Помогите, дефолт!

25 мая 2009 ---
...

Bitcoin против HUH Token: освобождение развивающихся стран от финансовой гегемонии США


Кризис. Когда-то советские граждане оклеивали бесполезными облигациями сундуки. Что делать владельцам дефолтных корпоративных бумаг сегодня, попытался в­ыяснить «Ф.» Кризис. Когда-то советские граждане оклеивали бесполезными облигациями сундуки. Что делать владельцам дефолтных корпоративных бумаг сегодня, попытался в­ыяснить «Ф.».

Вопреки распространенному мнению, до кризиса облигации российских компаний добавляли в свои портфели не только крупные покупатели. В прошлом году так поступило немало обычных частных инвесторов. Это был период, когда уже произошли первые дефолты заемщиков. Рынок чувствовал опасность новых отказов расплачиваться по долгам, и переоценка рисков вернула доходности целого ряда бумаг выше двадцатипроцентной отметки. Вкладываться в облигации вновь стало выгоднее (хотя и опаснее), чем открывать срочные вклады в банках.

Ноль реакции. В отличие от профессиональных участников рынка, мелкие инвесторы не располагают собственными юристами, чтобы выбивать долги с корпораций, допустивших дефолты. Более того, граждане просто не знают, как им быть, если в назначенную дату не поступает выплата по купону либо средства от погашения облигаций. Первое, что напрашивается в этой ситуации, – попросить поддержки у брокерской компании, через которую были куплены бумаги.

Каким окажется результат? Вот пример. Читатель «Ф.» Виталий Яковлев около года назад приобрел на 47 тыс. руб­лей облигации «Инком-лады» (входит в холдинг «Инком-авто»). Еще в феврале по выпуску произошли технический, а затем и реальный дефолты. Судя по отрывочным сведениям из интернета, эмитент – банкрот. Предоставим слово самому Виталию Яковлеву: «Попытки найти официальные данные по этому вопросу успехом не увенчались. Когда я запросил информацию, а также совет о дальнейших действиях у своего брокера «Алор+», то мне напомнили, что брокер – это лишь посредник при приобретении ценных бумаг, и заявили, что не дают подобных консультаций. Приведенные мной ссылки на сайт, где клиентам обещана полноценная информационная поддержка, не возымели никакого действия».

Мы попросили комментарий у заместителя гендиректора «Алор Групп» Бориса Соловьева. По его словам, за информацией Виталию Яковлеву, как и другим владельцам дефолтных облигаций, нужно обращаться не к брокеру, а либо к самому эмитенту, либо к организатору выпуска. Далее возможны два варианта: сидеть и ждать предложения о реструктуризации займа (его можно и не дождаться) или же подавать в суд. «Мы готовы оказывать консультационные услуги, но они платные и адресованы другому типу клиентов – держателям более крупных пакетов», – говорит Борис Соловьев.

Ноль информации. Брокер не несет никаких обязательств перед клиентами, которым он продал облигации, впоследствии ставшие дефолтными, подтверждает управляющий партнер юридической компании «Каменская и партнеры» Татьяна Каменская. «Частному инвестору можно посоветовать, помимо инициирования судебного процесса, обратиться к крупному держателю бумаг соответствующего эмитента для выработки консолидированной позиции», – считает собеседник «Ф.».

Однако из официальной открытой информации невозможно даже просто узнать, кто является крупным владельцем тех или иных облигаций. К тому же еще не факт, что такой кредитор захочет возиться с обладателями копеечных, по его меркам, пакетов.

Фактически частные инвесторы, столкнувшиеся с неплатежами, попадают в полный информационный вакуум. Приведем жалобу еще одного читателя «Ф.»: «Я являюсь владельцем биржевых облигаций «РБК Информационные системы», по которым 24 марта допущен дефолт по погашению номинала и купона. Бумага пропала из списка торгуемых на бирже. Больше никаких официальных сведений о судьбе долга нет. На страничке РБК «для инвесторов» ничего не говорится о планах по реструктуризации».

Как выяснилось, в портфеле Виталия Яковлева тоже имеются данные бумаги. Он направлял запрос по электронной почте в отдел по связям с инвесторами РБК. Оттуда пришел ответ, где говорится о завершающихся переговорах с банками, владеющими около 70% всех долгов холдинга. Ориентировочно до конца мая с ними будет подписано соглашение, к которому затем смогут присоединиться держатели мелких пакетов облигаций. Компания обещает известить всех инвесторов о готовности документов.

А вот с представителями «Инком-лады» Виталию Яковлеву связаться вообще не удалось.

Ноль денег. Хорошо, платеж не поступил, от эмитента нет новостей и брокер не помощник. Может, обратиться к организатору размещения?

Рассказывает замначальника аналитического управления «Велес Капитала» Иван Манаенко: «Как правило, организаторы и андеррайтеры никакой ответственности по займам не несут, и на этапе вторичного обращения облигаций выполняют лишь технические функции. В лучшем случае от них можно получить информацию, ре­транс­ли­ру­е­мую от заемщика». Но бывает, что эмитент назначает бывшего организатора агентом по реструктуризации. Либо тот и сам попадает впросак – застревает в бумагах, ставших дефолтными, поэ­то­му заинтересован объединить вокруг себя других кредиторов. Тогда общение может оказаться более полезным.

Предложение о реструктуризации, то есть откладывании полного расчета, обычно нравится инвесторам больше, чем начало банкротства. Так, по данным «Велес Капитала», «Разгуляй» договорился о погашении 25% выпуска, а большая его часть будет обращаться еще год с купонным доходом в 17% годовых. «Магнезит» готов расплатиться за 50% займа, оставшуюся долю погасить в течение 17 месяцев, доходность составит 19%. «Топ-книга» обязалась выплачивать долг ежеквартально равными долями в течение года, была предложена ставка в 20%.

А если у инвестора остается только вариант судебной тяжбы? «Принятие судом решения о взыскании долга в пользу владельца облигации не всегда влечет выплату денег. Такая ситуация возникает как ввиду отсутствия средств, так и сокрытия должником имею­щихся у него ресурсов», – говорит адвокат юридической компании «Велес Лекс» Асия Шуличенко. Владельцы облигаций – в третьей очереди кредиторов, и высока вероятность, что после завершения перво­очередных расчетов для них уже ничего не останется от продажи активов.

Дополнительные затраты, потеря времени и, главное, туманные перспективы получения денег – все это отпугивает владельцев мелких пакетов от обращения в суд. «Как правило, возврат долга оказывается более эффективным, если пострадавшие инвесторы объединяют усилия», – прио­бодряет руководитель управления анализа и развития ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Сергей Давыдкин. «По опыту последних месяцев держатели небольших пакетов кооперируются и подают групповые иски, дабы снизить издержки и затраты на юристов», – напоминает начальник управления анализа долговых рынков «Открытия» Владимир Малиновский.

Кто виноват. Страдают все владельцы дефолтных бумаг, но о частных лицах разговор всегда особый. «Моральную ответственность перед ними может нести инвестбанк, размещавший облигации, или аналитик, рекомендовавший покупки, но брокер – никогда», – категоричен управляющий директор «КИТ Финанса» Вадим Бараусов. Лучшая поддержка, которую можно оказать клиенту, – вовремя предупредить о возможных проблемах с вложениями, продолжает тему Сергей Давыдкин. Новички зачастую не осознают, что дешевые облигации и дешевые акции – принципиально разные вещи

Олег Мальцев
...

DhabiCoin - осталось несколько часов, чтобы войти в историю крипторынка


...

LuckyCrypto запускает 400% бонус на депозит и 50 фриспинов для пользователей по всему миру


/templates/new/dleimages/no_icon.gif (C) Источник
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=52052 обязательна Условия использования материалов