Кто заработает на пандемии, а кому придется затянуть пояса

3 ноября 2020 Financial Times | Периодика
Многие компании — от технологий до туризма — могут столкнуться с болезненными экономическими последствиями

В прошлом году 40 крупнейших компаний, зарегистрированных во Франции, получили за 12 месяцев совокупную чистую прибыль в размере €82 млрд. Но в разгар пандемии эта прибыль испарилась всего за шесть месяцев. Анализ, проведенный бухгалтерской фирмой EY, показал, что в первой половине этого года французские компании CAC40 в совокупности получили чистую нулевую прибыль. Это всего лишь один пугающий пример в длинном списке, который отражает разрушительные последствия Covid-19 для мировой экономики и предприятий.

К апрелю — всего через четыре месяца после первого зарегистрированного случая заболевания Covid-19 за пределами Китая — перестали летать 90% пассажирских самолетов в мире. По данным Всемирного банка, в том же месяце мировой объем производства в обрабатывающей промышленности сократился на 20%. А в период с апреля по июнь постоянной работы лишились 400 млн человек. ОЭСР прогнозирует, что мировая экономика сократится в этом году на 4.5%, после чего рост возобновится в 2021 году.

Но будет ли рост обусловлен теми же факторами, или вирус коренным образом изменил структуру потребительских расходов? Какие отрасли выйдут победителями, а какие проиграют в результате столь беспрецедентных потрясений в мировой экономике?

На первый взгляд, победители кажутся очевидными. Это технологические компании — такие как Facebook, Amazon, Microsoft и Google, — которые помогают людям поддерживать связь, совершать покупки и работать, даже находясь дома; компании, обеспечивающие потоковую передачу мультимедийных данных, благодаря которым миллионы людей смогли развлекаться, когда им запретили обедать в ресторанах, путешествовать и ходить в кино; и фармацевтические компании, стремящиеся как можно быстрее разработать вакцины и препараты.

Согласно исследованию Всемирного банка, в странах, которые пострадали от Covid-19 (где зарегистрировано как минимум 10 случаев заболевания), наблюдается рост информационных и коммуникационных услуг на 46-77%. По прогнозам исследовательской группы eMarketer, онлайн-покупки в США подскочат на 18% до $710 млрд, стимулируя другие секторы, такие как логистика.

Среди проигравших, безусловно, оказались авиация, туризм и сфера досуга. В том же исследовании Всемирного банка говорится о снижение спроса на гостиничные и ресторанные услуги на 67-79% в странах с минимум 10 подтвержденными случаями заболевания Covid-19. Несложно променять вечер в кинотеатре на просмотр фильма на Netflix, а вот провести ночь в отеле или выходные в Париже в онлайн-формате намного сложнее.

Неопределенность сохраняется
Однако, как утверждает Бахидж Эль-Райес, партнер консалтинговой компании Kearney, статистика по Covid-19 не отражает полную картину. Дело не только в том, что рост безработицы повлияет на потребительские расходы, но и окончание пандемии не обязательно означает конец неопределенности.

«Один кризис накладывается на другой. Это неопределенность по поводу Брекзита, рецессии и изменения климата», — отметил он.

Потребители станут разборчивее в своих расходах, даже в тратах на технологии. Джордан Штраус, управляющий директор консалтинговой компании Kroll, согласен с этим. В начале пандемии он помогал создавать «тепловую карту» Covid-19 — сводный график, отражающий социальные и экономические последствия пандемии в 61 регионе и десятках секторов. Отслеживая общедоступные и обязательные отчеты, тепловая карта пытается определить тенденции изменения потребительского и делового поведения на фоне Covid-19. По словам Штрауса, основной вывод заключается в том, что любой, кто производит «несрочные» продукты, «сильно пострадает».

«Если копнуть поглубже, то становится очевидно, что пострадали многие компании. Да, будет несколько крупных победителей, но все остальные столкнуться с теми же последствиями от катастрофической экономики», — добавил он.

Это относится ко всем секторам — от технологий и фармацевтики до отелей и туризма, считает он. Фармацевтические компании, производящие продукты, которые покупатели приобретают по своему усмотрению — например, Виагру — могут столкнуться с тем, что потребители больше не хотят тратиться на дорогие товары, которые не являются предметами первой необходимости. Умные часы могут оказаться уже не столь необходимыми, как смартфоны, а сейчас это важный атрибут повседневной жизни.

Новые тренды
Тенденция, ориентированная на соотношение цена/качество, сильнее всего ударит по индустрии туризма, где на долю богатых корпоративных клиентов приходится непропорционально большая прибыль. Например, в сфере авиаперевозок бизнес-путешественники «приносят ведущим авиакомпаниям от 55 до 75% прибыли, но на их долю приходится всего лишь 10% пассажиров», отмечает Рок Ханна, старший партнер McKinsey.

Однако многие уже открыли для себя преимущества домашних видеоконференций. Опрос, проведенный McKinsey в 14 странах, показал, что 70-80% сотрудников, принимающих решения, планируют уделять больше внимания цифровой и дистанционной торговле, а не личному общению.

По мнению Рока Ханны, любой сектор, зависящий от корпоративного бизнеса, «должен разработать бизнес-модель, которая отражает совершенно иной профиль спроса». Гостиницы могут сдавать номера в качестве временных рабочих мест. Лоукостеры имеют преимущества по сравнению с традиционными перевозчиками, которые, как отмечают аналитики, страдают из-за дорогостоящих, устоявшихся методов работы.

Скотт Дэвис, исполнительный директор компании Melius Research, занимающейся фондовым анализом, отметил, что многие факторы, которые, как ожидается, повлияют на потребителей, такие как покупка устойчивых продуктов, использование видеоконференций или онлайн-торговли, существовали и до пандемии.

«Просто из-за этого все происходит быстрее», — считает он.

Хорошая новость для пострадавших компаний в том, что появляются некоторые признаки восстановления в промышленном мире, который был вынужден перестроить работу заводов, чтобы обеспечить непрерывное производство даже во время пика пандемии.

«Восстановление макроэкономики идет быстрыми темпами и опережает ожидания. Запасы сокращаются, появляется довольно много заказов», — отметил Дэвис.

Он также с воодушевлением добавил, что, когда большие сегменты экономики начинают восстанавливаться, «это влечет за собой всех остальных».
Источник: http://www.ft.com/
http://www.profinance.ru/

Bank of America: «приток капитала в биткоин выше, чем в технологические компании»
Thomson Reuters | Криптовалюта | Bitcoin (BTC|USD)
На сколько реальна угроза санкций против РФ?
PRAVDA Invest | Периодика | USD|RUB
4 типа психологии инвесторов
Доходъ | Психология
Молодежь покупает биткоин, чтобы быть в тренде
BeInCrypto | Криптовалюта | Bitcoin (BTC|USD)
Нефть торгуется с повышением
TeleTrade | Товары | Oil
Taproot как угроза приватности: почему критикуют грядущее обновление биткоина
ForkLog | Криптовалюта | Главное | Bitcoin (BTC|USD)
Золото демонстрирует позитивную динамику
TeleTrade | Металлы | Gold (XAU/USD)
Спенсер Нун указал на 11 метрик, говорящих о продолжении роста цены Ethereum
TTRCoin.com | Криптовалюта | Ethereum (ETH|USD)
Компания уходит на делистинг. Продавать или нет?
Открытый журнал | Компании | Статьи
«Золото: деньги прошлого и будущего» История золотого стандарта
Открытый журнал | Макулатура

Еще материалы
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=529740 обязательна Условия использования материалов