разработали систему чеканки монет из золота и серебра для местного использования.

Дизайн для них был выполнен в кельтском стиле, но в некоторой степени основывался на золотых статерах Филиппа Македонского, распространенных в Средиземноморском регионе. Золото для этих ранних британских монет в конечном итоге поступало из таких шахт, как Крениды и Маунт-Пангеум в северной Греции. Эти монеты перерабатывались и обесценивались несколько раз, прежде чем оказаться в Англии.




После римского вторжения в 43 году нашей эры богатство Британии стало зависеть от зарплаты солдат, дислоцированных там. В любой момент времени Рим размещал в Британии три или четыре легиона, и их богатство создавало потребительский бум, который резко повышал уровень жизни. Собственное золото и серебро Рим поставлял в основном из рудников в Испании, и некоторые из них, такие как золотой рудник Лас-Медулас и серебряные рудники Рио-Тинто, считались большими даже по современным стандартам.

После ухода римлян в 410 году нашей эры выявилась неустойчивость британской экономической модели, и последовавший экономический / политический крах длился веками. Как бы завидовали военачальники темных веков способности Риши Сунака производить деньги из воздуха.

Перенесемся в эпоху европейского возрождения и открытий. В Британии бушевала жажда исследований, но стоили они слишком дорого для отдельно взятых людей. Это привело к образованию акционерных компаний, таких как Королевская африканская компания, Ост-Индская компания и Южно-морская компания. Эти хорошо обеспеченные ресурсами предприятия, поддерживаемые акционерами, могли торговать по всему миру и получать огромные доходы.

Королевская африканская компания построила форты по всей Западной Африке, где она могла продавать английское оружие, ткани и металлические изделия африканским вождям в обмен на золото. Англичане никогда не осмеливались заходить далеко вглубь страны и поэтому никогда не видели стратегически секретных золотых месторождений, расположенных на территории нынешней Ганы.




Чтобы повысить прибыльность плавания, корабли не всегда сразу возвращались в Англию после продажи товаров. Вместо этого Королевская африканская компания покупала рабов на месте, которые затем переправлялись в Америку / Карибский бассейн в обмен на тропические товары, такие как сахар. Эта сделка стала известна как «Кровавый треугольник», и ее невыразимая жестокость до сих пор вызывает резонанс. Большое количество западноафриканского золота было привезено в Англию, и монеты, отчеканенные из этого металла, отличало изображение слона под бюстом короля.

Слон очаровал публику, и эти монеты Британии стали называть «гинеями». Работорговля прекратилась, но в некоторых отношениях купеческая торговля продолжалась. В стране осталось немного золота, добытого в Гане, большая часть идет на экспорт в обмен на промышленные товары.

Ост-Индская компания (ОИК) была основана Елизаветой I для реализации торговых возможностей в Индии и Китае. Экзотические ткани и специи высоко ценились в Европе и приносили огромную прибыль, особенно с учетом того, что ОИК имела монополию на торговлю. Но наибольшую прибыль принесла возможность совершения арбитражных операций с драгоценными металлами. Импорт огромного количества серебра в Испанию из Южной Америки деформировал рынки, и соотношение золота и серебра в Европе составляло около 14:1, тогда как в Китае и Индии оно было меньше 10:1. Этот уровень означал почти безрисковую прибыль, то есть ОИК постоянно экспортировал серебро и импортировал золото в Великобританию. Компания отправила часть золота на Королевский монетный двор для чеканки гиней, отмеченных корпоративным логотипом под головой короля. ОИК была институционально коррумпирована, и эти отличительные золотые монеты Британии, скорее всего, использовались для подкупа государственных чиновников.

Добыча золота и серебра



Королева Елизавета I завидовала потоку драгметаллов, хлынувшему в Испанию из Перу и Мексики. Она хотела чего-то подобного для Англии и при этом поближе к дому. Поэтому она приватизировала права на добычу полезных ископаемых и позволила создать акционерное общество, чтобы использовать возможности британской добычи полезных ископаемых. Это сработало, и к семнадцатому веку такие предприниматели, как сэр Хью Миддлтон и Томас Бушелл, применили новую технологию добычи и плавки для разработки подземных свинцово-серебряных рудников в Уэльсе, которые поставляли серебро на Монетный двор. На монетах, сделанных из этого металла есть шлейф, указывающий на происхождение металла.

Когда в 1642 году разразилась гражданская война, Бушелл в одиночку обеспечил короля финансами для армии, используя добытое в Уэльсе серебро вместе с металлом, «заимствованным» у богатых людей и оксфордских колледжей. У Бушелла не было доступа к золоту, и поэтому для чеканки монет большого достоинства ему приходилось чеканить серебряные фунты весом более четырех унций каждый.




К началу восемнадцатого века Британия обладала процветающей «младшей» горнодобывающей промышленностью, как, например, компания Mine Adventurers, обеспечивающая активную разведку и спекулятивную прибыль. Сегодняшние инвесторы узнают стиль рекламных буклетов, издаваемых этими компаниями, некоторые из которых оказались настоящими мошенниками.

К девятнадцатому веку денежные потребности Британской империи были огромны, и, по стечению обстоятельств, ответ нашелся на территории Содружества. Золотая лихорадка в Австралии, Канаде и Южной Африке принесла Великобритании огромные запасы золота, укрепив положение Лондона как главного финансового центра мира. Из этого золота чеканилисотни миллионов соверенов. Одна из каждых двадцати унций золота, добытого за всю мировую историю, была использована для производства этих знаковых монет. В конце концов, стало ясно, что производить соверены удобнее близко к рудникам; не было необходимости отправлять все необработанное золото обратно в Лондон. В целях проверки Королевский монетный двор спрятал на монетах маленькие буквы, чтобы показать, откуда взялось золото; например, «S» для Сиднея, «P» для Перта и «C» для Канады.

Захваченное золото и серебро
В XVI-XVIII веках в денежной массе Европы преобладали драгметаллы, добытые в испанских колониях, и корабли с сокровищами, переправлявшие их через Атлантику, были соблазнительной мишенью. Первая попытка Англии захватить золото и серебро была предпринята в 1577–1580 годах во время кругосветного плавания, организованного Фрэнсисом Дрейком. Эта экспедиция финансировалась частными спонсорами, в том числе и королевой Елизаветой I. Путешествие Дрейка закончилось успешно, и доли королевы в добыче хватило, чтобы выплатить весь внешний долг Англии, а оставшиеся 42 000 фунтов стерлингов королева вложила в торговые компании.

Экономист Джон Мейнард Кейнс использовал этот пример, чтобы продемонстрировать силу сложных инвестиций. Он отметил, что, выплатив внешний долг Англии, королева Елизавета поставила Англию на прочную основу. Оставшиеся 42 000 фунтов стерлингов были вложены в Ост-Индскую компанию. Ее прибыль стала основой для будущих международных резервов Великобритании. Кейнс подсчитал, что к 1930 году каждый 1 фунт стерлингов, вложенный Елизаветой в 1580 году, составлял 100 000 фунтов стерлингов.




Для нумизматов одна из любимых историй о захваченных сокровищах относится к 1745 году, когда каперы «Королевской семьи», флота военных кораблей, лицензированных британским правительством и финансируемых богатыми английскими инвесторами, атаковали три корабля: Луи Эразм, Маркиз д'Антин и Нотр-Дам-де-Деливеранс. Последний из них был сильно поврежден во время столкновения и сумел скрыться, но впоследствии был захвачен Королевским флотом в Новой Шотландии.

Два корабля перевозили восемьдесят тонн золота и серебра на сумму 710.000 фунтов стерлингов. На третьем находилось тридцать тонн металлов. В сегодняшних деньгах груз стоил 400 миллионов долларов. Это богатство вместе с другими сокровищами, захваченными примерно в то же время, увеличили ВВП Великобритании на 4-5%. Каперы королевской семьи ссудили деньги правительству, у которого в то время было мало наличных. Монеты, отчеканенные из этих драгметаллов, были специально помечены словом «LIMA» (место захвата груза).

Сокровища с затонувших кораблей
Последняя история в книге доктора Грэхема Берча рассказывает о спасении корабля с сокровищами. В 1941 году корабль SS Gairsoppa перевозил из Индии в Лондон груз серебра, предназначенный для Королевского монетного двора. Он отстал от флота и был потоплен немецкой подводной лодкой у западного побережья Ирландии. В 2010 году британское правительство провело тендер на поиск и поднятие серебра со дна. Его выиграла американская компания Odyssey Marine Exploration.

Компания быстро определила место крушения, но обнаружила, что корабль с сокровищем лежит на глубине 4700 метров, что почти на километр глубже, чем Титаник. Совершив сложный инженерный подвиг, компания использовала роботов, чтобы разрезать сталь Gairsoppa и извлечь серебро - 48 тонн в 2012 году и еще 61 тонну в 2013 году. Часть этого серебра затем была отчеканена в инвестиционные монеты Королевским монетным двором 70 лет спустя.




Колоссальные усилия
Эти и другие истории из книги «Металл в британских монетах» служат для того, чтобы подчеркнуть исключительные усилия, которые были приложены для того, чтобы обогатить Британию. Когда валюта страны держится на стандарте драгоценных металлов, для создания нового богатства требуются кровь, пот и слезы. Золото и серебро нельзя сотворить из воздуха, их нужно заработать, и поэтому драгметаллы являются основой ценности.

Хотя мы считаем количественное смягчение современном явлением, на самом деле оно возникло еще в 1931 году, когда Великобритания отказалась от золотого стандарта.




Золото и серебро перестали играть роль валютных металлов несколько раньше, со времен Первой мировой войны. В течение нескольких дней после начала войны правительство выпустило две банкноты, фунт стерлингов и десять шиллингов, взамен соверенов и полусоверенов. Оно также предоставило возможность получить военные облигации. Все это было направлено на то, чтобы забрать золото из частных рук и передать его в государственные запасы в обмен на бумажные деньги.

К лету 1915 года золото стало редкостью, и к концу войны почти весь драгметалл, который находился в обращении в Великобритании, 732 тонны, был изъят (33 миллиарда фунтов стерлингов в сегодняшних деньгах), обменян на банкноты или военные облигации. Это была фантастическая «сделка» для правительства, и люди были обманом вовлечены в нее политиками. Дэвид Ллойд Джордж, военный министр финансов, знал, что золото — это «высшие деньги», поэтому выступил с таким заявлением:

Любой, кто из корыстных побуждений жадности, излишней осторожности или трусости изо всех сил пытается спрятать золото и присвоить его себе, — пусть будет ясно, что он помогает врагам своего родного народа, и он, вероятно, помогает им более эффективно, чем если бы он взял в руки оружие.


Оглядываясь назад, мы теперь знаем, что демонетизация золота была первым шагом на долгом и тернистом пути к нашей собственной прискорбной денежной системе.

Чем закончился обмен золота на бумажные деньги
Сегодня экономисты размышляют о последствиях последнего агрессивного количественного смягчения, задаваясь вопросом, приведет ли оно к инфляции, если уравновесить дефляционные аспекты COVID-19. Но смотреть на этот процесс в краткосрочной перспективе неправильно, вместо этого мы должны взглянуть на историю, чтобы оценить долгосрочные последствия печатания денег.

Для начала стоит проанализировать, как обстоят дела с фунтом после того, как Ллойд Джордж отозвал соверены. К слову, результаты неутешительные. Ровно сто лет назад еще можно было обменять фунт на соверен и обратно. Сегодня один соверен стоит 360 фунтов стерлингов, так что за один долгий срок жизни фунт стерлингов обесценился по отношению к золоту на 99,7%. Аналогичная ситуация произошла и с другими валютами.

Канадцы, которых также попросили поменять свои золотые монеты номиналом 10 и 5 долларов на бумажные, преуспели немного лучше, чем британцы, потеряв всего 99,1% в своей валюте по отношению к золоту. С такими суровыми цифрами мы не можем быть уверены, что картина изменится в лучшую сторону. Золото, похоже, всегда будет лучше фунта стерлингов и любой другой бумажной валюты. И теперь уже нет возможность компенсировать разницу, чтобы сделать владение валютой более приемлемым.


За первые восемь месяцев 2020 года кризис, вызванный коронавирусной инфекцией, вынудил Великобританию выпустить облигаций на рекордную сумму в 385 миллиардов фунтов стерлингов. Около 300 миллиардов из этой суммы были поддержаны программой покупки облигаций Банка Англии. Чистый объем новых заимствований Великобритании в 2020 году должен превысить 400 миллиардов фунтов стерлингов, и эта цифра может быть намного выше, если произойдет вторая волна заболеваний. Итак, как для организаций, так и для частных лиц уроки истории очевидны: современные бумажные деньги — очень плохое вложение, особенно, когда темпы печатания денег такие высокие.

Более 50 рынков. Один счёт

Торгуйте Криптовалютами, Индексами, Товарами и Forex с одного аккаунта

Источник: https://www.zolotoy-zapas.ru/

Не верит ФРС в вакцину...
Периодика
Читая протоколы ФРС
Фундамент
Медведи начнут продавать
Криптовалюта | Bitcoin (BTC|USD)
Экономисты подвели промежуточные итоги пандемического кризиса для отечественного рынка
finversia.ru | Периодика
ФРС – ожидания нулевых ставок продлеваются до 2023 года
ИХ "Финам" | Фундамент
Авиакомпании США просят у Трампа еще $25 млрд
finversia.ru | Новости
TitkTok ждет решения Трампа
The New York Times | Новости
Цена природного газа в США упала более чем на 9%
Pro Finance Service | Товары | Natural Gas
Саудовская Аравия дала понять, что не потерпит читерства в ОПЕК+
Bloomberg | Товары | Oil
Проявили стойкость к резкому ухудшению ситуации на мировых рынках
БКС Экспресс | Акции

Еще материалы
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=519637 обязательна Условия использования материалов